Упущенная выгода договор поставки

Взыскание упущенной выгоды: изменения в законодательстве и судебная практика

По общему правилу, убытки могут быть выражены в виде:

  • реального ущерба, то есть расходов, которые лицо, чье право было нарушено, произвело или должно будет произвести, либо утраты или повреждения его имущества;
  • упущенной выгоды, то есть неполученных доходов, которые это лицо получило, если бы его право не было нарушено (п. 2 ст. 15 ГК РФ).

И если доказывание суммы реального ущерба обычно не представляет серьезных проблем, то вот с определением размера упущенной выгоды на практике нередко возникают трудности.

Вступившие в силу с 1 июня 2015 года изменения в ГК РФ призваны эту задачу участникам гражданского оборота облегчить. Законодатель четко прописал, что суд не может отказать в иске о возмещении убытков только на том основании, что размер убытков не был установлен с разумной степенью достоверности (п. 5 ст. 393 ГК РФ). Ранее такой нормы в кодексе не было.

Несмотря на то, что данное положение касается взыскания убытков в целом, внесенное изменение, по мнению юристов, рассчитано на то, чтобы упростить прежде всего взыскание упущенной выгоды.

В дальнейшем ВС РФ конкретизировал подход к рассмотрению такого рода споров. Суд указал, что расчет, представленный истцом, как правило, является приблизительным и носит вероятностный характер, и это обстоятельство само по себе не может служить основанием для отказа в иске (абз. 2 п. 14 Постановления Пленума ВС РФ от 23 июня 2015 г. № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»).

«Теперь неопределенность в размере упущенной выгоды не является безусловным основанием к отказу во взыскании упущенной выгоды. Потерпевшая сторона не должна терять возможность защитить свои интересы, если она не может с математической точностью определить ее размер», – отмечает юридический советник экспертной группы VETA Ильяс Янбаев.

Позже ВС РФ дал еще один комментарий, указав, что в обоснование размера упущенной выгоды кредитор вправе представлять не только доказательства принятия мер и приготовлений для ее получения, но и любые другие доказательства возможности ее извлечения (абз. 2 п. 3 Постановления Пленума ВС РФ от 24 марта 2016 г. № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств»; далее – Постановление № 7). В качестве примера «других доказательств» возможности извлечения упущенной выгоды Ильяс Янбаев называет предварительный договор, а также переписку с контрагентом, в том числе по электронной почте. Главное, чтобы в этой переписке явно прослеживалось намерение сторон к исполнению в будущем определенного обязательства. Заверить электронную переписку можно разными способами, например, посредством нотариального протокола или заключения эксперта (постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 14 сентября 2012 г. № 13АП-14232/12, постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 20 января 2010 г. № КГ-А40/14271-09). Кроме того, советует эксперт, истцам желательно обращаться за помощью к экспертам для проведения расчетов и определения достоверности того или иного размера упущенной выгоды.

Однако ВС РФ дал только общий ориентир – нижестоящие суды могут толковать норму закона по-своему. И на данный момент практика действительно несколько противоречива.

Судебная практика по рассмотрению споров о взыскании упущенной выгоды

Рассмотрим разницу в подходах судей к вопросу об упущенной выгоде на примере нескольких судебных споров.

О том, при наличии каких оснований возмещение убытков может быть возложено на должника, узнайте из материала «Убытки, подлежащие возмещению в случае нарушения обязательства» в «Энциклопедии решений. Договоры и иные сделки» интернет-версии системы ГАРАНТ.
Получите бесплатный
доступ на 3 дня!

В первом случае общество и компания заключили соглашение сроком на пять лет. По условиям этого соглашения компания была обязана по заявке общества поставлять ему фармпродукт, а общество, в свою очередь, должно было хранить его, продвигать и продавать на территории России, в том числе участвуя в аукционах на право заключения государственных контрактов на поставку фармацевтического продукта. В течение нескольких лет стороны исполняли взятые на себя обязательства. Через три года после заключения соглашения общество направило компании заявку на поставку товара для участия в предстоящем аукционе. Однако компания свое обязательство по соглашению не исполнила и на запрос не ответила. В итоге заявку на участие в аукционе пришлось отозвать, и его победителем стала дочерняя фирма компании. Это стало основанием для обращения общества в ФАС России, которая, подтвердив факт нарушения, выдала компании предписание (п. 5 ч. 1 ст. 10 Федерального закона от 26 июля 2006 г. № 135-ФЗ «О защите конкуренции»). После этого общество обратилось в суд с иском о взыскании упущенной выгоды, то есть тех денег, которые оно могло бы получить при заключении госконтракта, если бы компания не нарушила обязательство по предоставлению фармпродукта.

