Жалоба пушкин анализ

«Дорожные жалобы» А. Пушкин

«Дорожные жалобы» Александр Пушкин

Долго ль мне гулять на свете
То в коляске, то верхом,
То в кибитке, то в карете,
То в телеге, то пешком?

Не в наследственной берлоге,
Не средь отческих могил,
На большой мне, знать, дороге
Умереть господь судил,

На каменьях под копытом,
На горе под колесом,
Иль во рву, водой размытом,
Под разобранным мостом.

Иль чума меня подцепит,
Иль мороз окостенит,
Иль мне в лоб шлагбаум влепит
Непроворный инвалид.

Иль в лесу под нож злодею
Попадуся в стороне,
Иль со скуки околею
Где-нибудь в карантине.

Долго ль мне в тоске голодной
Пост невольный соблюдать
И телятиной холодной
Трюфли Яра поминать?

То ли дело быть на месте,
По Мясницкой разъезжать,
О деревне, о невесте
На досуге помышлять!

То ли дело рюмка рома,
Ночью сон, поутру чай;
То ли дело, братцы, дома.
Ну, пошел же, погоняй.

Анализ стихотворения Пушкина «Дорожные жалобы»

В 1836 году Пушкин планировал издать сборник, включив в него раздел под названием «Стихи, сочиненные во время путешествия (1829)». Небольшая серия состояла из девяти лирических произведений, среди них – «Дорожные жалобы». В настоящее время исследователи творчества Александра Сергеевича воспринимают ее в качестве особого кавказского цикла. Название раздела не совсем соответствует действительности. Большая часть стихотворений дорабатывалась после поездки, в 1830 году. По мнению известного пушкиниста Натана Яковлевича Эйдельмана, «Дорожные жалобы» и вовсе полностью написаны в рамках пребывания поэта в Болдине. Согласно замыслу Александра Сергеевича, именно это философское произведение должно было открывать кавказский цикл.

Первая строфа стихотворения отличается динамичностью. Далее темп несколько снижается, но сильное замедление происходит только после пятого четверостишия. Используя многочисленные анафоры, Пушкин перечисляет возможные варианты завершения жизненного пути. У читателей создается иллюзия, будто автор учитывает все вероятные финалы, при этом все они выглядят не слишком благородно. Границы обобщения поэт значительно расширяет, обращаясь во второй строфе к народно-песенной форме речи:
…На большой мне, знать, дороге
Умереть господь судил…

Ближе к концу стихотворения Александр Сергеевич прибегает к стилистическому снижению при помощи шутки, поворота к домашней интимности:
Долго ль мне в тоске голодной
Пост невольный соблюдать
И телятиной холодной
Трюфли Яра поминать?
В финале лирический герой от мыслей о смерти возвращается к реальной дороге, конца которой будто и не предвидится: «Ну, пошел же, погоняй. ».

«Дорожные жалобы» близки к дружественным посланиям, которые Пушкин писал в 1820-х годах. Их объединяет способность поэта рассуждать о вещах серьезных в ироническом тоне. Александр Сергеевич предпочитает не удостаивать важные бытийные вопросы должным почтением. Когда он перечисляет опасности, поджидающие путешественника в пути, их избыточность приводит к возникновению комического эффекта. Лирический герой не слишком страшится вероятных угроз. Безбоязненность – одна из отличительных черт самого Пушкина. Жизнь – это дорога. Прогулки по ней представляют собой невероятное счастье, пусть и омраченное порой опасностями и оторванностью от домашнего очага.

Жалоба пушкин анализ

Наверное, несложно догадаться, что это слово «лес». В первом двустишии претворена мысль о чём-то вечном в природе, о нетленности сущего. Здесь дан великолепный троп, поражающий своей красотой и необычностью, — «патриарх лесов». Во втором же образ «леса» снижен до места обитания разбойников и злодеев. Здесь он не вызывает размышлений о красоте и величественности природы, он просто необходим поэту для передачи своих соображений. К тому же Пушкин ставит «лес» в разном числе. В «Брожу ли я…» множественное число помогает закрепить обобщающий характер всего размышления, в «Дорожных жалобах» единственное число лишний раз подтверждает однозначное видение «леса» — скопления деревьев и поля деятельности разбойников.
Особое место занимает образ дуба — «патриарха лесов». Он не единожды встречается в лирике Пушкина. Вспомним стихотворение «Когда за городом, задумчив, я брожу…» (1836). В нём поднята та же тема, что и в рассматриваемых нами стихотворениях,- смертность человека и вечность природы, равнодушно наблюдающей за ним, как говорится, sub specie acternitatis ( С точки зрения вечности (лат.) ). И здесь вновь появляется образ «дуба», дерева, растущего среди могил, «у гробового входа»:

Стоит широко дуб над важными гробами,
Колеблясь и шумя…

Если говорить о стилистических особенностях этого стихотворения, то здесь как раз наблюдается «смешение стилей». Стихотворение как бы делится на две части. Первая наполнена просторечными словами: «гниют», «плюнуть» и сниженными образами: «по старом рогаче вдовицы плач амурный», «гробницы… в болоте кое-как стеснённые рядком», «отвинченные урны», «могилы склизкие» (звучит весьма современно, не правда ли?):

…Могилы склизкие, которы также тут,
Зеваючи, жильцов к себе на утро ждут,-

Эта часть по стилю напоминает «Дорожные жалобы». А вот во второй части эти образы сменяются другими:

Осеннею порой, в вечерней тишине,
В деревне посещать кладбище родовое,
Где дремлют мертвые в торжественном покое…

И эта часть ассоциируется с элегией «Брожу ли я …». Но вернёмся к подбору лексики. Рассмотрим другой пример:

Я мыслю: патриарх лесов
Переживёт мой век забвенный,
Как пережил он век отцов…
и
О деревне, о невесте
На досуге помышлять!…

Удивительно, насколько разный смысл несёт в себе глагол «мыслить» в разных контекстах. Философские размышления о недолговечности жизни человека — вот что волнует поэта, он «мыслит». А в «Дорожных жалобах» он лишь занимает свой досуг помыслами «о деревне, о невесте», которые уже стали совместившимися вещами, он «помышляет» о них просто, без каких-либо возвышенных ассоциаций. Видно, что просторечное «помышлять»
поставлено здесь не случайно, оно плод того самого целенаправленного лексического отбора, о котором было сказано выше, тем более что именно в этих строках поэт иронизирует над собой:

Долго ль мне в тоске голодной
Пост невольный соблюдать
И телятиной холодной
Трюфли Яра поминать.

То ли дело быть на месте,
По Мясницкой разъезжать,
О деревне, о невесте
На досуге помышлять!

То ли дело рюмка рома,
Ночью сон, поутру чай;
То ли дело, братцы, дома.
Ну, пошёл же, погоняй.

