Судебная практика фскн

Конституционный суд «пристроил» бывших сотрудников ФСКН

Федеральная служба по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН) прекратила свое существование в 2016 году – президент соответствующим указом передал полномочия службы МВД. Предполагалось, что сотрудники упраздненного ведомства в течение трех месяцев получат новую работу в правоохранительных органах, но на деле устроиться удалось не всем. В ситуации разобрался Конституционный суд.

Внимание Конституционного суда на эту проблему обратил Верховный суд Республики Дагестан. В его производстве гражданское дело по искам ряда граждан – бывших сотрудников ФСКН, которым после упразднения службы отказали в приеме на службу в органы внутренних дел со ссылкой на то, что законодательство не содержит такого основания приема на службу в органы внутренних дел, как перевод из органов наркоконтроля, и не предусматривает безусловной обязанности руководителей органов внутренних дел принимать на службу уволенных в порядке перевода сотрудников органов наркоконтроля. Республиканский ВС запросил разъяснения относительно конституционности президентского указа об упразднении службы. С аналогичной жалобой обратился также бывший сотрудник ростовской ФСКН Сергей Базаленко.

КС не нашел в президентском указе противоречия основному закону, но потребовал от законодательных органов уточнить порядок перевода бывших сотрудников ФСКН в МВД. Также предлагается разработать правовой механизм, который позволит учитывать время, проведенное бывшими сотрудниками службы в «подвешенном» состоянии, в счет трудового стажа.

ВС Республики Дагестан продолжит рассмотрение дела с учетом изложенной позиции, а дело Базаленко подлежит пересмотру.

Конституционный Суд разъяснил перевод бывших наркополицейских на службу в МВД

Конституционный Суд РФ вынес постановление по делу о проверке конституционности положений ч. 1, 5 ст. 33 Закона № 305-ФЗ и подп. «б» п. 4 Указа Президента РФ № 156, которыми были упразднены Федеральная служба по контролю за оборотом наркотиков и Федеральная миграционная служба, а также ст. 17, 19 и 20 Закона о службе в органах внутренних дел. Поводом для рассмотрения дела стали запрос Верховного Суда Республики Дагестан и жалоба гражданина Сергея Базаленко, объединенные в одно производство.

Как следует из представленных материалов, в производстве ВС Республики Дагестан находится гражданское дело по искам бывших сотрудников органов наркоконтроля, которым после увольнения в связи с упразднением ФСКН было отказано в приеме на службу в органы внутренних дел. Отказ был мотивирован тем, что законодательство не содержит такого основания приема на службу, не предусматривает безусловной обязанности руководителей органов внутренних дел принимать на службу уволенных в порядке перевода наркополицейских. Кроме того, в результате проведенных проверочных мероприятий были выявлены сведения, компрометирующие истцов, – о привлечении к административной ответственности, о положительной реакции при прохождении психофизиологического исследования с использованием полиграфа, о возможной причастности родственников к различным преступлениям.

ВС Республики Дагестан пришел к выводу о том, что имеется неопределенность в вопросе о соответствии Конституции РФ нормативных положений, подлежащих применению при рассмотрении данного гражданского дела, приостановил производство и обратился в КС РФ с соответствующим запросом о проверке их конституционности.

Гражданину Базаленко после увольнения из ФСКН было также отказано в принятии на службу в органы внутренних дел. Суды общей юрисдикции отказали в удовлетворении его исковых требований о признании незаконными приказа об увольнении в части даты его увольнения и исключения из списков сотрудников органов наркоконтроля, а также бездействия территориальных органов внутренних дел, выразившегося в непринятии его на соответствующую службу. Базаленко оспаривал соответствие Конституции РФ тех же законоположений, что и ВС РД, а также ч. 10, 11 ст. 33 Закона № 305-ФЗ, упразднившего ФСКН, поскольку содержащиеся в них нормы не предусматривают зачет в стаж службы (выслугу лет) бывшего сотрудника органов наркоконтроля, не принятого на службу в органы внутренних дел, а также периода ожидания приема на такую службу.