Во втором случае кинокомпания заключила с департаментом СМИ и рекламы соглашение. Согласно ему департамент обязывался предоставить компании право на использование телефильмов, созданных в рамках городских целевых программ. По согласованным телефильмам стороны добросовестно исполняли свои обязательства. Однако позже выяснилось, что в нарушение указанных условий соглашения департамент не передал кинокомпании права на 15 новых телефильмов. Это стало основанием для обращения истца в суд с иском о взыскании с ответчика упущенной выгоды в виде неполученных доходов от реализации исключительных прав на использование указанных телефильмов.

Таким образом, в обоих спорах речь шла о рамочных договорах (соглашениях о сотрудничестве), а также о нарушении ответчиками своих обязательств по этим соглашениям. Но несмотря на определенное сходство рассматриваемых ситуаций, вердикты ВС РФ оказались диаметрально противоположными.

По первому спору ВС РФ полностью удовлетворил заявленные обществом требования (Определение ВС РФ от 7 декабря 2015 г. № 305-ЭС15-4533). Размер убытков истец обосновал тем, что если бы его право не было нарушено, он в соответствии с ранее заключенными соглашениями мог бы получить прибыль в размере не менее 16,5% от суммы заключенного с «дочкой» ответчика госконтракта. Суд счел эту сумму обоснованной.

А вот по второму спору Суд посчитал, что данного оценщиком заключения, основанного на информации о доходах истца от использования других телефильмов, недостаточно для того, чтобы достоверно определить размер упущенной выгоды. ВС РФ отметил, что отчет эксперта не содержит указаний на документы, подтверждающие создание истцом реальных условий для получения доходов в заявленном размере (Определение ВС РФ от 24 февраля 2016 г. по делу № 305-ЭС15-9673). Более того, в данном определении Суда есть фраза о том, что представленное истцом соглашение о передаче ему ответчиком прав на 15 телефильмов путем заключения в будущем лицензионного договора не является документом, подтверждающим «неизбежность получения обществом дохода и совершение им необходимых приготовлений». И в этом прослеживается некоторая несогласованность с позицией ВС РФ, изложенной в Постановлении № 7, где речь шла не о неизбежности, а именно о возможности извлечения упущенной выгоды.

Тем не менее, пожалуй, единственным существенным отличием между этими делами является наличие грубого нарушения антимонопольного закона со стороны ответчика в первом случае. Однако старший юрист ООО «Бюро присяжных поверенных «Фрейтак и Сыновья» Дмитрий Смольников склонен считать, что именно это во многом и определило исход дела в пользу истца.

Подобное расхождение в подходах наблюдается и в актах судов нижестоящих инстанций. Например, по делу о досрочном расторжении договора в связи с нарушением сроков выполнения работ суд иск удовлетворил. Истец заключил с ответчиком договор, согласно которому последний обязался произвести работы по изготовлению и установке рекламных конструкций. В срок работа выполнена не была, поэтому заказчик досрочно расторгнул договор и обратился сначала с претензией к исполнителю, а затем и в суд с требованием взыскать с него неотработанный аванс, штраф за просрочку исполнения обязательства, а также возместить понесенные убытки. Действуя добросовестно, истец систематически производил плату администрации округа за размещение рекламных конструкций на территории округа. Поэтому размер упущенной выгоды истец рассчитал исходя из оплаты права на размещение конструкций и стоимости ежеквартального платежа по каждой из них. Суд отметил, что истец, являющийся коммерческой организацией, рассчитывал путем размещения рекламных конструкций привлечь потенциальных клиентов с целью получения прибыли и, следовательно, покрыть понесенные расходы. А поскольку ответчик свои обязательства нарушил, эта цель достигнута не была. В связи с этим суд признал наличие причинно-следственной связи между неисполнением ответчиком своих обязательств по договору и наличием у истца убытков и взыскал требуемую истцом сумму в полном объеме (решение Арбитражного суда Московской области от 27 июля 2016 г. по делу № А41-57142/15).

А вот истцу, который не смог осуществлять свою деятельность в связи с тем, что ему неправомерно было отказано в аккредитации на проведение техосмотра автомобилей, во взыскании упущенной выгоды было отказано. В данном случае суд подобной причинно-следственной связи не усмотрел. Более того, в решении было отмечено, что представленный истцом расчет возможного дохода за девять месяцев от размера полученного дохода за тот же период в 2013 году не является допустимым реальным доказательством возникновения заявленных убытков (постановление Арбитражного суда Московского округа от 27 июля 2016 г. по делу № А40-171174/2015).

Смотрите так же:  Подоходный налог с заработной платы и кредит

Интересный спор, касающийся причинно-следственной связи между действиями ответчика и возникновением убытков, привел в одном из своих обзоров ВС РФ.

