Судебная практика ст1234

НЕКОТОРЫЕ ОСОБЕННОСТИ ДОГОВОРОВ О РАСПОРЯЖЕНИИ ИСКЛЮЧИТЕЛЬНЫМ ПРАВОМ

Статья 1233 ГК РФ, определяет что правообладатель может распорядиться принадлежащим ему исключительным правом и в качестве способов такого распоряжения, называет договор отчуждения исключительного права и лицензионный договор, которые следует рассматривать как самостоятельные виды гражданско-правовых договоров. Например, судебная практика исходит из того, что закон не допускает применять к такого рода договорам нормы, регулирующие поименованные в части второй ГК РФ обязательства (например, дарение), а допускает применять только общие положения об обязательствах и договорах[4]. При этом, согласно п. 2 ст. 1233 ГК РФ, такие общие положения законодательства применяются, поскольку иное не установлено правилами раздела VII ГК РФ и не вытекает из содержания или характера исключительного права.

Полагаем, что именно содержание и характер исключительного права, выделяет среди гражданско-правовых договоров договоры о распоряжении исключительным правом, налагая на них особенность связанные с определением момента их заключения и исполнения, а также, — с определение предмета лицензионного договора, в отличии от общепринятых правил. Так, анализ законодательства и судебная практика его применения позволяют выявить следующее.

1) В п. 1 ст. 1234 и п. 1 ст. 1235 ГК РФ указывается, что стороны могут определить момент заключения этих договоров либо по модели реального (передает, предоставляет) либо консенсуального (обязуется передать, обязуется предоставить) договора. Полагаем, что стороны даже если и указывают в тексе договора такие положения, то фактически, данные договоры вообще не являются и не реальными и не консенсуальными.

Так, профессор Э.П. Гаврилов, основываясь на нематериальном характере объекта исключительного права, обратил внимание, что такие договоры «не могут быть реальными по самой своей сути. Это всегда — консенсуальные договоры, содержание которых состоит в передаче исключительного права, предоставлении права использования и т.п. их заключение не может обусловливаться передачей имущества (или каких-либо документов). Если такой договор предусматривает передачу имущества (например, картин, рукописей, документов), то эти действия относятся не к заключению договора, а к его исполнению»[1, с.95]. Согласимся с положениями, высказанными профессором о невозможности применения модели реального договора. Однако, применение модели и консенсуального договора не на все вопросы дает ответ. В частности, как отмечал профессор К.И. Скловский: » О том, как могло бы выглядеть исполнение обязательства по передаче исключительного права, закон ничего не говорит» и «авторы комментариев никак не описывают ни обязательства по передаче исключительного права, ни какие-либо действия по передаче права[5, с.54,55]. Добавим, что передача той же картины или рукописи во исполнение консенсуального договора также не влечет передачи исключительного права, хотя бы в силу ст. 1227 ГК РФ, согласно которой интеллектуальные права не зависят от права собственности на материальный носитель, в котором выражен результат.

Получается, что применительно к договорам о распоряжении исключительным правом не может применяться классификация их деления на реальный или консенсуальный договор, так как это применяют к сделкам (договорам) в отношении вещей, поскольку право как таковое передано быть не может.

В отношении определения понимания «передачи» исключительного права, нам близка позиция профессора К.И. Скловского, высказанная им в его научном труде о сделках. Ученый отмечает, что «если акт исполнения не может быть тем фактом, с которым закон связывает переход права, то закон и должен указать иной способ передачи права» и в качестве такого способа указывает конструкцию «распорядительной сделки… как чистый акт воли, направленный на передачу права»[5, с.61].

Согласимся с высказанными суждениями ученого о переходе исключительного права в силу распорядительной сделки, поскольку, для передачи права равно как и для заключения договоров о распоряжении исключительным правом достаточно волеизъявления сторон. Полагаем, что исключительное право переходит в момент такого волеизъявления. В случаях, когда закон (п. 2 ст. 8.1 ; п. 2 ст. 1232 и п. 4 ст. 1234 ГК РФ) связывает право с моментом его государственной регистрации, то и такая регистрация, полагаем, не изменяет момент «перехода» права, поскольку, согласно разъяснениям абз.2 п. 3 Постановления Пленума ВС РФ[3] регистрация является актом публичной достоверности для лиц не являющихся сторонами сделки, а сами стороны не вправе в отношениях между собой недобросовестно ссылаться на отсутствие такой регистрации.

2) О разграничении договоров о распоряжении исключительным правом. Статья 1233 ГК РФ, разграничивая способы распоряжения исключительным правом, не содержит указания на их различия по конечной цели. Так, только п. 1 ст. 1234 ГК РФ содержит упоминание о передаче правообладателем исключительного права «в полном объеме» другой стороне, а в абз.2 п. 1 ст. 1233 ГК РФ указывается, что заключение лицензионного договора не влечет за собой перехода исключительного права к лицензиату. Полагаем, что не указание в законе конечной цели исполнения договора об отчуждении исключительного права может привести к заблуждению относительно природы совершаемой сделки (пп. 3 п. 2 ст. 178 ГК РФ) и как следствие, согласно ст. 431.1 ГК РФ, признание договора недействительным. Установление законом для договора об отчуждении исключительного права правила, указывающего на переход исключительного права в «полном объеме» в отношении охраняемого объекта в целом, не всегда является окончательным однозначным критерием такого разграничения. Для отдельных результатов, действительно, не допустимо отчуждать, например, один из пунктов охраняемой патентом формулы изобретения, полезной модели, промышленного образца. Однако, в отношен товарного знака п. 1 ст. 1488 ГК РФ, допускает передавать исключительное право в отношении части товаров, исключительное право на которые подтверждается единым свидетельством. Закон хотя и отмечает, что право передается в полном объеме, но по существу происходит выдел из классов, охраняемых единым свидетельством перечня классов товаров, в отношении которых исключительное право и передают. В результате такой передачи возникает по существу самостоятельное право на самостоятельный (выделенный) объект с самостоятельным правообладателем. Более того, никто не ограничен заключить исключительный лицензионный договор на весь срок действия исключительного права, что по факту приравнивается к его отчуждению. Поэтому, полагаю, что в ст. 1233 ГК РФ наряду с указанием о том, что лицензионный договор не влечет перехода исключительного права к лицензиату, должно быть указание и о том, что такой переход исключительного права влечет договор об отчуждении исключительного права.

3) По общему правилу ст. 432 ГК РФ, предмет любого договора является его существенным условием и подлежит согласованию сторонами, в том числе и при заключении договоров о распоряжении исключительным правом, как указание на конкретный результат (пп. 1 п. 6 ст. 1235 ГК РФ), в отношении которого право передается или предоставляется. Однако, в отношении лицензионного договора, если со стороны лицензиара выступает аккредитованная организация, осуществляющая коллективное управление авторскими и смежными правами в интересах неопределенного круга лиц, то не указание конкретного результата не влечет не заключение лицензионного договора. В силу сложившейся судебной практики, подтвержденной Президиумом ВС РФ[2, п.18], предмет лицензионного договора, заключаемого аккредитованной организацией по управлению авторскими и смежными правами может быть определен сторонами как «произведения, входящие в реестр произведений (репертуар)», в частности РАО. Полагаем, что такое фактически сложившееся положение дел, когда конкретный пользователь считает себя связанным заключенным лицензионным договором, по которому он перечисляет РАО для автора вознаграждение за использование его произведения, лишь в силу заявления об использованных им из «репертуара» за отчетный период произведениях, — подлежит закреплению в законе.

Таким образом, предусмотренные в части 4 ГК РФ договоры о распоряжении исключительным правом: договор об отчуждении исключительного права и лицензионный договор наряду с общими положениями о гражданско-правовом договоре обладают присущими им особенностями, которые следовало бы закрепить в законодательстве.

Список литературы:

  1. Гаврилов Э.П., Еременко В.И. Комментарий к части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации (постатейный). — М.: Экзамен, 2009. — 973 с.
  2. Обзор судебной практики по делам, связанным с разрешением споров о защите интеллектуальных прав. Утвержденного Президиумом Верховного Суда РФ 23 сентября 2015 г. // Бюллетень ВС РФ. — 2015. — №
  3. Постановление Пленума ВС РФ от 23 июня 2015 г. «О применении судами положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» //Бюллетень ВС РФ. -2015. — № 8.
  4. Решение Арбитражного суда Свердловской области от 18 ноября 2011 г. по делу № А60-26562/2011 «Закон не предусматривает возможность применения к договорам, по которым происходит оборот результатов интеллектуальной деятельности, норм, регулирующих поименованные в части второй ГК РФ обязательства (в частности договор дарения), а позволяет применять в субсидиарном порядке лишь общие положения об обязательствах и договорах» // Доступ из СПС КонсультантПлюс.
  5. Скловский К.И. Сделка и ее действие. Комментарий главы 9 ГК РФ (Понятие, виды и форма сделок. Недействительность сделок). — М.: Статут, 2015. -176с.

Статья 1234. Договор об отчуждении исключительного права

СТ 1234 ГК РФ

1. По договору об отчуждении исключительного права одна сторона (правообладатель) передает или обязуется передать принадлежащее ей исключительное право на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации в полном объеме другой стороне (приобретателю).