Обращение «братцы», нарочито фривольное, подчёркивает сам тон стихотворения — насмешливый, иронический, в котором нет и тени возвышенности, свойственной элегии «Брожу ли я. «, здесь только самоирония. В «Дорожных жалобах» мы не встретим таких образов, как «вечны своды», «охладелый прах», «почивать», «истлевать» (вспомним, в «Когда за городом, задумчив, я брожу…» было «гниют»). Пушкин использует в элегии один из тропов, с помощью которого явление, принимаемое за неприятное, заменяется синонимичными, но смягчёнными словосочетаниями или словами,- эвфемизм. В «Дорожных жалобах» же нет ничего подобного: наоборот, применены огрубляющие, более резкие образные выражения.
Как уже говорилось, темы стихотворений сходны, но тем более явны и тематические различия. Во-первых, если тема жизни и неизбежной смерти раскрыта в элегии «Брожу ли я. » в образе философского пути, то в «Дорожных жалобах» это вполне конкретный образ дороги, путешествия, что усиливает и лексические, и стилистические контрасты этих произведений. Во- вторых, в «Брожу ли я. » мысли и чувства поэта представляются не как кратковременные и сиюминутные, а как плод долгих раздумий, размышлений. А в «Дорожных жалобах» — впечатления от наскучившей дороги, переплетающиеся с мыслями о смерти, да и сама смерть какая-то «дорожная».
Сравнивая черновую и окончательную редакции обоих стихотворений, можно заметить, по словам критика Слонимского, различные переделки, связанные с оттачиванием и конкретизацией основной мысли, с передачей их общего настроения:

Видно, на большой дороге
Умереть мне рок судил…-

заменяется более энергичным:

На большой мне, знать, дороге
Умереть господь судил …,

где литературный штамп «рок » заменяется общенародным «господь», а «большая дорога» выдвигается на первый план и таким образом акцентируется. В том же направлении и другие переделки:

Пред обедом рюмка рома,
Ночью сон, а утром чай;
То ли дело, братцы, дома…

Эта фраза показалась Пушкину слишком аккуратной, и он заменил её в окончательном варианте более разговорной, которая более соответствовала бы темпу быстро пробегающих дорожных мыслей:

То ли дело рюмка рома,
Ночью сон, поутру чай;
То ли дело, братцы, дома.

Словом, такое впечатление, что поэт сам заботился о том, чтобы его «Дорожные жалобы» воспринимались как стихотворение «на случай».
Кроме видимых различий в стилистике можно обнаружить и такие, о которых говорил критик А.В. Чичерин в своей статье «Заметки о стилистической роли грамматических форм»: » В чём образность и поэтическая сила слова? В тропах? Самые тонкие детали стиля не так уж бросаются в глаза, «кидаются в очи». Их нужно распознать, уловить тонкую, но крепкую нить, которая соединяет явление стиля и мысль. Обыкновенные слова в тех или других словосочетаниях могут приобрести большую силу «[ Чичерин А.В. Заметки о стилистической роли грамматических форм. В кн.: Слово и образ. М., 1964. ]. В силу этого конкретизация смерти приобретает почти натуралистическое звучание: «под копытом», «под колесом», «под мостом» и так далее.
И совсем иная лексика, иное звучание в конкретизации смерти в элегии. Они связаны с различием идейного содержания:

И где мне смерть пошлёт судьбина?
В бою ли, в странствии, в волнах?
Или соседняя долина
Мой примет охладелый прах…

Пушкин говорит именно «прах», а не труп, не тело. Это верно найденное слово находится в соответствии с высоким философским духом элегии «Брожу ли я…».
Л.Я. Гинзбург писала в книге «О лирике» о том, что понятие «лирический герой» не всегда применимо к той или иной форме лирического выражения авторского я»[ Гинзбург Л.Я. О лирике. М., 1997 ]. В данном же случае, по-моему, именно два разных лирических героя обуславливают и стилистические отличия «Дорожных жалоб» и «Брожу ли я…». Если в элегии перед нами лирический герой-философ, то в «Дорожных жалобах» — это нарочито сниженный образ обывателя, просто о чём-то думающего в дороге. Не случайно ощущение проносящихся мимо его взора, быстро меняющихся образов усиливается анафорой (иль…иль…) и повторами:

Долго ль мне гулять на свете
То в коляске, то верхом,
То в кибитке, то в карете,
То в телеге, то пешком…

Кроме того, убыстряющийся ритм и хореический размер придают стихотворению своеобразную прелесть — мы будто сами едем то ли в кибитке, то ли в карете.
Говоря о ритме, хотелось бы отметить, что на него очень сильно влияет лексика и стилистические особенности. Ритм является своеобразным «цементом», связывающим «кирпичи» художественной речи. Влияние экспрессивной лексики и фразеологии на интонацию легко проследить как раз на примере сравниваемых мною стихотворений. В них есть отрывки, сходные по теме, но тон рассуждений, а следовательно, и лирическое содержание, совершенно различны, даже в какой-то мере противоположны:

…Не в наследственной берлоге,
Не средь отеческих могил,
На большой мне, знать, дороге
Умереть господь судил…
и
…И хоть бесчувственному телу
Равно повсюду истлевать,
Но ближе к милому пределу
Мне всё б хотелось почивать…

Дело в том, что близкие явления и предметы стилистически охарактеризованы здесь по-разному и поэтому приобретают различное лирическое содержание. В элегии «Брожу ли я…» преобладают слова с заметным ореолом поэтичности и эмоциональной приподнятости. А вот в «Дорожных жалобах» употреблена в основном непринуждённо-разговорная лексика, отражающая прозу жизни. Сравните: «околею» и «где мне смерть пошлёт судьбина»; «наследственная берлога» и «милый предел».
Пожалуй, теперь уже можно сделать вывод, что тематическая близость отнюдь не ведёт к совпадению идейно-эмоционального содержания произведений и к лексическому однообразию. Сравнение «Дорожных жалоб» и элегии «Брожу ли я…» Пушкина показывает, насколько по-разному поэт может интерпретировать одну и ту же тему, используя различную лексику, разный стиль.

Небольшое лирическое отступление . Когда я уже поставила последнюю точку в своей работе, я невольно задумалась над двумя вещами. Во-первых, удивителен тот факт, что Пушкин, сам того не ведая, предсказал свою судьбу уже в 1829 или 1830 году, за семь лет до кончины: «под нож злодею», «в бою». Ведь именно так и произошло — поэт погиб от руки злодея в бою «против мнений света». И, во-вторых, действительно ли мы вправе полностью отказать «Дорожным жалобам» в философском содержании только на основании «легковесного» стиля? Вопрос этот для меня пока все-таки остаётся открытым.

Смотрите так же:  Приказ 997 с приложениями

Жалоба пушкин анализ

А.С. Пушкин. Хрестоматия

Все стихи Пушкина, которые нужно знать

Составитель Павел Митюшёв

Это – полное собрание необходимых и достаточных стихов Пушкина, которые нужно знать . Разберём по порядку.