Права истца были нарушены распространением о нем недостоверной информации. Однако пострадала не только его деловая репутация. Впоследствии у него стали падать продажи. Обратившись в суд с требованием взыскать с ответчика упущенную выгоду, истец ссылался на падение финансовых показателей по данным бухгалтерского баланса. Доказывая размер упущенной выгоды, истец провел экспертную оценку, и оценщики подтвердили, что в период, когда со стороны ответчика было допущено нарушение, финансовые показатели истца начали падать. Причем падение это было не характерно для рынка – у конкурентов подобный спад не наблюдался. Суд счел эти доводы обоснованными и удовлетворил иск в полном объеме (п. 19 Обзора практики рассмотрения судами дел по спорам о защите чести, достоинства и деловой репутации, утв. Президиумом ВС РФ 16 марта 2016 г.).

Приведенная судебная практика, с одной стороны, действительно демонстрирует различия в подходах судов к разрешению подобного рода споров. Но с другой стороны, ориентируясь на такие примеры, потенциальные истцы могут сформировать тактику своего поведения в суде. Ведь чем более четко доказано наличие причинно-следственной связи между нарушением ответчиком своего обязательства и возникшими у истца убытками и чем более обстоятельно составлен расчет суммы упущенной выгоды, тем больше у истца шансов на удовлетворение требований. «В судебной практике никто не снимает с потерпевшей стороны, которая требует взыскания упущенной выгоды, обязанности доказать тот факт, что она приняла все необходимые меры для получения упущенной выгоды», – добавляет Ильяс Янбаев.

Стало ли взыскание упущенной выгоды более популярным способом защиты?

Несмотря на внесенные в ГК РФ изменения и разъяснения ВС РФ, истцы по прежнему редко обращаются к взысканию упущенной выгоды и убытков в целом. «Когда вносились изменения в норму о взыскании убытков, разработчики указывали на то, что основная задача, на решение которой направлены эти изменения, – сделать так, чтобы меньше взыскивали неустойку и больше взыскивали именно убытки. Неустойку взыскать проще, но это совершенно сводит на нет такой универсальный способ защиты как взыскание убытков», – отмечает Дмитрий Смольников. Напомним, по общему правилу убытки возмещаются в части, не покрытой неустойкой. При этом законом или договором могут быть предусмотрены случаи, когда взыскивается только неустойка, когда взыскиваются и неустойка и убытки и когда кредитор сам выбирает, взыскивать ему неустойку или убытки (п. 1 ст. 394 ГК РФ). Выбирая между ними, стороны договора предпочитают именно неустойку – ее фиксированный размер, который легко подтвердить в суде, делает этот инструмент более востребованным.

Так, по словам Смольникова, в 2015 году из более чем 1,5 млн рассмотренных арбитражными судами споров только 30 тыс. касались взыскания убытков, тогда как исков о взыскании неустойки было 139 тыс.

Вместе с тем, если сравнить эти показатели с данными за 2014 год, то эксперты отмечают позитивный рост – в позапрошлом году количество исков о взыскании убытков составляло 24,5 тыс.

Таким образом, изменения в законодательстве создали хороший задел для развития института упущенной выгоды. Некоторая положительная динамика заметна уже сейчас, а устранение существующих противоречий в судебных актах, по мнению специалистов, лишь вопрос времени и развития правоприменительной практики.

юридическая библиотечка.

Евтеев — Проблемы возмещения упущенной выгоды по договору поставки

Проблемы возмещения упущенной выгоды по договору поставки

Упущенная выгода — это доход или иное благо, не полученное лицом вследствие причинения ему вреда либо нарушения его права неисполнением обязательства, по которому оно являлось кредитором. Обычно упущенная выгода представляет собой неполученную прибыль и подлежит возмещению как составная часть убытков*(1). Без возмещения упущенной выгоды невозможна полная компенсация убытков потерпевшей стороны. Важно учитывать, что убытки в виде упущенной выгоды образуются только в случае уменьшения объема производства или реализации товаров либо снижения доходов от реализации товаров (работ, услуг), в противном случае можно говорить лишь о реальном ущербе.

Когда речь идет об упущенной выгоде, это значит, что наличное имущество кредитора не увеличилось, хотя могло бы увеличиться. В связи с этим нельзя согласиться с достаточно распространенным мнением о том, что упущенная выгода является будущими убытками, характеризующими деформацию имущественных интересов в будущем в отличие от реального ущерба*(2). Упущенная выгода, как и реальный ущерб, возникает в результате нарушения договора, и совершенно неважно, когда были понесены названные убытки. Более того, упущенная выгода может стать очевидной сразу после нарушения договора, тогда как реальный ущерб может быть понесен лишь через некоторое время после такого нарушения.

Гражданский кодекс РФ в качестве одного из видов убытков называет «неполученные доходы, которые лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода)» (п.2 ст.15). Проанализируем приведенную формулировку.