2. Договор об отчуждении исключительного права заключается в письменной форме. Несоблюдение письменной формы влечет недействительность договора.

Переход исключительного права по договору подлежит государственной регистрации в случаях и в порядке, которые предусмотрены статьей 1232 настоящего Кодекса.

3. По договору об отчуждении исключительного права приобретатель обязуется уплатить правообладателю предусмотренное договором вознаграждение, если договором не предусмотрено иное.

При отсутствии в возмездном договоре об отчуждении исключительного права условия о размере вознаграждения или порядке его определения договор считается незаключенным. При этом правила определения цены, предусмотренные пунктом 3 статьи 424 настоящего Кодекса, не применяются.

Выплата вознаграждения по договору об отчуждении исключительного права может быть предусмотрена в форме фиксированных разовых или периодических платежей, процентных отчислений от дохода (выручки) либо в иной форме.

3.1. Не допускается безвозмездное отчуждение исключительного права в отношениях между коммерческими организациями, если настоящим Кодексом не предусмотрено иное.

4. Исключительное право на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации переходит от правообладателя к приобретателю в момент заключения договора об отчуждении исключительного права, если соглашением сторон не предусмотрено иное. Если переход исключительного права по договору об отчуждении исключительного права подлежит государственной регистрации (пункт 2 статьи 1232), исключительное право на такой результат или на такое средство переходит от правообладателя к приобретателю в момент государственной регистрации.

5. При существенном нарушении приобретателем обязанности выплатить правообладателю в установленный договором об отчуждении исключительного права срок вознаграждение за приобретение исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (подпункт 1 пункта 2 статьи 450) прежний правообладатель вправе требовать в судебном порядке перевода на себя прав приобретателя исключительного права и возмещения убытков, если исключительное право перешло к его приобретателю.

Если исключительное право не перешло к приобретателю, при существенном нарушении им обязанности выплатить в установленный договором срок вознаграждение за приобретение исключительного права правообладатель может отказаться от договора в одностороннем порядке и потребовать возмещения убытков, причиненных расторжением договора. Договор прекращается по истечении тридцатидневного срока с момента получения приобретателем уведомления об отказе от договора, если в этот срок приобретатель не исполнил обязанность выплатить вознаграждение.

Комментарий к Ст. 1234 Гражданского кодекса РФ

1. Законодатель вводит единый тип договора для большинства объектов интеллектуальных прав — договор об отчуждении исключительного права, который неприменим к фирменным наименованиям, наименованиям мест происхождения товара, коммерческим обозначениям.

2. Выделим квалифицирующие признаки договора об отчуждении исключительного права.

Данный договор является консенсуальным. Консенсуальный договор считается заключенным, если между сторонами в требуемой в подлежащих случаях форме достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора. Реальный договор считается заключенным с момента передачи имущества, если в соответствии с законом для заключения договора необходима передача имущества. В определении договора слова о том, что правообладатель передает или обязуется передать, могут ввести в заблуждение, на их основании может быть сделан вывод, что данный договор может быть и реальным, и консенсуальным. Однако это не так. Права нематериальны, поэтому их нельзя физически передать, а следовательно, передача права не есть какое-либо действие, которое является либо моментом вступления в силу договора, либо действием по исполнению договора. Данный договор вступает в силу с момента его заключения. Законодатель использовал слова «передает или обязуется передать» не для того, чтобы, как это принято в юридической технике, показать момент вступления договора в силу, а чтобы показать, что права от правообладателя к приобретателю могут переходить в момент заключения договора об отчуждении исключительного права, а могут и в иной срок, который должен быть указан в договоре. Если договор подлежит государственной регистрации, то исключительное право к приобретателю переходит в момент государственной регистрации этого договора. Государственной регистрации подлежат договоры об отчуждении исключительного права на изобретения, полезные модели, промышленные образцы, селекционные достижения, зарегистрированные топологии интегральных микросхем, зарегистрированные программы для ЭВМ и базы данных, товарные знаки.

Договор, как правило, возмездный. Однако стороны могут предусмотреть, что данный договор является безвозмездным. В соответствии со ст. 423 ГК РФ договор, по которому сторона должна получить плату или иное встречное предоставление за исполнение своих обязанностей, возмездный. Безвозмездным признается договор, по которому одна сторона обязуется предоставить что-либо другой стороне без получения от нее платы или иного встречного предоставления. Таким образом, договор является возмездным, если за исполнение обязанностей следует не только плата, но и любое иное встречное предоставление, например оказание услуг, выполнение работ, передача вещи. В связи с этим возникает вопрос: может ли в возмездном договоре об отчуждении исключительного права плата выражаться не только в денежном выражении, но и в другой форме? Представляется, что контекст п. 3 ст. 1234 ГК РФ не позволяет сделать вывод о том, что встречное предоставление может иметь иные формы помимо денежной. В связи с изложенным можно сделать вывод о том, что вознаграждение в договоре должно быть выражено в денежной форме.

Возмездный договор является двусторонним, а безвозмездный — односторонним.

Вместе с тем необходимо отметить, что безвозмездный договор об отчуждении исключительного права не порождает обязательства, так как в силу него происходит только переход права от одного лица к другому. На возможность существования договоров, которые не порождают обязательство, обращал внимание Г.Ф. Шершеневич. Он писал: «В громадном большинстве случаев договор направлен к установлению обязательственного отношения, так что договор и обязательство чаще всего находятся в связи как причина и следствие. Однако область договора выходит за пределы обязательственных отношений, как, в свою очередь, и обязательства могут иметь в своем основании не договор, а другой юридический факт, правонарушение, неосновательное обогащение. Договор имеет место, не создавая обязательственного права, в сфере брака, договором переносится с одного лица на другое вещное право или исключительное право, без права требования» .
———————————
Шершеневич Г.Ф. Курс гражданского права. Тула: Автограф, 2001. С. 396.

3. Содержание договора составляют его условия, которые принято делить на существенные, обычные и случайные. Существенные условия — это условия, необходимые и достаточные для заключения договора. Если соглашение по существенным условиям договора не достигнуто, договор считается незаключенным.

Существенным условием данного договора, как и любого другого договора, является его предмет. В данном типе договора предметом выступает исключительное право, не могут быть предметом другие имущественные и тем более неимущественные права. Предмет договора должен быть максимально определен путем указания на объект права. Если объект права не будет конкретизирован, то не будет конкретизирован и предмет договора.

Если договор является возмездным, а он таким является, если в самом договоре не указано, что он безвозмездный, то существенным условием договора об отчуждении исключительного права выступает размер вознаграждения, который должен быть определенным или определяемым. Согласно ч. 2 п. 3 ст. 1234 ГК РФ при отсутствии в возмездном договоре об отчуждении исключительного права условия о размере вознаграждения или порядке его определения договор считается незаключенным. При этом правила определения цены, предусмотренные п. 3 ст. 424 Кодекса, не применяются.

4. Форма договора. Договор об отчуждении исключительного права должен быть заключен в письменной форме. Если заключается договор об отчуждении исключительного права на изобретения, полезные модели, промышленные образцы, селекционные достижения, зарегистрированные топологии интегральных микросхем, зарегистрированные программы для ЭВМ и базы данных, товарные знаки, то договор подлежит государственной регистрации. Правовым последствием несоблюдения письменной формы договора и требования о государственной регистрации является недействительность договора.

5. Кроме того, исключительное право может быть обременено, правообладатель может предоставить право на использование третьим лицам, т.е. заключить лицензионные договоры либо заключить договор о залоге исключительного права. Такое обремененное исключительное право может выступать в качестве предмета договора об отчуждении исключительного права. Исключение составляет только оговорка в договоре о залоге исключительного права о том, что данное право не может быть отчуждено. Если, несмотря на такую оговорку в договоре залога, правообладатель заключит договор от отчуждении этого права, то договор об отчуждении на основании ст. 168 ГК РФ должен быть признан недействительным и соответственно применены последствия недействительности договора. Представляется, что установление в лицензионных договорах условия о невозможности отчуждения исключительного права будет ничтожным в соответствии с п. 3 ст. 22 ГК РФ. Согласно п. 3 ст. 22 ГК РФ полный или частичный отказ гражданина от правоспособности или дееспособности и другие сделки, направленные на ограничение правоспособности или дееспособности, ничтожны, за исключением случаев, когда такие сделки допускаются законом. При переходе права по договору об отчуждении исключительного права лицензионные договоры сохраняют силу (п. 7 ст. 1235). При этом в случае заключения договора об отчуждении исключительного права, обремененного лицензионным договором, согласия лицензиата не требуется. В соответствии с п. 7 ст. 1235 переход исключительного права не является основанием для изменения или расторжения лицензионного договора, заключенного предшествующим правообладателем. Однако обладатель должен уведомить лицензиата об отчуждении права, в противном случае согласно п. 3 ст. 382 ГК РФ, если должник, в нашем случае — лицензиат, не был письменно уведомлен о состоявшемся переходе прав кредитора к другому лицу, новый кредитор несет риск вызванных для него неблагоприятных последствий. В этом случае исполнение обязательств прежнему правообладателю будет признано исполнением надлежащему кредитору.