СОБРАНИЕ СТИХОВ. Речь идёт именно о стихах Пушкина. Пушкин – великий русский поэт, и мы рассматриваем его здесь именно в этом качестве. Публицистика, драматургия, исторические исследования, рассказы, романы (прозаические и рифмованные) – все эти жанры не входят в круг настоящего рассмотрения. Поэт – это автор стихов. «Евгений Онегин» произведение, безусловно, замечательное, но это никак не стихотворение.

КОТОРЫЕ НУЖНО ЗНАТЬ. «Знать» стихи означает – «знать их наизусть«. Это принципиальный момент, остановимся на нём подробней.

Важно всегда помнить, что стихи – это не всё то, что зарифмовано. Мы говорим сейчас не о качестве того или иного текста, а о самой принадлежности его к категории «стихотворение». И рифма, и ритм – это в конце концов всего лишь средства. Цель которых – сделать то или иное высказывание легко запоминаемым.

Исторически, поэзия – род мнемотехники. Каждый, кто сочиняет стихотворение, в той или иной степени жертвует точностью смысла своего высказывания – в обмен на хорошую его запоминаемость. Этот компромисс у разных авторов происходит на разном уровне уступки, но он существует всегда. Для нас в данном факте важно сейчас то, что произведения, непригодные для лёгкого запоминания (или исходно не предназначающиеся для этого) – такие произведения стихами не являются, даже при наличии рифмы и ритма. Сами по себе они могут быть исключительных достоинств, но мы здесь предлагаем сборник конкретно стихов.

Наиболее распространённые причины, по которым рифмованный текст оказывается плохо запоминаемым, следующие. 1) Большое количество строк (с 50 строк и больше как правило всегда начинаются проблемы с запоминаемостью); 2) Избыточно длинные строки (ориентировочно – более 12 слогов; рифмы при этом оказываются слишком удалены друг от друга и уже плохо сцепляют куски текста); 3) Однотипные или неглубокие рифмы (например, глагольные: «горит» – «велит») – с ними трудно «вычислить» парное слово, поскольку существует слишком много похожих вариантов.

По совокупности приведённых выше причин, к стихам не могут быть отнесены все достаточно длинные произведения Пушкина, пусть и написанные в рифму. Среди них, безусловно, есть ряд замечательных, но для запоминания они исходно не приспособлены. Взять, например, такой шедевр, как «Осень» («Октябрь уж наступил – уж роща отряхает…»). Ради эксперимента, прочитайте его три раза подряд, а затем попробуйте воспроизвести по памяти целиком.

НЕОБХОДИМЫЕ И ДОСТАТОЧНЫЕ стихи. В данном случае это следует понимать буквально. В Хрестоматию включены ВСЕ пушкинские шедевры. На удивление, у Пушкина набирается хороших стихов меньше, чем ожидаешь. Первое по настоящему сильное стихотворение он пишет в возрасте 19 лет, и за все оставшиеся 19 лет жизни из под его пера выходит в сумме 19 великих стихотворений.

То есть, по одному шедевру в год. Много это или мало – пусть каждый решает для себя сам. Мы же здесь лишь кратко обозначим критерии, использовавшиеся нами при составлении Хрестоматии.

Для начала, стихотворение должно было соответствовать некому заданному уровню целиком. У Пушкина имеется масса отдельных ярких строк, но единицей измерения для нас, как составителей, является «стихотворение». И если в нём, несмотря на отдельные блестящие фрагменты, половина текста откровенно провисает – такое стихотворение мы при всём желании не могли включить в число вневременных шедевров (то есть – рекомендовать к запоминанию целиком).

Далее. При оценке стихотворений всегда, где это было возможно, мы старались разделять между собой следующие параметры.
1) Уровень и качество постановки темы. Под «уровнем» понималась не пресловутая «важность темы» (что это вообще такое? «Любовь» – это «важная» тема или нет?), а точность и качество её конкретной формулировки. В этом смысле, просто «любовь» – тема не очень интересная (слишком широкая), а вот, например, «любовь, которая осознать себя не смеет» – более чем.
2) Успешность раскрытия темы. Если в первом пункте мы оценивали саму постановку задачи, то здесь речь идёт об успешности (или неуспешности) её решения.
3) Чисто эстетическая красота стихотворения (куда интегрально входит множество достаточно понятных параметров) и его запоминаемость. В идеале, стихотворение должно само «ложиться на память» даже вопреки желанию читателя.

Итого в Хрестоматию вошли 340 строк, которые в совокупности и представляют собой пушкинский поэтический гений во всей его полноте.

Мы отбирали стихотворения исключительно по качеству, а не по жанрам. При этом из 19 стихотворений в результате оказалось: гражданских – 3, детских – 1, философских – 1, тюремных – 1, любовных – 3, гастрономических – 1, экстремистских – 1, конформистских – 1, географических – 2, мессианских – 1, порнографических – 1, экологических – 1, сатанинских – 1, горних – 1. Такому набору любой поэт может только позавидовать.

Возможно это просто случайность, но нам в данном разнообразии видится возможное проявление некоего высшего закона природы. А именно, что любому гению отпущено за всю жизнь написать не более одного великого стихотворения (максимум двух-трёх) в одном жанре.

Если опубликованные ниже строки вы уже знаете – просто наслаждайтесь, если ещё не знаете – наслаждайтесь и учите. В любом случае – это абсолютно необходимая часть операционной системы любого человеческого мозга, функционирующего в ареале действия русской культуры.

Орфография приведена к современной, разбиение на строфы соответствует ныне принятой практике.

На предмет возможного включения в Хрестоматию, нами рассматривались все без исключения пушкинские стихи, в том числе – незавершённые и не публиковавшиеся автором. Сам же отбор проходил в несколько этапов.

На двух последних стадиях имелся как » Короткий список » кандидатов (где, кроме вошедших в Хрестоматию, фигурировало ещё 5 не вошедших в результате стихотворений), так и » Длинный список » (куда входило ещё 14 стихов). Мы считаем правильным указать причины, по которым эти произведения в Хрестоматию не попали.

Чтобы непрерывно к этому не возвращаться, объявляем сразу, что всё это – первоклассные стихи. И достоинств у них больше, чем недостатков. Но в Хрестоматию они всё-таки не вошли и мы хотим объяснить почему.

Итак, из » Короткого списка » в Хрестоматию не вошло 5 стихотворений: «Домовому», «Демон», «Цветы последние милей…», «Поэт» и «Элегия».