Рассмотрев обращения, КС РФ указал, что оспариваемые Базаленко положения ч. 10, 11 ст. 33 Закона № 305-ФЗ в его деле не применялись, в связи с чем в этой части его жалоба не отвечает критерию допустимости. Относительно положений Закона о службе в органах внутренних дел, конституционность которых оспаривал ВС Республики Дагестан, КС РФ отметил, что они содержат лишь общие нормы, касающиеся поступления на службу в органы внутренних дел, и не препятствуют применению специального правового регулирования, установленного для реализации соответствующих организационно-штатных мероприятий, поэтому самостоятельным предметом рассмотрения КС РФ по настоящему делу являться не могут.

Относительно конституционности положений ч. 1, 5 ст. 33 Закона № 305-ФЗ и подп. «б» п. 4 Указа Президента РФ, упразднивших ФСКН, Конституционный Суд отметил следующее.

Согласно подп. «б» п. 4 Указа сотрудники органов наркоконтроля, изъявившие желание поступить на службу в органы внутренних дел, принимаются на службу в порядке перевода без испытательного срока и переаттестации; таким сотрудникам единовременное пособие не выплачивается. Законом также предусмотрен их прием на службу в ОВД переводом в упрощенном порядке. При этом установлено, что по заявлению сотрудника наркоконтроля, не принятого на службу в органы внутренних дел в течение трех месяцев со дня увольнения, поданному в ликвидационную комиссию ФСКН, основание увольнения в связи с переводом в другой государственный орган подлежит изменению на основание увольнения в связи с проведением организационно-штатных мероприятий либо иное основание в порядке, предусмотренном для сотрудников органов наркоконтроля; такому сотруднику выплачиваются единовременное пособие и иные выплаты, предусмотренные законодательством РФ.

Как отметил КС РФ, тем самым федеральный законодатель фактически не исключил возможность отказа в приеме на службу в органы внутренних дел сотрудникам упраздненных органов ФСКН. Таким образом, возникла формальная несогласованность между положениями упраздняющих наркоконтроль Закона № 305-ФЗ и Указа Президента РФ, что породило неопределенность, не позволяющую единообразно толковать указанные правовые нормы. Это привело к тому, что в правоприменительной практике данные нормы стали пониматься как допускающие отказ (в том числе без объяснения причин) в приеме на службу в органы внутренних дел сотрудникам органов наркоконтроля, которые при упразднении ФСКН изъявили желание продолжить службу в органах внутренних дел и были уволены в связи с переводом в другой государственный орган.

В то же время Конституционный Суд обратил внимание на то, что необходимо учитывать временный характер оспариваемых законоположений: на настоящий момент срок проведения мероприятий, связанных с ликвидацией ФСКН, продлится до 1 июля 2018 г. При этом, согласно данным ликвидационной комиссии ФСКН, подавляющее большинство сотрудников этой службы были приняты в органы внутренних дел, а большинство тех, кому по каким-либо причинам было отказано в приеме на эту службу, воспользовались своим правом на изменение основания увольнения и получение предусмотренных законом выплат.

Таким образом, КС РФ сделал вывод о том, что оспариваемое правовое регулирование практически утратило свое значение. А признание его неконституционным ставило бы под сомнение легитимность правоприменительных решений, принятых в отношении подавляющего большинства сотрудников органов наркоконтроля, что не согласовывалось бы с принципом стабильности служебных отношений и не отвечало бы публичным интересам службы в ОВД и частным интересам этих лиц. При этом Суд отметил, что федеральный законодатель исходил из того, что упрощенный порядок приема на службу сотрудников ФСКН не исключает соблюдение в отношении них предусмотренных законодательством ограничений для поступления на службу в органы внутренних дел при выявлении обстоятельств, делающих это невозможным.

Также КС РФ указал, что законодательно не ограничивается и срок обращения сотрудника органов наркоконтроля, уволенного в связи с переводом в другой государственный орган и не принятого на службу в органы внутренних дел в течение трех месяцев со дня увольнения, в ликвидационную комиссию ФСКН. «Такой сотрудник не может быть лишен права на изменение основания увольнения и получение указанных выплат и в тех случаях, когда решение об отказе ему в приеме на службу в органы внутренних дел было принято по истечении трех месяцев со дня увольнения», – поясняется в постановлении.