6. Сторонами договора являются правообладатель и приобретатель. В качестве правообладателя выступает лицо, обладающее исключительным правом. Первоначально данное право возникает у автора, однако оно может в силу закона или договоров перейти к другим лицам. Необходимо обратить внимание, что обладать исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации могут несколько лиц, при заключении договора в отношении такого объекта образуется множественность лиц на стороне правообладателя.

7. В пункте 5 ст. 1234 Кодекса предусмотрены два вида последствий нарушения приобретателем обязанности выплатить вознаграждение в зависимости от того, перешло исключительное право к приобретателю или нет, и от характера нарушения права. Если право перешло к приобретателю по договору, прежний правообладатель имеет право при существенном нарушении его права на вознаграждение в судебном порядке потребовать перевода прав приобретателя на себя и возмещения убытков. Это может иметь место в случае, как если право перешло в момент заключения договора, так и если право перешло позднее к приобретателю, но до вынесения решения судом. При решении вопроса о том, какое нарушение следует рассматривать как существенное нарушение, необходимо учитывать положения п. 2 ст. 450 ГК РФ, согласно которым существенным признается нарушение договора одной из сторон, которое влечет для другой стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора. Если нарушение не является существенным, а понятие «существенное» в любом случае носит оценочный характер, правообладатель может требовать возмещения убытков в полном размере. В соответствии с п. 2 ст. 15 ГК РФ под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы право не было нарушено (упущенная выгода). Порой доказать наличие упущенной выгоды очень сложно, поэтому вместо возмещения упущенной выгоды можно потребовать выплаты процентов, начисленных на невыплаченную сумму вознаграждения.

Если исключительное право не перешло к приобретателю, то при простом нарушении им обязанности выплатить в установленный договором срок вознаграждение за приобретение исключительного права правообладатель может отказаться от договора в одностороннем порядке и потребовать возмещения убытков, причиненных расторжением договора.

Энциклопедия судебной практики. Договор об отчуждении исключительного права (Ст. 1234 ГК)

Энциклопедия судебной практики
Договор об отчуждении исключительного права
(Ст. 1234 ГК)

1. Общие признаки договора об отчуждении исключительного права

1.1. Договор, предусматривающий отчуждение исключительных прав на интеллектуальную собственность, не должен содержать ограничения по способам использования или сроку действия соглашения, иначе он может быть квалифицирован судом как лицензионный договор

Договор, предусматривающий отчуждение права использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации, но в то же время вводящий ограничения по способам использования соответствующего результата или средства либо устанавливающий срок действия этого договора, с учетом положений статьи 431 Кодекса может быть квалифицирован судом как лицензионный договор.

В соответствии с п. 4 ст. 1234 Гражданского кодекса Российской Федерации исключительное право на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации переходит от правообладателя к приобретателю в момент заключения договора об отчуждении исключительного права, если соглашением сторон не предусмотрено иное.

Как разъяснено в п. 13.1 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 5, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 29 от 26.03.2009 «О некоторых вопросах, возникающих в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации», договор, предусматривающий отчуждение права использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации, но в то же время вводящий ограничения по способам использования соответствующего результата или средства либо устанавливающий срок действия этого договора с учетом положений ст. 431 Гражданского кодекса Российской Федерации может быть квалифицирован судом как лицензионный договор.

Суды, оценив представленный в материалы дела договор, исходя из буквального толкования его условий (ст. 431 Гражданского кодекса Российской Федерации), пришли к выводу о наличии у истца исключительного права на воспроизведение и распространение фонограмм спорных произведений.

Отказывая в удовлетворении заявления, суды правильно указали, что доводы заявителя относятся не к правомерности внесения записей, которые произведены в соответствии с нормативными актами и содержанием договоров, а к квалификации данных договоров как лицензионных согласно статье 1233 ГК РФ. Таким образом суды правомерно с учетом содержания договоров обоснованно посчитали, что они не содержат каких-либо ограничений по способам использования и (или) срокам действия, являются договорами о полной передаче исключительного права на товарные знаки, ввиду чего согласно статьям 431, 1233, 1234 ГК РФ являются договорами об отчуждении исключительного права.

1.2. При невозможности определения содержания контента договор о передаче прав на интернет-сайт не может являться надлежащим доказательством наличия исключительных прав на определенные объекты интеллектуальной собственности на этом сайте

Суд при разрешении спора указал на то, что из текста договора невозможно сделать вывод о содержании контента, не усматривается, что его предметом является передача прав на определенные результаты интеллектуальной собственности, какие-либо объекты прав не определены, тогда как согласно пункту 1 статьи 1234 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору об отчуждении исключительного права одна сторона (правообладатель) передает или обязуется передать принадлежащее ей исключительное право на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации в полном объеме другой стороне (приобретателю).

При таких обстоятельствах суд не признал договор о передаче прав на интернет-сайт надлежащим доказательством наличия исключительных прав ответчика на спорные объекты интеллектуальной собственности.

Согласно п. 1 ст. 1234 Гражданского кодекса РФ по договору об отчуждении исключительного права одна сторона (правообладатель) передает или обязуется передать принадлежащее ей исключительное право на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации в полном объеме другой стороне (приобретателю).

Заявитель кассационной жалобы не учитывает, что договор о передаче прав на интернет-сайт сам по себе не влечет передачу исключительных прав на объекты интеллектуальной собственности.

Из содержания договора не усматривается, что его предметом является передача прав на определенные результаты интеллектуальной собственности, какие-либо объекты прав не определены, на что правильно указали суды обеих инстанций.

1.3. Поскольку при создании служебного произведения исключительные права возникают у работодателя в силу закона, то ссылки на отсутствие каких-либо договоров об отчуждении исключительного права являются несостоятельными

Поскольку при создании служебного произведения исключительные права возникли у работодателя в силу закона, то ссылки истца на отсутствие каких-либо договоров об отчуждении исключительного права являются несостоятельными, основанными на неверном толковании закона.

2. Вознаграждение при отчуждении исключительного права

2.1. При выражении воли сторон на возмездное отчуждение исключительного права отсутствие необходимой государственной регистрации перехода исключительного права не означает, что стороны имели намерения передать или принять имущественные права на безвозмездной основе

То обстоятельство, что указанные договоры не прошли государственную регистрацию в течение года, не означает, что их стороны имели намерения передать или принять имущественные права на спорные товарные знаки на безвозмездной основе.

Напротив, поскольку отчуждение исключительного права ЗАО на спорные товарные знаки в 2008 году на основании поименованных выше договоров не состоялось, стороны в соглашении от 2011 года обусловили размер компенсационной платы за фактическое пользование ООО товарными знаками в период с 01.01.2008 по 01.01.2009, что не противоречит положениям пункта 4 статьи 1515 ГК РФ.

Исходя из изложенного, судами первой и апелляционной инстанций, с учетом толкований норм статьи 423 ГК РФ, сделан правильный вывод о том, что в рассматриваемом случае воля и волеизъявление сторон по указанным договорам были направлены на заключение возмездных сделок, в связи с чем оснований полагать, что ООО в 2008 году пользовалось спорными товарными знаками на безвозмездной основе не имеется.

2.2. Если в договоре авторского заказа, предусматривающем отчуждение заказчику исключительных прав, отсутствует выделение в составе вознаграждения платы за передачу исключительных прав, это не свидетельствует об отсутствии условия о размере вознаграждения или порядке его определения, которое могло бы привести к признанию договора незаключенным

Договором авторского заказа может быть предусмотрено отчуждение заказчику исключительного права на произведение, которое должно быть создано автором, если предоставление заказчику права использования этого произведения в установленных договором пределах.

В случае, когда договор авторского заказа предусматривает отчуждение заказчику исключительного права на произведение, которое должно быть создано автором, к такому договору применяются правила ГК РФ об отчуждении исключительного права, если из существа договора не вытекает иное.

В договоре определен его предмет — создание сценария на условиях отчуждения исключительного права, установлен размер вознаграждения и порядок его выплаты. Общий размер вознаграждения установлен за создание сценария, включая передачу исключительного права на использование и распоряжение сценарием и фильмом.

При этом суды указали, что отсутствие выделения в составе вознаграждения платы за передачу исключительных прав не свидетельствует об отсутствии условия о размере вознаграждения или порядке его определения, которое могло бы привести к признанию договора незаключенным.

Если договор авторского заказа заключен с условием предоставления заказчику права использования произведения в установленном договором пределах, к такому договору, соответственно, применяются положения, предусмотренные ст.ст. 1286, 1287 настоящего Кодекса.

В договоре, заключенном между ООО и индивидуальным предпринимателем, определен его предмет — создание сценария на условиях отчуждения исключительного права, установлен размер вознаграждения и порядок его выплаты. Общий размер вознаграждения установлен за создание сценария, включая передачу исключительного права на использование и распоряжение сценарием и фильмом.