«Домовому» («Поместья мирного незримый покровитель…»). Представляет собой просьбу к Домовому хранить «семьи обитель» и окрестные «луга», поскольку они «знакомы вдохновенью». В целом стихотворение очень хорошо сбалансировано. Если бы планка Хрестоматии была чуть ниже, то следующим, 20-м стихотворением в неё вошло бы именно это. Тем более, что это стихотворение раннее, а данному фактору мы при прочих равных стараемся давать некоторую фору (понимая, что отсутствие набитой руки и поэтического опыта не позволяют ещё автору эффективно камуфлировать недостатки). Но всё-таки. Здесь слишком много смысловых повторов. Слова первой строфы выплывают (не добавляя новых смыслов) в четвёртой строфе, слова из пятой строки тут же появляются в восьмой. «Поместье», «селенье», «обитель», «наследственная сень» – явный перебор родственных понятий, порождающий некоторую рыхлость. Общая оценка стихотворения очень хорошая, 4 с плюсом. Но для Хрестоматии требовалась бескомпромиссная пятёрка.

«Демон» («В те дни, когда мне были новы…»). Не путать с лермонтовской поэмой. У Пушкина описан некий персонаж, который является автору с детства (когда ещё «были новы все впечатленья бытия») и вносит в его душу сомнения и скепсис. Кроме констатации самого факта, больше, собственно, ничего здесь и нет. Тема фактически не развита. «В те дни, когда мне были новы // Все впечатленья бытия – // ……. // Тогда какой-то злобный гений // Стал тайно навещать меня» – вот, в принципе, и всё. Стихотворение же занимает 24 строки. Замах очень сильный, удар – так себе.

«Цветы последние милей…» Стихотворение – просто прелесть. Концентрированно, красиво, хорошо запоминается. Но есть здесь пусть небольшое, но передёргивание. Под нужный ответ подгоняются не только условия задачи (этим занимаются все), а и сами математические правила. Вдумайтесь: последние осенние цветы — георгины, астры, хризантемы. Первые цветы — подснежники, ландыши, гиацинты, мать-и-мачеха. С каким из этих двух наборов скорее связывается определение «роскошные», а с каким — «милые»? Так же и вторая часть посыла. Что-то мы не упомним, когда это у того же хотя бы Пушкина «разлуки час» бывал «живее» сладкого свиданья. Конечно, если под «живостью» не понимать биение головой о стену. Так что во всём этом есть немножко от «красного словца». Интересный экзерсис, но несколько умозрительный.

«Поэт» («Пока не требует поэта…»). При всём уважении, тема с одной стороны слишком узкопрофессиональна, с другой – не имеет той глубины проработки, как в «Пророке».

«Элегия» («Безумных лет угасшее веселье…»). Очень хорошее стихотворение, но оно во многом дублирует стихотворение «Пора, мой друг, пора…», включённое в Хрестоматию. Из двух сходных посылов мы выбрали лучший.

Из » Длинного списка » в Хрестоматию и «Короткий список» не вошли 14 стихотворений. Вот они.

«Погасло дневное светило…» Рефрен запоминается сразу и навсегда. Но кроме него из стихотворения сложно вспомнить что-либо конкретное. Вполне допускаем, что отдельные цепочки слов обретут некий смысл, если сопоставить их с какими-то обстоятельствами жизни автора в момент их написания. Но это может рассматриваться только как дополнительное достоинство – при наличии достоинства основного. Обстоятельства написания – это в конце концов личное дело автора, читателя же должен интересовать результат.

«Кто видел край…» Это – Крым во всей его красе. Всё здесь хорошо, но почему-то ни одна строчка не просится к цитированию. Описания типа «дубравы и луга» легко подходят для описания как Крыма, так и Валдая и Цейлона.

«Я видел Азии бесплодные пределы…» Узнаваемое описание Пятигорска. Общий смысл такой: «Вот Северный Кавказ. А вот – пятигорские источники.» Всё. Для бессмертного шедевра недостаточно.

«Завидую тебе, питомец моря смелый…» Романтика дальних странствий. Завершающие слова «Приветствую тебя, свободный океан» – очень хороши, они как бы распахивают ширь пространства. Но об океанах Пушкин знал лишь понаслышке – и это, к сожалению, чувствуется. Описания достаточно абстрактны – дальше «заманчивых волн» и «отдалённых стран» дело не движется. Искренне жаль.

«Храни меня, мой талисман…» До третьей строфы включительно стихотворение хорошо держит взятый темп, однако потом упругая линия начинает потихоньку сдавать. Мысль здесь заявлена одна. Она сводится к первой строке — «Храни меня, мой талисман» — и ею же и исчерпывается. Речь, к слову, идёт о массонском перстне Пушкина.

«К ***» («Я помню чудное мгновенье…»). Невхождение этого стихотворения даже в «Короткий список» стало для нас, пожалуй, самой большой неожиданностью при составлении Хрестоматии. Мы-то полагали, что это настолько классика, что и смотреть ничего особо не придётся. Ведь совершенно очевидно, что «мимолётное виденье» и «гений чистой красоты» – два просто алмаза. Но факты таковы. В стихотворении больше ста слов. И кроме этих двух алмазов в нём, как выяснилось при внимательном прочтении, нет больше НИЧЕГО. Автору даже пришлось эти две свои блестящие фразы ещё раз повторить ближе к концу, чтобы хоть как-то заполнить очевидно зияющую пустоту. Недаром заучивание этого стихотворения даётся школьникам так тяжело и всегда идёт из-под палки. Попробуйте сами выучить его – только полностью. Про «гений красоты» мы не сомневаемся, а вот как насчёт всего остального?

«Зимний вечер» («Буря мглою небо кроет…»). Часто в сознании читателей смешивается с «Бесами» («Мчатся тучи, вьются тучи; Невидимкою луна Освещает снег летучий; Мутно небо, ночь мутна.») – возможно, из-за схожести стихотворных размеров и совпадения внешней атрибутики. Но эти стихи написаны в разное время и фактически разными людьми. «Зимний вечер» – это 1825-й год, а «Бесы» – уже 30-й. Между этими датами лежит пропасть. Как сказано в десятитомнике Пушкина в комментариях к стихотворению «Зимний вечер», это «картина жизни Пушкина в Михайловском». Мы согласны с этой оценкой. По большому счёту – картина и картина.

Смотрите так же:  Взыскание долгов бизнес

«Признание» («Я вас люблю, — хоть и бешусь…»). Стихотворение просто мастерское. И всё-таки – нет. Если бы его сжать раза в три, то – чем чёрт не шутит – оно, возможно и получило бы шанс попасть в Хрестоматию. Но мы всегда исходим из того, что автор знает, что делает. А сделал он романс. Повторимся – всё очень мило. Сами перечитываем его всегда с удовольствием. Ключевое слово здесь «перечитываем». На «выучить» оно не тянет.