Однако, указал КС РФ, несмотря на установление трехмесячного срока, в течение которого сотрудники органов наркоконтроля подлежат приему на службу в органы внутренних дел в упрощенном порядке, принятие такого рода решений может затянуться на неопределенное время.

Таким образом, Конституционный Суд признал оспариваемые законоположения не противоречащими Конституции РФ, но при этом обязал федерального законодателя установить правовой механизм, позволяющий обеспечить учет периода ожидания сотрудниками органов наркоконтроля, уволенными в связи с переводом в другой государственный орган, принятия решения о приеме на службу в органы внутренних дел при исчислении стажа службы (выслуги лет).

КС РФ также постановил, что правоприменительные решения по делу гражданина Базаленко, вынесенные на основании ч. 1, 5 ст. 33 Закона № 305-ФЗ и подп. «б» п. 4 Указа Президента РФ № 156 в истолковании, расходящемся с их конституционно-правовым смыслом, выявленным в постановлении, подлежат пересмотру.

По мнению адвоката АБ «ЗКС» Кирилла Махова, Конституционный Суд в данном постановлении постарался разрешить возникшее двоякое понимание нормы закона, при этом обеспечив сохранность гарантированных Конституцией РФ и иными законодательными актами прав и свобод.

Руководитель конституционной практики адвокатской конторы «Аснис и партнеры» адвокат Дмитрий Кравченко добавил, что данное постановление интересно его «согласующей» ролью. «Фактически Конституционный Суд устранил за законодателя разногласия в нормативном регулировании соответствующего вопроса, – отметил адвокат. – При этом КС РФ частично урегулировал ряд противоречивых законодательных положений, исключив, например, случаи, когда орган внутренних дел сам затягивал принятие решения об упрощенном приеме бывших сотрудников ФСКН и затем ссылался на истечение установленного срока для подобного упрощенного приема или когда подобным затягиванием он фактически вынуждал человека найти другую работу, так как соответствующее время не шло в его стаж».

При этом Дмитрий Кравченко обратил внимание, что саму по себе ситуацию, когда перевод одним законом признается как бы безусловным, а на основании другого переводимый проверяется на соответствие дополнительным критериям новой службы, Суд признал допустимой.

Аналогичную позицию высказал адвокат МОКА Валерий Банин. По его мнению, постановление фактически аннулирует один из базовых принципов римского права, действующий и сейчас: Dura lex, sed lex – «Закон суров, но это закон».

Как отметил Валерий Банин, в своем постановлении КС РФ признает, что согласно Указу Президента РФ сотрудники ФСКН принимаются на работу в органы внутренних дел в порядке перевода без обязательных в обычном случае условий, тем более что сама служба создавалась на базе МВД России из его работников. Однако, как было установлено, это работает не всегда, что ведет к неоднозначному и произвольному толкованию правовой нормы.

«КС РФ данную неоднозначность считает достаточным основанием для признания такой нормы не иначе как не соответствующей Конституции РФ, о чем прямо прописано в п. 3.4 данного постановления», – указал он. Однако, отметил далее Валерий Банин, Суд указал, что оспариваемое правовое регулирование носит «исключительно временный характер», поэтому признал оспариваемые положения не противоречащими Конституции РФ.

«То есть закон суров, но он не закон?» – задался вопросом адвокат.

Тысячи сотрудников упраздненной ФСКН не могут найти работу

Бывшие служащие Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков обратились в наше издание за помощью, — они решили предать гласности бедственное положение, в котором оказались, и свои предложения по скорейшему решению этой острой социальной проблемы.

Олег Горюнов, «Новые Известия»

Несколько сотен бывших наркополицейских подготовили к 5 апреля 2017 года (годовщине упразднения своей службы – примечание автора) независимый доклад, который назвали: «Ликвидация ФСКН: судьбы и факты». Но все попытки передать его СМИ провалились. Об этом «НИ» рассказал полковник в отставке Максим Анатольевич Калинин. Они лично пытался опубликовать «Открытое письмо президенту», которых, кстати, не одно, а – два, и все напрасно.