Во-первых, здесь использованы понятия «неполученные доходы» и «упущенная выгода», причем они не разграничены. Если признать их синонимами, то включение в текст закона дублирующего понятия — «упущенная выгода» — выглядит неосновательным. Между тем, в отличие от неполученного дохода, упущенная выгода, или неполученная прибыль, представляет собой разницу между неполученным доходом и произведенными необходимыми расходами, включаемыми обычно в себестоимость продукции. Поэтому одно дело возместить упущенную выгоду (неполученную прибыль), и совсем другое — неполученный доход, включающий не только прибыль, но и сбереженные или непонесенные расходы, а также иные затраты, включаемые в себестоимость продукции. В последнем случае потерпевшая при нарушении договора сторона неосновательно обогащается, что недопустимо. И хотя в постановлении Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г. N 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» говорится об исключении из неполученных доходов суммы не понесенных кредитором производственных, транспортно-заготовительных, торговых и иных затрат (т.е. фактически о неполученной прибыли), тем не менее закон дает установку на возмещение неполученных доходов.

Во-вторых, обращает на себя внимание указание на обычные условия оборота. Этот критерий, безусловно, носит оценочный характер и должен определяться в каждом конкретном случае исходя из обстоятельств дела. В некоторых ситуациях упомянутое условие может существенно ограничивать размер возмещаемых убытков, и многие правоведы оценивают его негативно. В частности, В. Васькин и А. Брызгалин считают обычные условия оборота «заданным законом потолком» как самого оборота, так и прибыли*(3). Н. Малеин полагает, что при расчете упущенной выгоды нужно исходить не из общих средних критериев превращения коммерческой возможности в реальность (прибыль), а из конкретных обстоятельств дела*(4).

Действительно, за строками закона угадывается фигура некоего среднего предпринимателя, который совершенно не стремится к улучшению своих хозяйственных показателей. При этом упускается из внимания необходимость поощрения преуспевающих предпринимателей, создания стимулов для достижения лучших результатов. Складывается ситуация, когда субъекты торгового оборота, вполне обоснованно претендующие на получение прибыли выше средней, к тому же неоднократно получавшие такую прибыль, будут вынуждены нести существенные невозмещаемые затраты в случае нарушения договора, что явно противоречит принципу полного возмещения убытков.

При решении вопроса о наличии упущенной выгоды должен использоваться, помимо указанных, критерий, сформулированный в п.4 ст.393 ГК РФ. Здесь сказано, что «при определении упущенной выгоды учитываются предпринятые кредитором для ее получения меры и сделанные с этой целью приготовления». Суд при рассмотрении указанной категории дел в силу закона должен учитывать эти меры и приготовления, поскольку они косвенно подтверждают возможность реального получения доходов. Об актуальности сказанного свидетельствуют материалы дела, упомянутого в постановлении Президиума ВАС РФ от 21 ноября 1995 г. N 5235/95. Истцу было отказано в удовлетворении требований, содержащихся в исковом заявлении, так как он не представил документы, свидетельствующие о принятых мерах и сделанных приготовлениях для извлечения прибыли*(5).

Чтобы использовать данный критерий, необходимо решить две проблемы, имеющие одновременно и теоретическое, и практическое значение.

Первая касается содержательной характеристики мер и приготовлений к извлечению выгоды (прибыли). Доказательства реально осуществленных мер и приготовлений призваны обосновать наличие реальной возможности произвести и реализовать товары. И здесь, с одной стороны, можно указывать на существование производственных мощностей и организационных предпосылок успешной коммерческой деятельности, на наличие трудовых ресурсов, сырьевых запасов или возможности получения сырья*(6). С экономической точки зрения все это доказывает, что нарушение договора и уменьшение объемов производства и реализации продукции у кредитора — не случайно совпавшие события. Однако, с другой стороны, возможность в действительности реализовать продукцию зависит и от наличия или отсутствия у потерпевшей стороны договорных или преддоговорных взаимоотношений с контрагентами. Арбитражная практика придерживается последнего подхода, и это ставит потерпевшую сторону перед необходимостью документально подтверждать предпринятые меры и сделанные приготовления для извлечения прибыли, представляя договоры с заказчиками и потребителями, предварительные договоры, письма с предложением заключить договор и положительные ответы контрагентов на предложение потерпевшей стороны заключить договор, протоколы о намерениях.

Второй проблемой является разграничение мер и приготовлений для извлечения прибыли и разумных мер, предпринятых для уменьшения убытков. Главным отличием, исходя из норм ГК РФ, является то, что меры и приготовления, необходимые для извлечения прибыли, осуществляются в рамках нормальной производственной и коммерческой деятельности до нарушения договора, до причинения убытков. Разумные же меры, предпринятые для уменьшения убытков, являются действиями в нестандартной хозяйственной ситуации, когда приходится искать оптимальный выход из неблагоприятной ситуации, возникшей в результате нарушения договора. Отличие здесь очевидно, однако арбитражные суды допускают смешение понятий и иногда называют разумные меры, предпринятые для уменьшения убытков, мерами и приготовлениями для извлечения прибыли.