«Зимняя дорога» («Сквозь волнистые туманы…»). Ещё одна вариация на тему зимы – после «Зимнего вечера» и перед «Бесами». Стихотворение даже по использованному реквизиту располагается между ними: «тройка борзая» уже обозначилась, а встреча с метелью в чистом поле (а не из тёплой «избушки») – ещё нет. От «Зимнего вечера» стихотворение уже ушло, до «Бесов» — ещё не дошло. Произведение во всех смыслах промежуточное. Для Хрестоматии же мы предпочитали чистые тона.

«Не пой, красавица, при мне…» Очередное очень хорошее стихотворение. Но не очень понятна третья строфа, а она определяет всю тональность. Видя перед собой некую «красавицу», автор забывает прежнюю свою пассию. Но как только означенная «красавица» открывает рот – он забывает уже её, а пассию как раз снова вспоминает? Как-то мудрёно получается. В принципе, мы чувствуем, что за этим может что-то стоять, но в любом случае неопределённость кажется нам не достаточно оправданной.

«Что в имени тебе моём…» Четвёртая строфа тут превосходна. Три предыдущие – несколько менее превосходны. Так что – почти, но нет.

«Когда б не смутное желанье…». В целом хороший, но ослабленный вариант стихотворения «Когда помилует нас Бог…» Это — попытка написать ещё один вариант картины, время которой уже чуть-чуть ушло.

«Я думал, сердце позабыло…» «Способность лёгкая страдать» этого стихотворения широко растиражирована – и совершенно заслуженно. Кроме же неё насмешники здесь увидят лишь кризис переходного возраста да «беса в ребро». По сути, так оно и есть.

«Два чувства дивно близки нам…» Если бы поэт остановился после первого четверостишия, оно бы стопроцентно попало в Хрестоматию. Второе же четверостишие (к тому же недописанное) картину разжижает. «Животворящая святыня» вообще мало понятна.

И два слова по поводу ещё двух стихотворных произведений.

«Осень (отрывок)» («Октябрь уж наступил – уж роща отряхает…»). Возможно, самые потрясающие строки Пушкина. Единственно, это не стихи. Если будем готовить Хрестоматию рифмованной прозы Пушкина – прямо с этого произведения и начнём.

«Зима. Что делать нам в деревне?«. Написано накануне «Зимнего утра». Не вошло в Хрестоматию ни в коем случае не по художественным критериям, а единственно по жанровым. Если «Евгений Онегин» – это роман в стихах, то «Зима…» – рассказ в стихах. Рассказ при этом совершенно классный.

Долго ль мне гулять на свете
То в коляске, то верхом,
То в кибитке, то в карете,
То в телеге, то пешком?

Не в наследственной берлоге,
Не средь отческих могил,
На большой мне, знать, дороге
Умереть господь судил,

На каменьях под копытом,
На горе под колесом,
Иль во рву, водой размытом,
Под разобранным мостом.

Иль чума меня подцепит,
Иль мороз окостенит,
Иль мне в лоб шлагбаум влепит
Непроворный инвалид.

Иль в лесу под нож злодею
Попадуся в стороне,
Иль со скуки околею
Где-нибудь в карантине.

Долго ль мне в тоске голодной
Пост невольный соблюдать
И телятиной холодной
Трюфли Яра поминать?

То ли дело быть на месте,
По Мясницкой разъезжать,
О деревне, о невесте
На досуге помышлять!

То ли дело рюмка рома,
Ночью сон, поутру чай;
То ли дело, братцы, дома.
Ну, пошел же, погоняй.

Дорога, сюжет вечный. Все великие тут отметились. Гомер выбрал вариант «долгая дорога к дому», Пушкин сформулировал иначе: «вечная дорога никуда». Человек вынужден скитаться всю жизнь, до самой смерти, не понимая даже куда и зачем он едет. С большим знанием предмета описаны варианты дорожной гибели: в ДТП (в трёх разных модификациях), от инфекционного заболевания, от рук бандитов, от рук правоохранителей.

«Дом» здесь у Пушкина – понятие эфемерное и, соответственно, описано оно эфемерно: помыслы, сон… ничего конкретного. «Дома», как категории, просто не существует, это род дорожного бреда.

Уровень темы и степень её раскрытия получают здесь высшие оценки. Рифмы, правда, достаточно просты, но свою функцию (обеспечить хорошую запоминаемость) они выполняют уверенно.

Анализ стихотворения Пушкина Воспоминание

Анализ стихотворения А.С. Пушкина «Воспоминание»

«Воспоминание» А.С. Пушкин написал в 1828 году, когда уже был зрелым и опытным поэтом. Характерно, что многие стихотворения, относящиеся к позднему этапу творчества, были посвящены анализу жизни, которую прожил Пушкин. Хотя на тот момент он был еще совсем молодым мужчиной, он как будто предвидел скорый уход из жизни, поэтому анализировал все, что ему удалось пережить.

Лирический герой – это прообраз самого поэта. Он вспоминает свое прошлое, которое вызывает у него лишь отвращение. Он анализирует свои ошибки и поступки, и приходит к выводу, что у него было ужасное прошлое, ему стыдно за свою жизнь, но уже нельзя что-либо изменить.

Поэт мучается угрызениями совести, была бы возможность, он бы вернулся в прошлое и все изменил. Но, увы! Ему остается лишь вспоминать и жалеть. Он использует устаревшие слова, которые подчеркивают его серьезные переживания. Метафоры в стихотворении импульсивны и агрессивны, лирический герой как будто злится сам на себя, ему стыдно.

Размер «Воспоминания» – шестистопный ямб, чередующийся с четырехстопным. Женские и мужские рифмы удачно чередуются, создавая определенное настроение. Метафора «свиток воспоминания» напоминает дневник жизни героя, как будто кто-то записывал за ним, все, что с ним происходило. Прошлое мешает лирическому герою жить дальше, он сам себя гневит за ошибки и это не дает ему покоя.

Анализ стихотворения Пушкина «Воспоминание»

Другим родом философской лирики Пушкина после-декабрьского периода были лирические пьесы-признания, одним из лучших образцов которых явилось стихотворение 1828 г. «Воспоминание». Это стихотворение Пушкина — как, впрочем, и многие другие — трудно отнести к жанру чисто философских произведений, но это вовсе не отменяет глубокой связи и этого, и других подобных стихотворений Пушкина с философским направлением в русской поэзии. В своем окончательном печатном варианте «Воспоминание» содержит 16 стихов:

  • Когда для смертного умолкнет шумный день
  • И на немые стогны града
  • Полупрозрачная наляжет ночи тень
  • И сон, дневных трудов награда,
  • В то время для меня влачатся в тишине
  • Часы томительного бденья:
  • В бездействии ночном живей горят во мне
  • Змеи сердечной угрызенья;
  • Мечты кипят; в уме, подавленном тоской,
  • Теснится тяжких дум избыток;
  • Воспоминания безмолвно предо мной
  • Свой длинный развивают свиток;
  • И с отвращением читая жизнь мою,
  • Я трепещу и проклинаю,
  • И горько жалуюсь, и горько слезы лью,
  • Но строк печальных не смываю.