Судами сделан правильный вывод о том, что договор в части отчуждения исключительного права на результат интеллектуальной деятельности соответствует требованиям ст. 1234 Гражданского Кодекса РФ. Отсутствие выделения в составе вознаграждения платы за передачу исключительных прав не свидетельствует об отсутствии условия о размере вознаграждения или порядке его определения, которое могло бы привести к признанию договора незаключенным.

2.3. В пункте 5 ст. 1234 ГК РФ предусмотрено два вида последствий нарушения приобретателем исключительного права обязанности выплатить вознаграждение в зависимости от того, перешло исключительное право к приобретателю или нет

В пункте 5 ст. 1234 ГК РФ предусмотрено два вида последствий нарушения приобретателем обязанности выплатить вознаграждение в зависимости от того, перешло исключительное право к приобретателю или нет.

2.4. До 1.10.2014 года, если исключительное право перешло к приобретателю, то для защиты прав прежнего правообладателя нарушение приобретателем обязанности по выплате вознаграждения должно было быть существенным, а при отсутствии перехода исключительного права такое нарушение могло быть простым

Если исключительное право перешло к приобретателю по договору, то при существенном нарушении его права на вознаграждение прежний правообладатель имеет право в судебном порядке потребовать перевода прав приобретателя на себя и возмещения убытков (абз. 1 п. 5 ст. 1234 ГК РФ). Если же исключительное право не перешло к приобретателю, то при простом нарушении им обязанности выплатить в установленный договором срок вознаграждение за приобретение исключительного права правообладатель может отказаться от договора в одностороннем порядке и потребовать возмещения убытков, причиненных расторжением договора (абз. 1 п. 5 ст. 1234 ГК РФ).

Федеральным законом от 12 марта 2014 г. N 35-ФЗ в пункт 5 статьи 1234 Кодекса внесены изменения, вступившие в силу с 1 октября 2014 г., в соответствии с которыми при отсутствии перехода исключительного права к приобретателю нарушение им обязанности по выплате вознаграждения также должно быть существенным

2.5. При существенном нарушении новым приобретателем условий договора об отчуждении исключительного права по выплате прежнему правообладателю вознаграждения установлен такой специальный способ защиты гражданских прав как перевод на прежнего правообладателя прав приобретателя исключительного права

В случае, предусмотренном абз. 1 п. 5 ст. 1234 ГК РФ, в силу прямого указания закона при установлении в судебном порядке существенного нарушения новым приобретателем условий договора об отчуждении исключительного права по выплате прежнему правообладателю вознаграждения, установлен такой альтернативный способ защиты гражданских права как перевод на прежнего правообладателя прав приобретателя исключительного права. То есть в абз. 1 п. 5 ст. 1234 ГК РФ императивно закреплен всего один вышеуказанный способ защиты гражданских прав.

2.6. Возможность требования прежним правообладателем в судебном порядке перевода на себя прав приобретателя исключительного права и возмещения убытков в случае существенного нарушения последним обязательств по выплате в установленный договором срок вознаграждения за приобретение исключительного права не связана с обязательным предъявлением требования о расторжении договора

Оставляя без удовлетворения исковые требования в части перевода на ООО в судебном порядке прав приобретателя исключительного права на товарный знак, суды первой и апелляционной инстанции, сославшись на положения абз. 1 п. 5 ст. 1234 Гражданского кодекса Российской Федерации, исходили из того, что после перехода исключительного права к новому правообладателю для перевода на основании абз. 1 п. 5 ст. 1234 Гражданского кодекса Российской Федерации в судебном порядке прав нового приобретателя исключительного права на прежнего правообладателя необходимо наличие двух условий: 1) нарушение приобретателем обязанности выплатить правообладателю в установленный договором об отчуждении исключительного права срок вознаграждение за приобретение исключительного права на результат интеллектуальной деятельности должно быть существенным (подпункт 1 пункта 2 статьи 450 ГК РФ); 2) соблюдение заявителем процедуры, установленной п. 2 ст. 450 ГК РФ, то есть предъявление прежним правообладателем требования о расторжении договора как необходимое условие для удовлетворения в судебном порядке требования о переводе на себя прав приобретателя исключительного права.

По утверждению ООО, положениями пункта 5 ст. 1234 ГК РФ не обусловлено требование прежнего правообладателя в судебном порядке перевода на себя прав приобретателя исключительного права расторжением в судебном порядке договора о переуступке (отчуждении) исключительного права результаты интеллектуальной собственности.

Оставляя без удовлетворения исковые требования в части перевода на ООО в судебном порядке прав приобретателя исключительного права на товарный знак, суды первой и апелляционной инстанции, сославшись на положения абз. 1 п. 5 ст. 1234 ГК РФ исходили из того, что после перехода исключительного права к новому правообладателю для перевода на основании абз. 1 п. 5 ст. 1234 ГК РФ в судебном порядке прав нового приобретателя исключительного права на прежнего правообладателя необходимо соблюдение заявителем процедуры, установленной п. 2 ст. 450 ГК РФ, то есть предъявление прежним правообладателем требования о расторжении договора как необходимое условие для удовлетворения в судебном порядке требования о переводе на себя прав приобретателя исключительного права.

Арбитражные суды первой и апелляционной инстанции пришли к выводу о том, что в случае, предусмотренном абз. 1 п. 5 ст. 1234 Гражданского кодекса Российской Федерации, требование прежнего правообладателя о переводе в судебном порядке на себя прав приобретателя исключительного права без расторжения договора на основании существенного нарушения его условий другой стороной не предусмотрено положениями абз. 1 п. 5 ст. 1234 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Вместе с тем суд кассационной инстанции не может признать указанные выводы судов обеих инстанций обоснованными по следующим обстоятельствам.

Императивно закрепленными в абз. 1 п. 5 ст. 1234 Гражданского кодекса Российской Федерации нормами законодательно не обусловлено предъявление прежним правообладателем требования в судебном порядке перевода на себя прав приобретателя исключительного права в случае нарушения приобретателем обязанности выплатить вознаграждение по договору фактом расторжения в судебном порядке договора о переуступке (отчуждении) исключительного права на результаты интеллектуальной собственности.

2.7. Переход права приобретателя исключительного права прежнему правообладателю не является по своей правовой природе специальной формой расторжения договора

Арбитражный апелляционный суд также исходил из того, что в случае, предусмотренном абз. 1 п. 5 ст. 1234 Гражданского кодекса Российской Федерации, требование прежнего правообладателя в судебном порядке перевода на себя прав приобретателя исключительного права обусловлено расторжением договора на основании существенного нарушения его условий другой стороной, поскольку норма абз. 1 п. 5 ст. 1234 ГК РФ подлежит применению в системности с общими нормами гражданского законодательства о расторжении договора, ввиду чего переход права приобретателя исключительного права прежнему правообладателю является по своей правовой природе специальной формой расторжения договора.

Арбитражные суды первой и апелляционной инстанции пришли к выводу о том, что в случае, предусмотренном абз. 1 п. 5 ст. 1234 Гражданского кодекса Российской Федерации, требование прежнего правообладателя о переводе в судебном порядке на себя прав приобретателя исключительного права без расторжения договора на основании существенного нарушения его условий другой стороной не предусмотрено положениями абз. 1 п. 5 ст. 1234 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Вместе с тем суд кассационной инстанции не может признать указанные выводы судов обеих инстанций обоснованными по следующим обстоятельствам.

Императивно закрепленными в абз. 1 п. 5 ст. 1234 Гражданского кодекса Российской Федерации нормами законодательно не обусловлено предъявление прежним правообладателем требования в судебном порядке перевода на себя прав приобретателя исключительного права в случае нарушения приобретателем обязанности выплатить вознаграждение по договору фактом расторжения в судебном порядке договора о переуступке (отчуждении) исключительного права на результаты интеллектуальной собственности.

2.8. В абзаце 1 п. 5 ст. 1234 ГК РФ содержится отсылочная норма, которая для определения существенности нарушения по оплате приобретателем вознаграждения отсылает к пп. 1 п. 2 ст. 450 ГК РФ, но понятие «существенное нарушение» в любом случае является оценочным

В абзаце 1 п. 5 ст. 1234 ГК РФ содержится отсылочная норма, которая для определения существенности нарушения по оплате приобретателем вознаграждения отсылает к подпункту 1 п. 2 ст. 450 ГК РФ. В соответствии с ним существенным признается нарушение договора одной из сторон, которое влечет для другой стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора. Понятие «существенное нарушение» в любом случае является оценочным.

2.9. Факты существенности нарушения приобретателем обязательств по выплате правообладателю в установленный срок вознаграждения за приобретение исключительного права подлежат определению судом в порядке, аналогичном таким способам защиты права как изменение или расторжение договора по требованию одной из сторон в судебном порядке

При этом в случае, предусмотренном абз. 1 п. 5 ст. 1234 ГК РФ, содержащаяся в указанном абзаце отсылка на подпункт 1 п. 2 ст. 450 ГК РФ означает, что факты существенности (пункта 2 статьи 450 ГК РФ) нарушения приобретателем обязательств по выплате правообладателю в установленный договором об отчуждении исключительного права срок вознаграждения за приобретение исключительного права при предъявлении прежним правообладателем в судебном порядке искового требования о переводе на себя прав приобретателя исключительного права (способ защиты гражданских прав, предусмотренный ст. 12 ГК РФ) подлежат определению судом в порядке, аналогичном таким способам защиты права (ст. 12ГК РФ) как изменение или расторжение договора по требованию одной из сторон в судебном порядке при существенном нарушении договора другой стороной.