Смотрите так же:  Пьяный помощник прокурора в миассе

В подтверждение сказанному можно привести постановление Президиума ВАС РФ от 23 апреля 1996 г. N 508/96. Здесь истцом (покупателем) был заявлен иск о возмещении упущенной выгоды, возникшей в результате одностороннего отказа ответчика (продавца) от выполнения обязательств по договору купли-продажи импортных цитрусовых. В обоснование своих требований истец указал, что в результате нарушения обязательств неисправным должником вынужден был искать другого покупателя и заключить договор на продажу этих же цитрусовых по более низкой цене. Президиум ВАС РФ пришел к выводу об обоснованности решения суда первой инстанции, отказавшего в удовлетворении иска в том числе по причине недоказанности принятия истцом мер для продажи товара по ценам, предусмотренным первоначальным договором (т. е. мер, предпринятых для уменьшения убытков). При этом была сделана ссылка на п.4 ст.393 ГК РФ*(7).

Еще одно правило, применяемое для определения размера упущенной выгоды, заключается в том, что если лицо, нарушившее право, получило вследствие этого доходы, то возмещаемая потерпевшему контрагенту упущенная выгода не может быть менее доходов, полученных тем, кто нарушил чужое право (п.2 ст.15 ГК РФ). Это положение — новелла гражданского законодательства, и соответствующая практика еще не наработана. Однако можно предположить, что данный критерий облегчит доказывание размера упущенной выгоды и станет своеобразной гарантией справедливой компенсации. В случае, если неисправный контрагент извлек доходы из нарушения обязательства, кредитору достаточно доказать существование таких доходов, а размер упущенной выгоды можно не доказывать.

Итак, убытки в виде упущенной выгоды возникают в результате уменьшения объема производства или реализации либо дохода от реализации товаров (работ, услуг), которые в свою очередь являются наиболее типичными последствиями любого вида нарушения договора (непоставка или недопоставка, некачественная или некомплектная поставка и т. д.). В данной ситуации при расчете и доказывании упущенной выгоды невозможно ограничиться нормами ГК РФ. Требуется специальная методика, содержащая конкретные приемы и способы расчета и доказывания упущенной выгоды и опирающаяся на экономический анализ последствий нарушения договора.

Первый, наиболее сложный и ответственный, этап расчета упущенной выгоды состоит в определении величины, на которую уменьшился объем производства. Необходимо обратить внимание на то, что отклонение фактического объема производства от запланированного может быть связано не только с действиями должника, но и с другими обстоятельствами. Поэтому при доказывании количества не произведенной по вине должника продукции важно подтвердить воздействие именно неисполнения договора на уменьшение объема производства и обосновать непричастность других экономических факторов к таким последствиям.

Существуют два общепринятых метода расчета количества непроизведенной продукции.

Первый связан с продолжительностью простоя и может применяться при сравнительно несложной технологии производства. Согласно этому методу, количество непроизведенной продукции рассчитывается путем умножения часовой (дневной) производительности оборудования на длительность простоя в часах (днях). При его использовании требуется составить акт о простое с указанием характера, продолжительности и причин простоя. Для расчета можно использовать не среднюю производительность оборудования, а его фактическую производительность за последние часы (дни), естественно, при соответствующем документальном подтверждении (например, справкой производственного отдела о производительности оборудования).

Второй метод более универсален, так как основан на норме расхода непоставленной (ненадлежащей) продукции на единицу производимого товара. Он, в свою очередь, предполагает учет норм естественной убыли при перевозке различными видами транспорта для достоверного определения количества непоставленной (ненадлежащей) продукции, т.е. разницы между массой недостающего (поврежденного) товара и соответствующей нормой естественной убыли. Количество непроизведенной продукции определяется путем деления объема непоставленной (ненадлежащей) продукции на норму ее расхода на единицу производимого товара. В этом случае также важно документально подтвердить норму расхода (например, представить справку производственного отдела о расходе комплектующих деталей, сырья на единицу продукции).

Когда вследствие нарушения уменьшилось количество производимой продукции, упущенная выгода определяется как разница между отпускной ценой и полной себестоимостью единицы продукции, умноженная на количество не произведенной в результате нарушения продукции.

Но эта общая формула применима не ко всем ситуациям. В частности, она не действует, когда доход от реализации уменьшается вследствие продажи конечной продукции по более низким ценам. Снижение цен возможно в случае использования в производстве низкосортного поставленного товара либо собственного низкосортного товара, заменяющего непоставленный, а также при переходе к выпуску незапланированной продукции в качестве меры для уменьшения убытков. В подобных случаях упущенная выгода рассчитывается как разница между отпускными ценами запланированной и фактически произведенной продукции, умноженная на количество последней.