В черновом варианте стихотворения было еще 20 строк, которые при публикации Пушкин отбросил. В них раскрывалось точное до деталей содержание воспоминаний, давались намеками указания на реальных прототипов и пр. Отбросив эти подробности, Пушкин сделал свое стихотворение более обобщенным и общезначимым. Таким образом, значимость и философский, хотя бы до некоторой степени, характер стихотворения были в самой авторской установке, к этому Пушкин явно стремился, о чем и говорит сокращение текста при его издании. Интересно, что Лев Толстой, особенно любивший «Воспоминание», воспринимал его не как слово о Пушкине только, но и о нем, Льве Толстом. Для него, как и для многих других читателей Пушкина, это стихотворение будет иметь общечеловеческий и тем самым философский смысл и значение.

Этому общечеловеческому и философскому звучанию стихотворения не в малой мере способствует и его язык. вся его приподнятая над бытом языковая атмосфера повествования. Язык «Воспоминания» не столь сгущенно-архаический, как язык «Пророка», но тем не менее достаточно высокий и близкий державинскому. В стихотворении — книжно-приподнятые слова, слова: «смертного», «стогны града», «бденья» и др. Не менее книжные и не менее высокие по звучанию метафоры: «свой длинный развивает свиток», «змеи сердечной угрызенья» и т. д. У Пушкина все это приметы того языка, который должен выразить поэтическую мысль не индивидуального, а общего значения.

Однако архаическая и высокая лексика у Пушкина при всем своем обобщающем свойстве отнюдь не выглядит отвлеченной и холодной. Пушкинский архаический язык по-особенному предметен, веществен. Его архаизмы предметны не сами по себе — это-то едва ли возможно, но потому, что они всегда попадают в предметный контекст. В таком контексте они точно оживают, конкретизируются, вбирают и в себя нечто от вещественного. Так, «стогны града» воспринимаются именно потому, что они «немые», в достаточной степени конкретно и предметно. В словах Пушкина, даже высоких, даже сугубо книжных, всегда есть что-то от непосредственности поэтического видения.

Достаточно традиционной для философских стихов того рода, к которому принадлежит «Воспоминание», является атмосфера ночи, ночной колорит лирического повествования. Ночь для поэтов-философов — условие углубленного познания мира и самого себя. Такой она часто бывала в философских пьесах немецких романтиков и русских любомудров. У Пушкина ночь не только условие познания, но и нечто самоценное. Она существует и сама по себе, она у него тоже предметна. У Пушкина ночь существует во времени, со своими характерными приметами, она наступает, она в движении, читатель чуть ли не видит ее: «полупрозрачная наляжет ночи тень». Все эти стилевые особенности придают живую теплоту и конкретность признанию, которое составляет содержание стихотворения. У Пушкина философская лирика построена одновременно и на конкретном, и на общем, у него не только обобщенный, но и вместе с тем индивидуальный, живой и непосредственный психологизм. При всей своей обобщенной философичности «Воспоминание» — это и исповедь, человеческий документ, это жизнь мысли и мука мысли.

Философские опыты Пушкина второй половины 20-х и 30-х годов решены не обязательно в высоком стилистическом ключе — они бывают и более обыденными в своей тональности и языковом оформлении. Примером тому может служить стихотворение «Дар напрасный, дар случайный» (1828):

  • Дар напрасный, дар случайный,
  • Жизнь, зачем ты мне дана?
  • Иль зачем судьбою тайной
  • Ты на казнь осуждена?
  • Кто меня враждебной властью
  • Из ничтожества воззвал,
  • Душу мне наполнил страстью,
  • Ум сомненьем взволновал.

Стихотворение написано на вечную тему, и при этом оно согрето сиюминутным чувством; в нем меньше, чем в «Воспоминании», ощущается авторская установка на обобщение, но это вовсе не отменяет обобщающего, философского смысла, в нем заключенного. Стихотворение это более традиционно «пушкинское», и именно поэтому своеобразие того, что мы называем философской лирикой Пушкина, проступает в нем с особенной отчетливостью.

У Веневитинова, которого Пушкин знал и ценил, есть стихотворение «Жизнь», близкое по теме и отчасти по ее решению пушкинскому стихотворению:

  • . Но кончится обман игривый!
  • Мы привыкаем к чудесам
  • Потом на все глядим лениво,
  • Потом и жизнь постыла нам;
  • Ее загадка и завязка
  • Уже длинна, стара, скучна,
  • Как пересказанная сказка
  • Усталому пред часом сна.

Обе пьесы — и пушкинская, и веневитиновская — принадлежат к «поэзии мысли», но при этом их сходство несравненно меньшее, нежели различие. В стихотворении Веневитинова — мысль давно возникшая, внутренне проверенный и окончательный вывод; у Пушкина — мысль точно рождающаяся, зыбкая и подвижная и именно потому лишенная даже намека на обязательность. У Веневитинова сказано все монументально и накрепко; у Пушкина его признание как будто более легкое, но зато и более живое и непосредственное. Герой стихотворения Пушкина — человек, личность; герой Веневитинова — не столько человек, сколько все человечество. И наконец: у Пушкина мысль о жизни возникла в определенной эмоциональной ситуации, она не обязательна при всех условиях (в других произведениях Пушкин может говорить на ту же тему иначе); у Веневитинова — не случайная мысль, а целая концепция жизни, которая поддерживается другими его стихами и всей системой его поэтических взглядов.

Все произведения

Рейтинг сочинений

  • Тема: «Барионный гидродинамический удар глазами современников»

Вещество сингулярно ускоряет взрыв вне зависимости от предсказаний самосогласованной теоретической модели явления. Атом масштабирует. Все эссе.

Софи Жермен (Marie-Sophie Germain) (1 апреля 1776 — 27 июня 1831) — французский математик, философ и механик. Самостоятельно училась в библиотеке отца-ювелира. Все эссе.

Смотрите так же:  Госпошлина выселение

Тест по литературе М Е Салтыков-Щедрин «Повесть о том, как один мужик двух генералов прокормил», «Дикий помещик» Ответы

1. Сказки Салтыкова-Щедрина отличает: А) пафос; Б) иносказание; В) лиричность. 2. Иносказание — это: А) фраза, произнесённая на иностранном. Все эссе.

«Новый год» Новый Год стучится в дверь! Открывай ему скорей. Краснощёкий карапуз – Твой теперь надёжный друг. Верно будете дружить. Все эссе.

Самостоятельная работа «Строение вещества Молекулы Диффузия Скорость движения молекул» 7 класс

Вариант I 1. Выберите верное утверждение. А. Только твердые тела, состоят из молекул. Б. Только жидкости состоят из молекул. В. Только. Все эссе.