«Я несколько раз отправлял в СМИ «Открытое письмо Президенту» с просьбой его напечатать. В ответ – «ноль эмоций» — никто не позвонил, никто не заинтересовался, никто ничего не напечатал», — говорит Максим Калинин.

Сам Максим вот уже 11 месяцев, как безработный. Настоящего полковника и его 13-летнего сына все это время содержит жена. И в такой ситуации, по словам Калинина, находятся около 1,5 тысяч человек, уволенных из ФСКН 31 марта 2016 года.

Напомним, что ФСКН была упразднена в соответствии с Указом Президента РФ от 5 апреля 2016 года № 156 «О совершенствовании государственного управления в сфере контроля за оборотом наркотических средств», а ее штатная численность (37 тысяч человек – примечание автора) должна была быть передана в Министерство внутренних дел.

В том же месяце Президент РФ В.В. Путин во время апрельской «Прямой линии» заверил, что повода для беспокойства у сотрудников расформированного ведомства нет – массовых сокращений реформа не подразумевает.

На практике оказалось, что реформа болезненно отразилась на расформированной госструктуре.

«Были сотрудники, которые решили уволиться по собственному желанию, — они решили, что не пойдут работать в МВД, кто-то из них решил уйти на пенсию. Были люди, которые решили «перевестись» и они это сделали — это порядка 16 тысяч человек, но им не засчитали определенную выслугу лет, и определенные выплаты не сделали. Руководство МВД запрещает таким людям идти в суд под страхом увольнения. И есть третья группа лиц, в которую вхожу я – полковник Калинин – это люди, которые написали рапорты, согласно Указу Президента РФ, и которых в МВД не взяли», — рассказал в интервью нашему изданию Максим Анатольевич.

Доклад, составленный группой бывших сотрудников ФСКН содержит 14 страниц. Его составил, по словам Калинина, «костяк» — это 4 человека, работавших в руководстве ФСКН.

В разделе «Обеспечен контроль над оперативной обстановкой» приводится интересное наблюдение:

«15 февраля 2017 года на заседании Государственного антинаркотического комитета подвели некоторые итоги транзита полномочий по борьбе с наркопреступностью. По возбужденным уголовным делам из незаконного оборота изъята 21 тонна различных наркотических веществ. Цифры впечатляют, но все познается в сравнении. В 2015 году, например, правоохранительными органами изъято 34 тонны наркотических средств и психотропных веществ».

Авторы доклада признают, что сравнивать результаты работы правоохранительных органов в переходный год не совсем корректно. Однако озабоченность и тревога уже озвучивается органами прокуратуры и региональными властями.

Прокурор Подмосковья Алексей Захаров на заседании коллегии заявил: «ликвидация ФСКН стала причиной снижения в Подмосковье по итогам 2016 года раскрытых преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков, на 24 %.

Смотрите так же:  Купля продажа квартиры в астане

В Томской области на заседании региональной антинаркотической комиссии представитель полицейского управления по контролю за оборотом наркотиков заявила, что «информированность томских подростков о незаконности употребления наркотиков снизилась после ликвидации федеральной службы наркоконтроля».

Весьма болезненно оказавшиеся «не у дел» бывшие сотрудники ФСКН восприняли заявление Станислава Ларина, — замначальника отдела межведомственного взаимодействия Управления по контролю за оборотом наркотиков новосибирской полиции: «При упразднении ФСКН в МВД не перешли только БОЛЬНЫЕ И ПОЖИЛЫЕ». Многие восприняли это, как официальную позицию МВД.

На форуме экс-наркополицейских можно прочитать:

«# Алекс 15.03.2017 09:47 …16 тысяч сотрудников ФСКН выкинули из 37 тысяч. Кому повезло мог уйти на пенсию, а у кого пенсия далеко, судятся уже девять месяцев и еще это будет продолжаться полгода приблизительно! МВД все врет от начала до конца!»,

«# Владимир 15.03.2017 16:58 п-к Ларин, несет такую бредятину, что уму непостижимо, врет все, и на 100%, ФСКН из судов не вылезает, выкинули как бобиков, и это называется сократили, (ликвидировали), да людей ликвидировали, а семьи остались без финансовой поддержки, а у многих были и обязательства, и финансовые кредиты, Ларина — это не волнует. для государства люди —это так себе НИЧТО. »,

«# Ольга 16.03.2017 04:04 Почти 13 лет проработала в ФСКН. 4 года до пенсии не хватило. Вот теперь ищу правды во всех инстанциях».