Порой вследствие нарушения договора одновременно уменьшаются количество производимой продукции и цена конечной продукции. В этой ситуации расчет удобнее производить, сопоставляя фактические результаты производственно-хозяйственной деятельности кредитора с запланированными, т. е. нужно сравнивать запланированную прибыль от запланированной продукции с реально полученной прибылью от фактически произведенной продукции. В этом случае упущенная выгода будет равна разнице между запланированной и фактической прибылью.

Расчет упущенной выгоды произвести нетрудно, основные проблемы возникают при ее доказывании. Прежде всего нужно обосновать размер отпускной цены продукции, не произведенной в результате нарушения обязательства. При этом важно доказать возможность реализации товара по такой цене, потому что суд взыскивает упущенную выгоду с учетом мер и приготовлений, предпринятых для извлечения прибыли.

В связи с этим вспомним дело, упомянутое в постановлении Президиума ВАС РФ от 21 ноября 1995 г. N 5235/95. Истцу было отказано в удовлетворении требований, содержащихся в исковом заявлении, так как он не представил документы, свидетельствующие о принятых необходимых мерах и сделанных приготовлениях для извлечения прибыли*(8).

Оптимальным вариантом является наличие документально подтвержденных договорных или преддоговорных связей с контрагентами, причем цена реализации должна быть зафиксирована в соответствующих документах. Но это не всегда возможно, поэтому приходится искать другие способы доказывания в зависимости от специфики деятельности фирмы. Например, размер текущей цены можно обосновать заключениями от товарных бирж, собственными договорами на реализацию продукции в период, непосредственно предшествующий нарушению либо следующий за ним, аналогичными договорами конкурентов. Также нужно документально подтвердить наличие спроса на товар с помощью балансовых данных и конкретных исполненных договоров, отражающих объем реализации товара за предшествующие месяцы. Обосновать спрос можно посредством деловой переписки с потенциальными партнерами. Важно заметить, что фирмы, имеющие свои сбытовые розничные сети, сталкиваются с определенными трудностями при доказывании принятия мер и приготовлений к извлечению прибыли. Ведь по вполне понятным причинам эти фирмы не могут ссылаться на договорные и преддоговорные контакты с контрагентами, потому что товары отпускаются в розницу. Как показывает хозяйственная практика (в частности, исковое заявление ООО НПП «Виртан» к ООО «PACCETTI» о взыскании убытков за поставку некачественных товаров), в этой ситуации могут использоваться прайс-листы с указанием розничных цен товаров за соответствующий месяц, кроме того, нужны документы, подтверждающие, что товар пользуется спросом у населения, и отражающие объемы реализации за предшествующие месяцы (балансовые данные, первичные документы, подтверждающие отпуск и реализацию товара в розничной сети).

Помимо реализационных возможностей нужно доказать производственные возможности получения прибыли. Для этого нужно обосновать наличие производственных мощностей, предметов труда (сырья, комплектующих, топлива и т. д.), рабочей силы. Предполагаемыми доказательствами служат: справки о фактической производительности оборудования за предшествующие нарушению дни (недели) по соответствующему виду продукции; справки о материалах (в бухгалтерском понимании), требуемых для производства продукции; выписки из карточек учета соответствующих видов материалов, за исключением непоставленных; акт о простое, фиксирующий причины приостановления производства.

Если уменьшается только доход от реализации, необходимо использовать также дополнительные доказательства для обоснования упущенной выгоды. В частности:

а) в случае использования поставленных низкосортных товаров доказательствами могут служить: акт приемки продукции по качеству, фиксирующий низкосортность поставленного товара; акт экспертизы товара; технико-экономическое и финансовое обоснование использования низкосортного товара в производстве; калькуляция себестоимости конечной продукции из низкосортного товара;

б) в случае использования собственного низкосортного товара доказательствами являются: подписанные главой предприятия и главным бухгалтером справки об отсутствии в наличии предусмотренного договором товара; выписка из карточки учета соответствующего низкосортного материала; выписки из лимитно-заборной карты на его отпуск в производство; технико-экономическое и финансовое обоснование использования собственного низкосортного товара в производстве; калькуляция себестоимости конечной продукции;

в) в случае перехода к выпуску незапланированной продукции доказательствами служат: технико-экономическое и финансовое обоснование производства незапланированной продукции; справки о материалах, требуемых для производства продукции; калькуляция себестоимости конечной продукции.

Определенной спецификой обладает доказывание и расчет упущенной выгоды торговых организаций. Это связано с тем, что свою прибыль они получают за счет разницы между ценами покупки и продажи товара. Поэтому в качестве общей формулы расчет упущенной выгоды здесь можно представить как произведение разниц, с одной стороны, между количеством товаров, предусмотренных договором, и количеством фактически полученных товаров с учетом норм естественной убыли и, с другой стороны, между ценой продажи и ценой покупки соответствующего товара.