2.10. В предмет доказывания по делу о существенности нарушения ответчиком обязательств в отношении выплаты правообладателю в установленный договором срок вознаграждения за приобретение исключительного права входит установление факта того, на что был вправе рассчитывать истец при заключении договора

В абз. 1 п. 5 ст. 1234 ГК РФ содержится отсылочная норма, которая для определения существенности нарушения по оплате приобретателем вознаграждения отсылает к подп. 1 п. 2 ст. 450 ГК РФ.

В соответствии с п. 2 ст. 450 ГК РФ существенным признается нарушение договора одной из сторон, которое влечет для другой стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора. Понятие «существенное нарушение» в любом случае является оценочным.

С учетом данного в п. 2 ст. 450 ГК РФ легального определения существенного нарушения противоположной стороной условий договора, а также положений абз. 1 п. 5 ст. 1234 ГК РФ в предмет доказывания по настоящему делу существенности нарушения ответчиком обязательств в отношении выплаты правообладателю в установленный договором срок вознаграждения за приобретение исключительного права на товарный знак входит установление факта того, на что в части вознаграждения был вправе рассчитывать истец при заключении договора об отчуждении исключительного права на товарный знак.

2.11. В предмет доказывания по делу о существенности нарушения ответчиком обязательств в отношении выплаты правообладателю в установленный договором срок вознаграждения за приобретение исключительного права входит также установление факта того, чего истец в значительной степени лишился в результате нарушения ответчиком условий сделки

С учетом данного в п. 2 ст. 450 ГК РФ легального определения существенного нарушения противоположной стороной условий договора, а также положений абз. 1 п. 5 ст. 1234 ГК РФ в предмет доказывания по настоящему делу существенности нарушения ответчиком обязательств в отношении выплаты правообладателю в установленный договором срок вознаграждения за приобретение исключительного права на товарный знак входит установление факта того, чего истец в значительной степени лишился в результате нарушения ответчиком условий сделки.

2.12. При предъявлении требования о переводе исключительного права в случае неоплаты приобретателем вознаграждения прежний правообладатель не вправе заявлять о взыскании пени, когда не заявлен иск о возмещении убытков, иначе требования содержат взаимоисключающие противоречия

Более того, как правильно указано судом апелляционной инстанции, истцом не был заявлен иск о возмещении убытков, как то предусмотрено статьей 1234 ГК РФ при предъявлении требования о переводе исключительного права, а заявлено о взыскании пени по договору об отчуждении исключительного права на товарный знак.

Согласно главе 23 ГК РФ неустойка (пеня) является способом обеспечения исполнения обязательства, в данном случае — исполнения обязательства по оплате вознаграждения за переданное исключительное право.

Суд апелляционной инстанции усмотрел взаимоисключающие противоречия в заявленных истцом требованиях, в связи с чем пришел к обоснованному выводу об отсутствии существенного нарушения договора и соответственно оснований для удовлетворения иска в этой части.

2.13. В случае неоплаты вознаграждения приобретателем исключительного права прежний правообладатель вправе не только требовать в судебном порядке перевода на себя прав приобретателя исключительного права и возмещения убытков, но и применить иные способы защиты

Пунктом 5 статьи 1234 ГК РФ определен специальный способ защиты прав прежнего правообладателя при существенном нарушении приобретателем обязанности выплатить правообладателю в установленный договором об отчуждении исключительного права срок вознаграждение за приобретение исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (подпункт 1 пункта 2 статьи 450 Кодекса) в случае, если исключительное право перешло к его приобретателю: прежний правообладатель вправе требовать в судебном порядке перевода на себя прав приобретателя исключительного права и возмещения убытков.

При рассмотрении споров по искам прежнего правообладателя судам надлежит учитывать: пункт 5 статьи 1234 ГК РФ не исключает возможности применения прежним правообладателем иных способов защиты (статья 12 Кодекса).

В совместном постановлении Пленума ВС РФ N 5 и Пленума Высшего ВАС РФ N 29 от 26.03.2009 года «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса РФ» разъяснено в п. 13.4, что при рассмотрении споров по искам прежнего правообладателя судам надлежит учитывать: пункт 5 статьи 1234 ГК РФ не исключает возможности применения прежним правообладателем иных способов защиты (статья 12 Кодекса).

3. Недействительность договора об отчуждении

3.1. При невозможности квалифицировать договор об отчуждении исключительных прав на интеллектуальную собственность с ограничениями (по способам использования или сроку) в качестве лицензионного, такой договор подлежит признанию недействительным

Договор, предусматривающий отчуждение права использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации, но в то же время вводящий ограничения по способам использования соответствующего результата или средства либо устанавливающий срок действия этого договора, с учетом положений статьи 431 Кодекса может быть квалифицирован судом как лицензионный договор. При отсутствии такой возможности договор подлежит признанию недействительным (статья 168 ГК РФ).

Договор, предусматривающий отчуждение права использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации, но в то же время вводящий ограничения по способам использования соответствующего результата или средства либо устанавливающий срок действия этого договора, с учетом положений статьи 431 Кодекса может быть квалифицирован судом как лицензионный договор. При отсутствии такой возможности договор подлежит признанию недействительным (п. 13.1 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.03.2009 N 5/29 «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее — постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.03.2009 N 5/29).

3.2. До 1 октября 2014 года законодательство относительно договоров об отчуждении исключительных прав, в отличие от общих норм о заключенности сделок (п. 3 ст. 433 ГК РФ), предусматривало специальное правило о правовых последствиях отсутствия государственной регистрации такого договора — его недействительность

Согласно пунктам 1 и 2 статьи 1234 названного Кодекса правообладателю предоставлена возможность распорядиться результатом интеллектуальной деятельности путем передачи исключительного права него. Применительно к патентным правам порядок распоряжения результатами интеллектуальной деятельности регулируется статьей 1365 Гражданского кодекса Российской Федерации, в которой установлена возможность отчуждения исключительного права на изобретение путем заключения договора об отчуждении патента. Договор об отчуждении патента заключается в письменной форме и подлежит государственной регистрации. Несоблюдение письменной формы или требования о государственной регистрации влечет недействительность договора.

Из смысла приведенных норм следует, что действующее законодательство к договорам об отчуждении прав на изобретение, в отличие от общих норм о заключенности сделок (пункт 3 статьи 433 Гражданского кодекса Российской Федерации), предусматривает специальное правило о правовых последствиях отсутствия государственной регистрации такого договора — его недействительность.

Федеральным законом от 12 марта 2014 г. N 35-ФЗ в пункт 4 статьи 1234 Кодекса внесены изменения, вступившие в силу с 1 октября 2014 г., в соответствии с которыми государственной регистрации подлежит не сам договор об отчуждении, а переход исключительного права

3.3. Условие подлежащего государственной регистрации договора об отчуждении исключительного права, устанавливающее момент перехода исключительного права, отличный от момента самой государственной регистрации, ничтожно

Согласно пункту 4 статьи 1234 ГК РФ исключительное право на результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации переходит от правообладателя к приобретателю по общему правилу, если соглашением сторон не предусмотрено иное, в момент заключения не подлежащего регистрации договора об отчуждении исключительного права.

Если же такой договор подлежит государственной регистрации, то момент перехода исключительного права определяется в силу закона императивно — моментом государственной регистрации этого договора. Условие подлежащего государственной регистрации договора об отчуждении исключительного права, устанавливающее иной момент перехода исключительного права, с учетом положений статьи 168 ГК РФ ничтожно.

Если же такой договор подлежит государственной регистрации, то момент перехода исключительного права определяется в силу закона императивно — моментом государственной регистрации этого договора. Условие подлежащего государственной регистрации договора об отчуждении исключительного права, устанавливающее иной момент перехода исключительного права, с учетом положений статьи 168 ГК РФ ничтожно.

Как разъяснено в п. 13.3 постановления Пленумов Верховного Суда Российской Федерации N 5, Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 29 от 26.03.2009 «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее — постановление Пленумов от 26.03.2009 N 5/29), согласно п. 4 ст. 1234 Гражданского кодекса Российской Федерации исключительное право на результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации переходит от правообладателя к приобретателю по общему правилу, если соглашением сторон не предусмотрено иное, в момент заключения не подлежащего регистрации договора об отчуждении исключительного права.

Если же такой договор подлежит государственной регистрации, то момент перехода исключительного права определяется в силу закона императивно — моментом государственной регистрации этого договора. Условие подлежащего государственной регистрации договора об отчуждении исключительного права, устанавливающее иной момент перехода исключительного права, с учетом положений статьи 168 Гражданского кодекса Российской Федерации ничтожно.