Рейтинг сочинений

Анализ стихотворения Пушкина Воспоминание

А.С. Пушкин Воспоминание

Когда для смертного умолкнет шумный день И на немые стогны града Полупрозрачная наляжет ночи тень И сон, дневных трудов награда, —

В то время для меня влачатся в тишине Часы томительного бденья:

В бездействии ночном живей горят во мне Змеи сердечной угрызенья;

Мечты кипят; в уме, подавленном тоской, Теснится тяжких дум избыток; Воспоминание безмолвно предо мной Свой длинный развивает свиток;

И с отвращением читая жизнь мою,

Я трепещу и проклинаю,

И горько жалуюсь, и горько слезы лью,

Но строк печальных не смываю.

Стихотворение А.С. Пушкина «Воспоминание» было напи­сано в 1828 году. Поэт выражает свое отношение к той жизни, которая уже прошла, воспоминания о ней. У Пушкина «длинный свиток» воспоминания исполнен всего того, что герой хотел бы забыть, вычеркнуть из своей жизни:

И с отвращением читая жизнь мою,

Я трепещу и проклинаю.

Ключевым является образ свитка жизни, который можно со­поставить с тем свитком, в который древнегреческие богини Мойры заносили события человеческой жизни и в котором ниче­го не мог исправить даже повелитель богов Зевс.

Лирический герой Пушкина испытывает отвращение к сво­ему прошлому: он совершил множество ошибок, стыдится своих поступков, не может ничего изменить:

Но строк печальных не смываю.

В стихотворении главным образом изображаются чувства лирического героя. Для лексического строя произведения харак­терно употребление, особенно вначале, высокого «штиля» и ус­таревших слов: «для смертного», «стогны града», «бденье». Так подчеркивается серьезность переживаний лирического героя. «Полупрозрачная ночи тень» — эпитет, вызывающий ассоциа­ции с белыми ночами Петербурга. Метафоры, использованные поэтом в стихотворении, экспрессивны и эмоциональны: «горят во мне / Змеи сердечной угрызенья», «мечты кипят», «тяжких дум избыток». Они передают переполненность героя чувствами: при внешнем воздействии в нем кипит сложная, нередко мучи­тельная духовная жизнь. Метафора «свиток воспоминания» пе­редает, как мысли о прошедшем одна за другой посещают героя; его внутренний взор уходит во все более отдаленные дни и не может остановиться на чем-то радостном — все воспоминания вызывают горечь, стыд, отвращение к себе. Там же, где описыва­ется то, что происходит с лирическим героем с наступлением ночи и без его действия, независимо от него используются оли­цетворения: «…влачатся… часы», «теснится… дум избыток».

Шестистопный ямб чередуется в стихотворении с четырех­стопным, мужская рифма чередуется с женской. Обратим вни­мание на женскую рифму «бденья — угрызенья» и на мужскую «день — тень», которые подчеркивают, что тоска, угрызения со­вести не связаны с дневным временем суток, они приходят только ночью.

Для пушкинского образа автора воспоминания — тяжелый груз, от которого он не в силах избавиться. В прошлом он не на­ходит «светлой радости», и грусть, приходящая к нему из про­шедшего, далеко не светла. Прошлое мешает ему в настоящем, возвращаясь мучениями бессонными ночами.

На этой странице искали :
  • анализ стихотворения пушкина воспоминание
  • пушкин воспоминание анализ
  • воспоминание пушкин анализ
  • анализ стихотворения воспоминание
  • анализ стихотворения воспоминание пушкина

«Воспоминание (Когда для смертного умолкнет шумный день…)» А.Пушкин

«Воспоминание» Александр Пушкин

Когда для смертного умолкнет шумный день,
И на немые стогны града
Полупрозрачная наляжет ночи тень
И сон, дневных трудов награда,
В то время для меня влачатся в тишине

Часы томительного бденья:
В бездействии ночном живей горят во мне
Змеи сердечной угрызенья;
Мечты кипят; в уме, подавленном тоской,
Теснится тяжких дум избыток;
Воспоминание безмолвно предо мной
Свой длинный развивает свиток;
И с отвращением читая жизнь мою,
Я трепещу и проклинаю,
И горько жалуюсь, и горько слезы лью,
Но строк печальных не смываю.
Я вижу в праздности, в неистовых пирах,
В безумcтве гибельной свободы,
В неволе, бедности, в гонении, в степях
Мои утраченные годы.
Я слышу вновь друзей предательский привет
На играх Вакха и Киприды,
Вновь сердцу. наносит хладный свет
Неотразимые обиды.
Я слышу. жужжанье клеветы,
Решенья глупости лукавой,
И шепот зависти, и легкой суеты
Укор веселый и кровавый.
И нет отрады мне — и тихо предо мной
Встают два призрака младые,
Две тени милые, — два данные судьбой
Мне ангела во дни былые.
Но оба с крыльями и с пламенным мечом,
И стерегут — и мстят мне оба,
И оба говорят мне мертвым языком
О тайнах счастия и гроба.

Анализ стихотворения Пушкина «Воспоминание»

Философская тема и интонации печального раздумья объединяют два произведения, созданных поэтом в мае 1828 г. «Воспоминание» и «Дар напрасный, дар случайный… » Переживая кризисный период, автор приходит к неутешительным выводам, свидетельствующим о душевной опустошенности, праздной тоске и отсутствии жизненных ориентиров.

Первоначальные заглавия «Воспоминания» были связаны с темой вынужденного ночного бодрствования, однако позже Пушкин поменял название, предлагая читателям сосредоточить внимание на эмоциях героя, вызванных прочтением «свитка» собственной жизни. Последний образ особенно интересен. Он отсылает не только к библейскому символу книги жизни: уподобление человеческих судеб процессу прядения нитей восходит к древнегреческим источникам, повествующим о Мойрах, богинях судьбы.

Зачин стихотворения определяет место и время лирической ситуации: большой город, «полупрозрачная тень» белых ночей. Здесь же возникает антитеза, противопоставляющая покой «смертных», награжденных сном за дневные заботы, и бессонницу героя, для которого наступают «часы томительного бденья».

После краткого вступления приходит черед подробному описанию ощущений лирического «я». Оно начинается с оригинальной метафоры, ассоциирующей угрызения совести со змеей. Иносказательный образ дополняется лексикой, обозначающей тоску и уныние, спровоцированные обилием «тяжких дум». Метафора «мечты кипят» передает интенсивность переживаний героя.

Финальный эпизод предваряет развернутая метафорическая конструкция, центральная в образной структуре текста: она трактует воспоминание как жизненный свиток. Чтение последнего усиливает отрицательные эмоции лирического субъекта, которые находят внешнее проявление, выливаясь в горькие жалобы и слезы.

Завершающая строка придает новые оттенки смысла терзаниям лирического субъекта. Осознанный отказ от исправления, вымарывания грустных строк собственной жизни — таков мужественный выбор повзрослевшего героя. Он стыдится своего прошлого, но не чувствует за собой право отказаться от него. Финальная фраза не разрешает внутренний конфликт, но снимает его остроту за счет признания ценности жизненного опыта и ответственности человека за ошибки, совершенные ранее.