Однако на первый план при расчете упущенной выгоды выступает проблема локализации непонесенных расходов. Ведь если у производственных предприятий издержки производства и обращения включаются в себестоимость конечной продукции, то торговые организации покрывают издержки обращения за счет собственной прибыли. Соответственно в случае нарушения договора в части или полностью эти издержки обращения, или коммерческие расходы, не производятся и должны вычитаться из неполученной прибыли. В этом деле целесообразно использовать методику, утвержденную приказом Минторга, в которой достаточно полно прописаны виды непонесенных расходов, а также порядок их расчета.

Смотрите так же:  Договор на оказание услуг грузчиков образец

По этой методике расчет упущенной выгоды в качестве документального доказательства рекомендуется производить в виде сводной таблицы, в которой зафиксированы, во-первых, рассчитанная по соответствующим графам таблицы общая сумма прибыли, не полученной в результате нарушения разницы в ценах (собственно, неполученный доход), во-вторых, виды непонесенных расходов и их общая сумма и, в-третьих, упущенная выгода, определяемая как разница между неполученным доходом и непонесенными расходами.

Для обоснования размера непонесенных расходов следует использовать финансовые планы предприятия на год, а также другие, в том числе связанные с предыдущими исполненными договорами, документы, подтверждающие размер непонесенных расходов. К расчету упущенной выгоды желательно прилагать расшифровку отдельных граф с видами непонесенных расходов.

Что касается возможности получения прибыли, связанной с возможностью перепродать поставленный товар, то тут необходимо учитывать следующие моменты. Во-первых, требуется доказать факт неисполнения или ненадлежащего исполнения договора. Предполагаемые доказательства: договоры с поставщиком (изготовителем), накладные, счета-фактуры, акты приемки товаров по количеству и качеству. Во-вторых, желательно доказать факт принятия мер и приготовлений для реализации товара по определенным ценам. Тут можно обращаться к заключенным договорам, а также к разнообразным преддоговорным документам и материалам деловой переписки. В-третьих, когда сложно доказать факт принятия указанных мер и приготовлений, а также конкретную цену реализации, остается использовать документы, подтверждающие спрос на товар в предшествующие месяцы, и цену реализации, если она с тех пор существенно не изменилась. В иных случаях нужно доказывать текущую цену товара. В.С. Евтеев ————————————————————————-

*(1) Толковый словарь «Бизнес и право» СПС «Гарант».

*(2) См., напр.: Васькин В.В. Возмещение реального ущерба и упущенной выгоды // Хозяйство и право. 1994. N 3. С. 117.

*(3) Там же; Брызгалин А. Принципиальные вопросы возмещения убытков в виде упущенной выгоды // Хозяйство и право. 1994. N 5. С. 45.

*(4) Малеин Н.С. Имущественная ответственность в хозяйственных отношениях. М., 1998. С. 93.

*(5) Вестник ВАС РФ. 1996. N 3. С. 54.

*(6) Как возместить убытки: Пособие / Под ред. Л.М. Шора. Вып. 6. Иркутск, 1991. С. 53.

Упущенная выгода договор поставки

Здравствуйте! Для полного представления вашей ситуации необходим Ваш договор. В связи с тем, что ознакомиться с ним не представляется возможным, можем рассказать об общих положениях, которые регулируются гражданским законодательством.

1) Данный договор заключен между двумя компаниями из разных стран, соответственно вопрос о применимом праве к конкретному договору остается открытым, так как мы с ним не ознакомлены

2) Вопрос, в суде какого государства (международная подсудность) будет рассматриваться такой спор также остается открытым, ввиду отсутствия договора.

Таким образом, ответ будет дан в соответствии с гражданским законодательством РФ.

Исходя из ваших слов, между Вашей компанией и компанией из Киргизии был заключен договор подряда.

В соответствии с ч. 2 ст. 702 ГК РФ по договору подряда одна сторона (подрядчик) обязуется выполнить по заданию другой стороны (заказчика) определенную работу и сдать ее результат заказчику, а заказчик обязуется принять результат работы и оплатить его.

Важно отметить, что речь о смешанном договоре (включающий в себя договор подряда и поставки) не пойдет, так как предметом договора подряда является не только определенная работа, но и передача ее результата заказчику.

В Вашем случае речь идет о просрочке срока исполнения договора подряда. Последствия нарушения таких сроков может быть предусмотрены как самим договором подряда, так и законом. Вы можете взыскать неустойку (штрафы и пени) за просрочку выполнения договора подряда, если она предусмотрена договором. Не зависимо от того предусмотрено договором или нет, Вы вправе взыскать убытки.