Федеральным законом от 12 марта 2014 г. N 35-ФЗ в пункт 4 статьи 1234 Кодекса внесены изменения, вступившие в силу с 1 октября 2014 г., в соответствии с которыми государственной регистрации подлежит не сам договор об отчуждении, а переход исключительного права

3.4. Подлежащий государственной регистрации договор об отчуждении исключительного права может быть признан недействительным даже при отсутствии такой регистрации

ООО обратилось в Арбитражный суд с исковыми требованиями к ответчикам: о признании договора об отчуждении исключительного права на товарный знак недействительным.

Истец считает неправомерным вывод судов о том, что отсутствие государственной регистрации спорного договора препятствует признанию его недействительным. При этом указывает на ошибочность содержащейся в судебных актах ссылки на пункт 2 Обзора судебной практики по спорам, связанным с признанием договоров незаключенными, утвержденного информационным письмом Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 25.02.2014 N 165 (далее — Обзор), поскольку данный пункт касается иных ситуаций, а именно — несогласованности существенных условий договора, в то время как обстоятельства настоящего дела отличаются и связаны с отсутствием государственной регистрации спорного договора в Роспатенте.

Суд первой инстанции также обосновал невозможность признания спорного договора недействительным тем, что он не зарегистрирован в Роспатенте, в связи с чем является незаключенным, поэтому его положения не влияют на права и обязанности сторон.

В то же время суд кассационной инстанции соглашается с доводом заявителя жалобы о неправомерности ссылки судов на пункт 2 Обзора, поскольку в данном пункте речь идет о невозможности признания недействительными договоров, в которых не согласованы существенные условия, что не относится к обстоятельствам рассматриваемого спора.

Между тем ошибочность ссылки судов на указанный пункт Обзора не повлекла вынесения незаконных судебных актов, поскольку судами сделан основанный на иных верных мотивах вывод об отсутствии правовых оснований для признания спорного договора недействительным.

Федеральным законом от 12 марта 2014 г. N 35-ФЗ в пункт 4 статьи 1234 Кодекса внесены изменения, вступившие в силу с 1 октября 2014 г., в соответствии с которыми государственной регистрации подлежит не сам договор об отчуждении, а переход исключительного права

3.5. Ссылки на нормы гражданского законодательства, касающиеся условий возникновения и прекращения правоспособности юридического лица, не могут служить основанием для признания недействительным договора об отчуждении исключительного права, который в установленном законом порядке прошел государственную регистрацию

Оценив в соответствии с требованиями главы 7 Кодекса представленные сторонами доказательства, в их совокупности и взаимосвязи, исходя из фактических обстоятельств дела, руководствуясь статьями 58, 61, 307-419, 420-453, 1225, 1229, 1232,1233, 1234, 1259, 1262 Гражданского кодекса Российской Федерации, Административным регламентом исполнения Роспатентом функции по регистрации договоров о предоставлении права на изобретения, полезные модели, промышленные образцы, товарные знаки, знаки обслуживания, охраняемые программы для ЭВМ, базы данных, топологии интегральных микросхем, а также договоров коммерческой концессии на использование объектов интеллектуальной собственности, охраняемых в соответствии с патентным законодательством Российской Федерации, утвержденным приказом Министерства образования и науки Российской Федерации от 29.10.2008 N 321 (зарегистрированным в Минюсте Российской Федерации 05.03.2009, рег. N 13482), учитывая решение районного суда города, установив, что в настоящем случае произошла не ликвидация, а реорганизация юридического лица (стороны по договору) путем его слияния с другим юридическим лицом, ООО в установленном порядке зарегистрировало в Роспатенте договор об отчуждении исключительного права на программу для ЭВМ по свидетельству, суды пришли к выводу, что ссылки ООО на нормы гражданского законодательства, касающиеся условий возникновения и прекращения правоспособности юридического лица, не могут служить основанием для признания недействительным договора об отчуждении исключительного права, который в установленном законом порядке прошел государственную регистрацию.

Ссылки истца на нормы гражданского законодательства, касающиеся условий возникновения и прекращения правоспособности юридического лица, не могут служить основанием для признания недействительным договора об отчуждении исключительного права, который в установленном законом порядке прошел государственную регистрацию.

Федеральным законом от 12 марта 2014 г. N 35-ФЗ в пункт 4 статьи 1234 Кодекса внесены изменения, вступившие в силу с 1 октября 2014 г., в соответствии с которыми государственной регистрации подлежит не сам договор об отчуждении, а переход исключительного права

3.6. Неуказание автора в договоре не свидетельствует о незаключенности договора о передаче исключительного права

Проанализировав положения ст. ст. 1229, 1232-1234 ГК РФ, суды верно пришли к выводу, что не указание автора в договоре, не свидетельствует о незаключенности договора о передаче исключительного права, а также о его недействительности (ничтожности).

3.7. Неуказание автора в договоре о передаче исключительного права не свидетельствует о его недействительности (ничтожности)

Проанализировав положения ст. ст. 1229, 1232-1234 ГК РФ, суды верно пришли к выводу, что не указание автора в договоре, не свидетельствует о незаключенности договора о передаче исключительного права, а также о его недействительности (ничтожности).

3.8. Нормы, регулирующие вопросы передачи исключительных прав на результат интеллектуальной деятельности и вопросы исполнения обязательств по договору об отчуждении исключительных прав, не предусматривают обязательный досудебный порядок урегулирования спора между сторонами договора

Как следует из искового заявления, исковые требования предъявлены им по основаниямст. ст. 1225, 1226, 1228, 1229, 1233, 1234, 1248, 309, 310 ГК РФ, как требования, вытекающие из обязательств по договору об отчуждении исключительного права на результат интеллектуальной деятельности, а именно — по авторскому договору о передаче исключительных имущественных прав.

При этом правовые нормы, регулирующие вопросы передачи исключительных прав на результат интеллектуальной деятельности и вопросы исполнения обязательств по данному виду договора, не предусматривают обязательный досудебный порядок урегулирования спора между сторонами договора.

3.9. Наличие либо отсутствие статуса индивидуального предпринимателя у правообладателя, отчуждающего исключительное право на товарный знак, не имеет правового значения для цели установления законности такой сделки

Оценив в соответствии с требованиями главы 7 Кодекса представленные сторонами доказательства, в их совокупности и взаимосвязи, исходя из фактических обстоятельств дела, руководствуясь статьями 168, 1229, 1233, 1234 Гражданского кодекса Российской Федерации, установив, что ООО не является правообладателем товарного знака по свидетельству Российской Федерации, ему никогда не было предоставлено право пользования этим товарным знаком, не является стороной спорного договора, не имеет отношения к его предмету, сторонам, условиям, и не является учредителем либо исполнительным органом ООО, на момент рассмотрения спора лицо являлось зарегистрированным индивидуальным предпринимателем, учитывая, что вне зависимости от наличия или отсутствия статуса индивидуального предпринимателя сделка по отчуждению исключительного права на товарный знак может быть совершена лицом, которое является правообладателем товарного знака и указано в этом качестве в государственном реестре товарных знаков, суды пришли к выводу об отсутствии оснований для признания недействительным спорного договора и отказали в иске.

Судом первой инстанции был отклонен довод истца о неправомерности отчуждения исключительного права на товарный знак, мотивированный отсутствием статуса индивидуального предпринимателя у правообладателя отмечено, что отсутствие статуса индивидуального предпринимателя не является основанием для признания договора об отчуждении товарного знака недействительным. Вне зависимости от наличия или отсутствия такого статуса сделка по отчуждению исключительного права на товарный знак может быть совершена лицом, которое является правообладателем товарного знака и указано в этом качестве в государственном реестре товарных знаков.

Кроме того, суд считает правомерным вывод судов о том, что наличие либо отсутствие статуса индивидуального предпринимателя у правообладателя, отчуждающего исключительное право на товарный знак, не имеет правового значения для цели установления законности такой сделки.

4. Иные договоры, связанные с отчуждением исключительных прав

4.1. Фактическое предоставление технической документации не следует квалифицировать как отношения купли-продажи исключительных прав

Не представлены доказательства передачи иных материалов, являющихся предметом Соглашения, в частности, прав на доменные имена; разработанного логотипа; рабочих чертежей, внешних поверхностей и т.д.

Довод истца о том, что фактическое предоставление ответчику материалов по техническому проекту следует квалифицировать как отношения купли-продажи исключительных прав, основан на неправильном истолковании закона.

Согласно пункту 2 статьи 1234 ГК РФ договор об отчуждении исключительного права заключается в письменной форме. Несоблюдение письменной формы влечет недействительность договора. Такой договор сторонами не заключался.

4.2. Если предметом отступного выступает исключительное право на интеллектуальную собственность, то обязательство прекращается в момент заключения договора об отчуждении или в момент государственной регистрации перехода исключительного права, когда объект подлежит такой регистрации

Как следует из статьи 409 Гражданского кодекса, обязательство прекращается не в момент совершения соглашения об отступном, а в момент предоставления отступного.

Пунктом 4 статьи 1234 Гражданского кодекса Российской Федерации императивно определяется момент перехода исключительного права на средство индивидуализации от правообладателя к приобретателю по договору об отчуждении исключительного права — моментом государственной регистрации соответствующего договора.

С учетом этого суды пришли к верному выводу о предоставлении отступного.