Глубокая философская мысль облечена в форму одного сложного предложения, части которого объединены разнотипными синтаксическими связями. Подобное стилистическое решение указывает на силу и напряженность переживания.

«Воспоминание» (Когда для смертного умолкнет шумный день…), анализ стихотворения Пушкина

История создания

Стихотворение «Воспоминание» написано 19 мая 1828 года в Петербурге и напечатано в альманахе «Северные цветы» 1829 года.

В черновом варианте стихотворение было длиннее более чем в два раза. Из 36 строчек Пушкин оставил только первые 16. В таком виде стихотворение оказалось даже более целостным, чем в первоначальном варианте. Первые названия – «Бессонница», «Бдение».

Отброшенная часть конкретизирует воспоминания лирического героя. Ему приходит на ум только плохое: измены, обиды, клевета, зависть. В этот период жизни Пушкин разочарован и подавлен. Расправа с декабристами и политическая реакция угнетают поэта.

Литературное направление, жанр

Вопрос о литературном направлении, к которому можно отнести стихотворение, очень непрост. Его лирический герой – романтик. Ночь для романтика – время философских рассуждений. Во время бессонницы он мучится угрызениями совести, причина которых заключена в его прошлом. Он с отвращением вспоминает о былом, трепещет, проклинает и жалуется.

Но тот факт, что Пушкин отбрасывает конкретные и весомые жалобы, дающие такую отраду романтическому сознанию, свидетельствует скорее в пользу реализма. В отвергнутой автором части не хватает кульминации. Романтический герой все переживания сводит к романтическим любовным историям и смерти возлюбленных, к тайнам «счастия и гроба». Лирический герой Пушкина, хоть и угнетён, но не сломлен: «Но строк печальных не смываю». Он принимает прошлое, переживает воспоминания, но не погружается в них с головой. То, что Пушкин не напечатал конец стихотворения, говорит о позиции реалиста.

Стихотворение относится к жанру философской лирики.

Тема, основная мысль и композиция

Всё стихотворение – это только одно предложение с разными видами связи. Может быть, потому Пушкин и отверг его конец, что стихотворение, по замыслу автора, должно было читаться на едином дыхании.

Первая строфа описывает время действия и начинается словом «когда». Но она указывает и на место действия. «Полупрозрачная тень ночи» — это белые петербургские ночи.

Последняя строчка кульминационная. Лирический герой не может или не хочет (толкование равноценно) освободиться от горестного прошлого, мешающего ему в настоящем. Дальнейшая конкретизация воспоминаний снижала бы поэтическое напряжение.

Тема стихотворения – тяготящие человека тяжёлые воспоминания. Основная мысль в невозможности избавиться от мрачных воспоминаний. Они предначертаны судьбой, неизбежны. Человек, охваченный ими, подобен древнегреческому герою, зависящему от воли судьбы, которой можно только подчиниться и нельзя противиться.

Размер и рифмовка

В стихотворении чередуются шестистопный и четырёхстопный ямб. Такое чередование делает речь тяжеловесной и торжественной. Это ощущение усиливается пиррихиями. Мужская рифма в длинных строчках чередуется с женской в коротких. Рифмовка перекрёстная.

Высокий стиль создаётся старославянизмами стогны (улицы) града, влачатся, бденье. Дальше торжественный настрой поддерживается словами высокого стиля: угрызенья, трепещу.

С первой строчки стихотворение отсылает читателя к античным образам. Смертный здесь кукла в руке судьбы, богов. Длинный свиток воспоминаний, разворачивающийся перед лирическим героем, — это и библейская книга жизни, в которой записаны все дела человека, и нити жизни, которые прядут мойры (парки). Таким образом, в стихотворении, как и в русской культуре 19 века, соединяются библейские и античные образы.

В стихотворении есть лексические группы слов, обозначающих длину: влачиться, томительный, бездействие, змеи сердечной угрызенья, развивать, длинный свиток. Другая лексическая группа определяет сильные отрицательные эмоции: угрызенья, подавленный тоской ум, тяжкие думы, отвращение, трепетать, проклинать, горько жаловаться, горько слёзы лить, печальные строки. Образы обеих групп создаются с помощью эпитетов и метафор.

Эпитеты важны в начале стихотворения для создания контраста дня и ночи: шумный день – немые стогны града, полупрозрачная ночи тень. Конец стихотворения очень динамичен. Последняя строфа состоит из однородных сказуемых – глаголов, обозначающих душевную работу героя: трепещу, проклинаю, жалуюсь, слёзы лью. Трём строкам противопоставлена кульминационная последняя: но строк печальных не смываю .

Послушайте стихотворение Пушкина Воспоминание

Другие публикации:

  • Шаламов и завещание ленина Шаламов и завещание ленина Если РІС‹ видите эту страницу, значит СЃ вашего IP-адреса поступило необычно РјРЅРѕРіРѕ запросов. Система защиты РѕС‚ роботов решила, что […]
  • Автостраховка осаго отзывы Страховая компания МАКС - отзывы Специалисты СК на сайте Последние отзывы о компании Не можем вписать новое водительское Добрый день. В сентябре месяце оформили полис ОСАГО в вашей СК. ХХХ 0055101395 от 05.09.2018 на имя Токарева Василия Александровича. На […]
  • Услуги адвоката в нижнем новгороде цены Услуги адвоката в нижнем новгороде цены 2 Гражданские дела 2.1 Составление искового заявления, ходатайства - 3000 руб. 2.2 Полное участие адвоката во всех судебных заседаниях суда первой инстанции - от 10000 руб. 2.3 Составление кассационной жалобы - 3000 […]
  • Авансовый отчет возврат подотчетных сумм Авансовый отчет возврат подотчетных сумм Да я делаю ПКО, потом заношу эту сумму в авансовый отчет, а вот кассу распровожу (именно этот ПКО), распечатываю авнсовый чтобы была запись о возврате суммы, затем ее из авансового удаляю и провожу этот ордер по […]
  • Что такое представительский договор Что такое представительский договор ПРЕДСТАВИТЕЛЬСКИЙ ДОГОВОР № ________ Автономная Некоммерческая Организация Агентство Помощи и Развития “ЕДЕМ (представляемая фирма, далее обозначаемый как ПФ поручает” в лице президента Кандаловой Елены Ивановны , и […]
  • Кредитный договор газпрома Кредитный договор газпрома В рамках подписанного 21 апреля 2017 г. между Банком «РОССИЯ» и ПАО «Газпром нефть» Кредитного договора был выдан транш в размере 15 млрд рублей. Срок кредитования по договору составляет 5 лет. Кредитные средства будут направлены […]

Вам также может понравиться