В соответствии со ст. 15 ГК РФ лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Если лицо, нарушившее право, получило вследствие этого доходы, лицо, право которого нарушено, вправе требовать возмещения наряду с другими убытками упущенной выгоды в размере не меньшем, чем такие доходы.

В соответствии со ст. 393 ГК РФ должник обязан возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства.

Если иное не установлено законом, использование кредитором иных способов защиты нарушенных прав, предусмотренных законом или договором, не лишает его права требовать от должника возмещения убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства.

Убытки определяются в соответствии с правилами, предусмотренными статьей 15 настоящего Кодекса.

Возмещение убытков в полном размере означает, что в результате их возмещения кредитор должен быть поставлен в положение, в котором он находился бы, если бы обязательство было исполнено надлежащим образом.

Если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или договором, при определении убытков принимаются во внимание цены, существовавшие в том месте, где обязательство должно было быть исполнено, в день добровольного удовлетворения должником требования кредитора, а если требование добровольно удовлетворено не было, — в день предъявления иска. Исходя из обстоятельств, суд может удовлетворить требование о возмещении убытков, принимая во внимание цены, существующие в день вынесения решения.

При определении упущенной выгоды учитываются предпринятые кредитором для ее получения меры и сделанные с этой целью приготовления.

Размер подлежащих возмещению убытков должен быть установлен с разумной степенью достоверности. Суд не может отказать в удовлетворении требования кредитора о возмещении убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства, только на том основании, что размер убытков не может быть установлен с разумной степенью достоверности. В этом случае размер подлежащих возмещению убытков определяется судом с учетом всех обстоятельств дела исходя из принципов справедливости и соразмерности ответственности допущенному нарушению обязательства.

В случае нарушения должником обязательства по воздержанию от совершения определенного действия (негативное обязательство) кредитор независимо от возмещения убытков вправе требовать пресечения соответствующего действия, если это не противоречит существу обязательства. Данное требование может быть предъявлено кредитором и в случае возникновения реальной угрозы нарушения такого обязательства.

Таким образом, в зависимости от ситуации, Вы вправе требовать не только неустойку, которая может быть предусмотрена договором, но также и возмещение убытков в виде реального ущерба и упущенной выгоды.

Важно отметить, что при нарушении сроков исполнения Вы можете отказаться от исполнения договора, при этом Вы можете потребовать вернуть уплаченную сумму, а также понесенные убытки.

Так, в соответствии с ч. 2 ст. 715 ГК РФ, если подрядчик не приступает своевременно к исполнению договора подряда или выполняет работу настолько медленно, что окончание ее к сроку становится явно невозможным, заказчик вправе отказаться от исполнения договора и потребовать возмещения убытков.

Таким образом, Вы вправе расторгнуть договор, при этом, вернуть уплаченную сумму, взыскать неустойку предусмотренную договором, а также понесенные убытки в виде реального ущерба и упущенной выгоды. Или не расторгать договор и взыскать неустойку, предусмотренную договором, а также понесенные убытки в виде реального ущерба и упущенной выгоды.

Другие публикации:

  • Льготы на проезд в общественном транспорте в екатеринбурге Социальная защита и поддержка в Екатеринбурге и Свердловской области в 2019 году Социальные центры Свердловской области оказывают всестороннюю поддержку нуждающимся жителям региона. Речь идет о незащищенных в социальном плане гражданах, которым предлагается […]
  • Приказ минприроды рф от 08122011 948 "Горячая линия" Севприроднадзора Природные ресурсы и охрана окружающей среды Государственный экологический надзор Главное управление природных ресурсов и экологии города Севастополя сообщает, что на 15 февраля 2019 г. в лесах города Севастополя […]
  • Социальное пособие в соцзаците Соцзащита: какие пособия в ней выплачивают Для того чтобы получить поддержку от государства, в разных ситуациях в большинстве случае необходимо обращаться в УСЗН (соцзащиту). Практически все хоть раз сталкивались с этой государственной организацией. Наиболее […]
  • Кипр гражданство закон Гражданство Кипра через инвестиции в экономику Закон о гражданстве Республики Кипр был принят в 1967 году и в настоящее время действует с поправками от 2000 года. Получение кипрского гражданства крупными иностранными инвесторами регулируется решениями […]
  • Льготы прокурорам Льготы и привилегии для сотрудников прокуратуры в 2019 году Стоя на страже законных прав и интересов граждан и организаций, сотрудники прокуратуры рассчитывают на должное отношение к себе со стороны государства. И оно не остается в долгу, предоставляя данной […]
  • Многодетная семья льготы 2019 нижегородская область Нижегородская область – льготы многодетным семьям в 2019 году Многодетной называется та семья, где трое либо больше детей младше 18-летнего возраста. Существуют определенные меры, направленные государством на поддержку таких семей. Родители или усыновители […]

Вам также может понравиться