Федеральным законом от 12 марта 2014 г. N 35-ФЗ в пункт 4 статьи 1234 Кодекса внесены изменения, вступившие в силу с 1 октября 2014 г., в соответствии с которыми государственной регистрации подлежит не сам договор об отчуждении, а переход исключительного права

4.3. Стороны вправе заключить смешанный договор, содержащий элементы договора возмездного оказания услуг и договора об отчуждении исключительного права

Судебные инстанции квалифицировали договор как договор возмездного оказания услуг. Между тем анализ условий заключенного сторонами договора (статья 431 Кодекса) свидетельствует о его смешанном характере.

В соответствии с пунктом 3 статьи 421 Кодекса стороны могут заключить договор, в котором содержатся элементы различных договоров, предусмотренных законом или иными правовыми актами (смешанный договор). К отношениям сторон по смешанному договору применяются в соответствующих частях правила о договорах, элементы которых содержатся в смешанном договоре, если иное не вытекает из соглашения сторон или существа смешанного договора.

В пунктах 1 и 2 статьи 1233 Кодекса предусмотрено право правообладателя распорядиться принадлежащим ему исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации любым не противоречащим закону и существу такого исключительного права способом, в том числе путем его отчуждения по договору другому лицу (договор об отчуждении исключительного права). К таким договорам применяются общие положения об обязательствах (статьи 307 — 419) и о договоре (статьи 420 — 453), поскольку иное не установлено правилами настоящего раздела и не вытекает из содержания или характера исключительного права.

Согласно пункту 1 статьи 1234 Кодекса по договору об отчуждении исключительного права одна сторона (правообладатель) передает или обязуется передать принадлежащее ей исключительное право на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации в полном объеме другой стороне (приобретателю).

В силу пункта 1 статьи 779 и пункта 1 статьи 781 Кодекса по договору возмездного оказания услуг исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услуги (совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность), а заказчик обязуется оплатить эти услуги.

Поскольку договор является смешанным (содержит элементы договора возмездного оказания услуг и договора об отчуждении исключительного права) к нему в соответствующих частях применяются положения глав 39 и 69 Кодекса.

4.4. Если при оказании услуг создается овеществленный результат — созданные исполнителем произведения, то к договору возмездного оказания услуг применяются общие положения о подряде, если это не противоречит статьям 779 — 782 ГК, а также особенностям предмета договора возмездного оказания услуг

К существенным условиям договора на возмездное оказание услуг законодатель относит предмет договора, то есть вид (перечень) услуг, те конкретные действия, которые исполнитель должен совершить для заказчика. Услуги могут выражаться либо в действиях, не имеющих материального воплощения, либо в действиях, приносящих определенный (овеществленный) результат.

Как видно из материалов дела, компания и общество заключили договор, имеющий овеществленный результат — произведения, созданные исполнителем в результате оказания услуг по каждому из этапов.

В статье 783 Кодекса закреплено, что к договору возмездного оказания услуг применяются общие положения о подряде (статьи 702 — 729 Кодекса), если это не противоречит статьям 779 — 782 Кодекса, а также особенностям предмета договора возмездного оказания услуг.

Суд не усмотрел оснований для расторжения договора, так как ответчик исполнил установленные договором обязательства по созданию аудиовизуального произведения и передаче его заказчику, вместе с исключительными правами на произведение.

Определяя правовую природу договора, суды, исходя из толкования его условий, обоснованно применили нормы права, регулирующие правоотношения по договору подряда. Как пояснили представители истца и ответчика в судебном заседании кассационной инстанции, они относят указанный договор к смешанным, содержащим положения договоров возмездного оказания услуг и подряда, в связи с этим полагают, что к спорным правоотношениям подлежат применению нормы гражданского законодательства о договорах возмездного оказания услуг и на основании статьи 783 ГК РФ о договорах подряда.

4.5. При создании произведения по смешанному договору (подряд и возмездное оказание услуг) к отношениям сторон применяются по аналогии права нормы, регулирующие правоотношения по договорам авторского заказа

Ответчик исполнил установленные договором обязательства по созданию аудиовизуального произведения и передаче его заказчику, вместе с исключительными правами на произведение.

Определяя правовую природу договора, суды, исходя из толкования его условий, обоснованно применили нормы права, регулирующие правоотношения по договору подряда. Как пояснили представители истца и ответчика в судебном заседании кассационной инстанции, они относят указанный договор к смешанным, содержащим положения договоров возмездного оказания услуг и подряда, в связи с этим полагают, что к спорным правоотношениям подлежат применению нормы гражданского законодательства о договорах возмездного оказания услуг и на основании статьи 783 ГК РФ о договорах подряда, а также по аналогии права нормы, регулирующие правоотношения по договорам авторского заказа.

4.6. Если исключительные права на произведение возникают у заказчика не в силу закона, а по воле сторон, то соглашение является смешанным договором, содержащим, в частности, признаки и существенные условия договора об отчуждении

Суд первой инстанции сделал вывод о том, что исключительные права возникли непосредственно у заказчика, применив п. 1 ст. 1296 ГК РФ, в то время как воля сторон договоров направлена на передачу заказчику исключительных прав именно по договору, а не императивному указанию п. 1 ст. 1296 Кодекса.

Суд апелляционной инстанции правильно указал, что спорные договоры содержат существенные условия договоров об отчуждении исключительного права (ст. 1234 ГК РФ): предметом договоров являются обязательства одной стороны по передаче другой стороне исключительных прав; договоры заключены в письменной форме; договоры являются возмездными и содержат условия о размере вознаграждения за исключительные права.

Удовлетворяя заявленные требования, суд апелляционной инстанции исходил из того, что спорные договоры являются смешанными и содержат условия и признаки нескольких договоров, в том числе все существенные условия договоров об отчуждении исключительного права (ст. 1234 ГК РФ).

4.7. Соглашение между юридическими лицами о возмездном заказе аудиовизуального произведения с учетом цели договора, содержания прав и обязанностей сторон, последующего поведения сторон по своей юридической природе может быть признано в качестве договора подряда

Доводы кассационной жалобы сводятся к тому, что суды неправильно определили правовую природу договора; по мнению заявителя жалобы, указанный договор является смешанным, содержащим элементы договора на изготовление аудиовизуального произведения и договора об отчуждении исключительных прав, в связи с чем к спорным правоотношениям следовало применить нормы статей 1263, 1240, 1285, 1233, 1234, 307 — 419, 420 — 453, пункт 4 статьи 454 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Как установлено судами двух инстанций и следует из материалов дела, между ОАО и ООО (студия) заключен договор, в соответствии с пунктом 1.1 которого студия обязуется создать художественный фильм и передать заказчику исключительное право на произведение в полном объеме, а заказчик обязуется оплатить эти услуги.

Исследовав условия договора, выяснив действительную общую волю сторон с учетом цели договора, содержания прав и обязанностей сторон, последующее поведение сторон, суды пришли к обоснованному выводу, что договор по своей правовой природе является договором подряда.

Содержание спорного договора, наличие в материалах дела согласованного обеими сторонами технического задания, календарного плана работ, определяющих виды, сроки и стоимость выполняемых работ, отсутствие у сторон разногласий по предмету договора, а также фактическое исполнение отдельных этапов работ, и их приемка заказчиком, свидетельствуют о согласовании сторонами всех существенных условий договора подряда.

Судами первой и апелляционной инстанций обоснованно указано на наличие противоречий в доводах ОАО и отсутствие четкой правовой позиции в отношении договора. Так заявитель полагает, что судами дана неправильная квалификация спорного договора, считает необходимым применить к правоотношениям сторон нормы об авторских правах, при этом указывает на невозможность заключения данного вида договора между юридическими лицами.

4.8. Договор о предоставлении видео- и фотоуслуг сам по себе не предоставляет заказчикам исключительных прав на результат интеллектуальной деятельности

В соответствии с п.1 ст. 1233 Гражданского кодекса РФ правообладатель может распорядиться принадлежащим ему исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации любым не противоречащим закону и существу такого исключительного права способом, в том числе путем его отчуждения по договору другому лицу (договор об отчуждении исключительного права) или предоставления другому лицу права использования соответствующих результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации в установленных договором пределах (лицензионный договор).

Истцами в материалы дела представлены договор о предоставлении видеоуслуг (перечень работ: организация видеосъемки, работа оператора, обработка полученных видеозаписей, проработка сценария, режиссерско-постановочные работы, подбор фонограмм, монтаж фильма, запись видеофильма на цифровой носитель — л.д.21), заключенный между исполнителем и истцами, а также договор о предоставлении фотоуслуг (перечень работ: организация фотосъемки, работа фотографа, обработка фотоматериалов, запись фотоматериалов на носитель — л.д.25), заключенный между вторым исполнителем и истцами.

Данные договоры не содержат условий о передаче истцам исключительных прав на результат интеллектуальной деятельности, иных доказательств передачи исключительных прав также не представлено, в связи с чем вывод суда об отсутствии оснований для взыскания компенсации за нарушение исключительных прав является правильным.

4.9. Договор о написании дипломной работы является сделкой, совершенной с целью, заведомо противной основам правопорядка или нравственности

В суде первой инстанции стороны не отрицали, что между ними был заключен возмездный договор на оказание возмездных услуг по написанию дипломной работы, которую истец в дальнейшем должен был представить в университет своему руководителю.

Все вышеприведенные обстоятельства с очевидностью свидетельствуют о том, что стороны с обоюдным намерением заключили сделку, по которой заказчик должен был получить от ИП дипломную работу для использования ее истцом как своей собственной с целью окончания высшего учебного заведения.

Согласно п. 4 Положения об итоговой государственной аттестации выпускников высших учебных заведений Российской Федерации к видам итоговых аттестационных испытаний итоговой государственной аттестации выпускников высших учебных заведений относится защита выпускной квалификационной работы.

Из представленных вузом сведений следует, что в данном учебном заведении требования к выпускной квалификационной работе определены в документированной процедуре «Итоговая аттестация выпускников». В п. 4.6.1. документированной процедуры указано, что студент является единоличным автором выпускной квалификационной работы и несет полную ответственность за ее подготовку, в данном пункте содержатся требования о самостоятельном выполнении работы.

В силу ст. ст. 1255, 1228 Гражданского кодекса Российской Федерации автору произведения принадлежит право авторства. Автору результата интеллектуальной деятельности принадлежит право авторства, а в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, право на имя и иные личные неимущественные права. Право авторства, право на имя и иные личные неимущественные права автора неотчуждаемы и непередаваемы. Отказ от этих прав ничтожен.

Согласно ст. 169 Гражданского кодекса Российской Федерации (в редакции, действовавшей на момент заключения договора) сделка, совершенная с целью, заведомо противной основам правопорядка или нравственности, ничтожна. При наличии умысла у обеих сторон такой сделки — в случае исполнения сделки обеими сторонами — в доход Российской Федерации взыскивается все полученное ими по сделке, а в случае исполнения сделки одной стороной с другой стороны взыскивается в доход Российской Федерации все полученное ею и все причитавшееся с нее первой стороне в возмещение полученного. При наличии умысла лишь у одной из сторон такой сделки все полученное ею по сделке должно быть возвращено другой стороне, а полученное последней либо причитавшееся ей в возмещение исполненного взыскивается в доход Российской Федерации.

С учетом приведенных норм права судом сделан правильный вывод о том, что заключенный сторонами договор соответствует предусмотренным ст. 169 Гражданского кодекса Российской Федерации признакам сделки, совершенной с целью, заведомо противной основам правопорядка или нравственности, поскольку в результате исполнения такого договора истец приобрел бы дипломную работу, не изготавливая ее самостоятельно, на основании которой мог получить документ о высшем образовании без выполнения требований учебного процесса и не подтвержденный соответствующим уровнем квалификации.

4.10. По ничтожному договору о написании дипломной работы суд не вправе взыскать с заказчика (студента) определенную денежную сумму, поскольку по смыслу ст. 169 ГК РФ в доход государства взыскивается все полученное сторонами по сделке, то есть деньги взыскиваются с исполнителя

Стороны с обоюдным намерением заключили сделку, по которой заказчик должен был получить от ИП дипломную работу для использования ее истцом как своей собственной с целью окончания высшего учебного заведения.

Судом сделан правильный вывод о том, что заключенный сторонами договор соответствует предусмотренным ст. 169 Гражданского кодекса Российской Федерации признакам сделки, совершенной с целью, заведомо противной основам правопорядка или нравственности, поскольку в результате исполнения такого договора истец приобрел бы дипломную работу, не изготавливая ее самостоятельно, на основании которой мог получить документ о высшем образовании без выполнения требований учебного процесса и не подтвержденный соответствующим уровнем квалификации.

Исходя из положений п. 2 ст. 166 Гражданского кодекса Российской Федерации суд обоснованно применил последствия ее недействительности.

Вместе с тем в данной части судебная коллегия полагает ошибочным вывод суда первой инстанции о взыскании с заказчика в доход Российской Федерации N руб., поскольку по смыслу ст. 169 Гражданского кодекса Российской Федерации в доход государства взыскивается все полученное сторонами по сделке.

В рассматриваемом случае ввиду частичного исполнения договора денежные средства были получены только ответчиком (исполнителем дипломной работы), в связи с чем с заказчика не могут быть взысканы. Решение суда в данной части подлежит отмене.

4.11. На возмездные отношения по договору о написании дипломной работы в учебных целях Закон «О защите прав потребителей» не распространяется в силу недействительности сделки

Стороны с обоюдным намерением заключили сделку, по которой заказчик должен был получить от ИП дипломную работу для использования ее истцом как своей собственной с целью окончания высшего учебного заведения.

Судом сделан правильный вывод о том, что заключенный сторонами договор соответствует предусмотренным ст. 169 Гражданского кодекса Российской Федерации признакам сделки, совершенной с целью, заведомо противной основам правопорядка или нравственности, поскольку в результате исполнения такого договора истец приобрел бы дипломную работу, не изготавливая ее самостоятельно, на основании которой мог получить документ о высшем образовании без выполнения требований учебного процесса и не подтвержденный соответствующим уровнем квалификации.

Ссылка в жалобах на неприменение судом Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей» судебной коллегией признается несостоятельной, так как при установленных обстоятельствах заключения ничтожной сделки, не влекущих юридических последствий (п. 1 ст. 167 Гражданского кодекса Российской Федерации), в том числе и предусмотренных указанным законом, данный вопрос не имеет правового значения.

Актуальная версия заинтересовавшего Вас документа доступна только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получить полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня.

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

В «Энциклопедии судебной практики. Гражданский кодекс РФ» собраны и систематизированы правовые позиции судов по вопросам применения статей Гражданского кодекса Российской Федерации.

Каждый материал содержит краткую характеристику позиции суда, наиболее значимые фрагменты судебных актов, а также гиперссылки для перехода к полным текстам.

Материал приводится по состоянию на 1 июля 2018 г.

См. информацию об обновлениях Энциклопедии судебной практики

При подготовке «Энциклопедии судебной практики. Гражданский кодекс РФ» использованы авторские материалы, предоставленные творческим коллективом под руководством доктора юридических наук, профессора Ю. В. Романца, а также М. Крымкиной, О. Являнской (Части первая и вторая ГК РФ), Ю. Безверховой, А. Вавиловым, А. Горбуновым, А. Грешновым, Р. Давлетовым, Е. Ефимовой, М. Зацепиной, Н. Иночкиной, А. Исаковой, Н. Королевой, Е. Костиковой, Ю. Красновой, Д. Крымкиным, А. Куликовой, А. Кусмарцевой, А. Кустовой, О. Лаушкиной, И. Лопуховой, А. Мигелем, А. Назаровой, Т. Самсоновой, О. Слюсаревой, Я. Солостовской, Е. Псаревой, Е. Филипповой, Т. Эльгиной (Часть первая ГК РФ), Н. Даниловой, О. Коротиной, В. Куличенко, Е. Хохловой, А.Чернышевой (Часть вторая ГК РФ), Ю. Раченковой (Часть третья ГК РФ), Д. Доротенко (Часть четвертая ГК РФ), а также кандидатом юридических наук С. Хаванским, А. Ефременковым, С. Кошелевым, М. Михайлевской.

Другие публикации:

  • Приказ фссп о награждении Приказ Федеральной службы судебных приставов от 9 августа 2017 г. № 374 “О внесении изменений в приказы Федеральной службы судебных приставов по вопросам единовременного поощрения при награждении ведомственными наградами Федеральной службы судебных приставов […]
  • Договор о предоставлении исключительных прав Форма лицензионного договора о передаче исключительных прав 1. Форма лицензионного договора о передаче исключительных \ не исключительных прав на использование контента. 2. Интернет адрес компании изначально был зарегистрирован на физ.лицо. Как можно сейчас […]
  • 1 гражданский кодекс российской федерации гк рф в части i Статья 8.1. Государственная регистрация прав на имущество Информация об изменениях: Федеральным законом от 30 декабря 2012 г. N 302-ФЗ настоящий Кодекс дополнен статьей 8.1, вступающей в силу с 1 марта 2013 г. Статья 8.1. Государственная регистрация прав на […]
  • Судебная практика по 1234 коап рф Обзор судебной практики Самарского областного суда по делам об административных правонарушениях (в порядке ст. 30.13 КоАП РФ) за второе полугодие 2008 года Обзор судебной практикиСамарского областного судапо делам об административных правонарушениях(в […]
  • Кодекс профессиональной этики адвоката в рф Кодекс профессиональной этики адвоката (принят первым Всероссийским съездом адвокатов 31 января 2003 г.) (с изменениями и дополнениями, утвержденными шестым Всероссийским съездом адвокатов 22 апреля 2013 г.) (с изменениями и дополнениями) Информация об […]
  • Коллегии адвокатов ростовской Коллегии адвокатов ростовской Ростовская областная коллегия адвокатов «Адвокат» — ваш компас в разрешении юридических проблем. Мы команда адвокатов, оказывающих юридическую помощь частным лицам и бизнесу. К каждой проблеме наших клиентов мы относимся как к […]
Смотрите так же:  Стоимость компенсации по осаго

Вам также может понравиться