Суть проблемы бывших сотрудников ФСКН состоит в том, что Указ Президента был не должным образом исполнен.

Так, например, подпункт «б» пункта 4 Указа Президента РФ № 156 гласит, что «сотрудники органов наркоконтроля, изъявившие желание поступить на службу в органы внутренних дел Российской Федерации, принимаются на службу в указанные органы в порядке перевода без испытательного срока и переаттестации». То есть сотрудники ФСКН в приоритетном порядке должны были приниматься в аналогичные подразделения МВД. Однако, перевестись удалось далеко не всем из тех, кто в установленном порядке изъявил на это желание.

Только около половины сотрудников ФСКН (около 16 тысяч человек) в порядке перевода поступили на службу в органы внутренних дел. Но, по словам авторов независимого доклада, — «Даже те, кто был переведен в МВД, за период вынужденного простоя с июня 2016 г. не получали никаких компенсаций. Более 90% перешедших на службу в МВД сотрудников ФСКН находились до двух месяцев без денежного довольствия».

МВД, по сути, отказывается признавать себя правопреемником ФСКН. Суды же, за редким исключением, принимают сторону МВД. Бывшие наркополицейские сталкиваются в ходе судебных разбирательств с тем, что представители МВД ссылаются на «наличии в отношении сотрудников ФСКН «компрометирующих материалов» или несоответствии сотрудников «морально-деловым качествам».

В независимом докладе бывших сотрудников ФСКН приводятся примеры конкретных людей и конкретных жизненных трагедий:

— «Красноярский край. Капитан, который на момент увольнения через месяц должен был стать майором. За несколько месяцев до упразднения провел задержание двух организованных преступных групп с изъятием наркотиков общим весом 27 кг. МВД, якобы потеряло рапорт с изъявленным желанием на перевод, затем ему пришлось пройти не предусмотренное Указом Президента № 156 и ФЗ-305 обследование на полиграфе, сдать справку о доходах и пройти собеседования с начальниками — на нижестоящую должность. Но в результате — отказ в переводе. Суды первой и второй инстанций на стороне МВД.

— Новосибирская область (в «черных списках» — 25 человек). Девушка — оперативный сотрудник, с многолетним опытом работы в МВД и ФСКН. Никаких нареканий на службе. Не сложились отношения с сотрудниками местного ОСБ Управления ФСКН, в результате попала в список «не рекомендованных». На суде доказательств предъявлено не было. Но суды первой и второй инстанций – на стороне МВД. Судебный процесс на стадии рассмотрения в Верховном суде РФ.

— Республика Башкортостан (в списках «не рекомендованных» — около 30 человек). Подполковник полиции, кандидат наук. Более 10 лет в наркоконтроле, в том числе на руководящих должностях. В личном деле – только поощрения. 31.05.2016 г. уволен из органов наркоконтроля на основании подпункта 7 (в связи с переводом в другой государственный орган) без выплаты выходного пособия. Перевод не состоялся. В письменном отказе никаких обоснований указано не было. Только на суде было заявлено о том, что «не рекомендован». Доказательств и фактов – никаких судье предъявлено не было. Однако, при выраженном мнении представителя прокуратуры о необоснованности и незаконности отказа, судьи первой и второй инстанции поддерживают позицию МВД. В результате ни за что, ни про что воспитывающий троих детей подполковник полиции с безупречной репутацией остался без работы, без выходного пособия и под угрозой выселения из единственного места проживания – служебной квартиры, предоставленной наркоконтролем. Подана кассационная жалоба.

— Санкт-Петербург (16 исков о выплате содержания за простой, отказано в переводе 40 сотрудникам. Из 60 сотрудников следствия прошли только 20). Подполковник полиции, начальник отдела следствия, оставалось 4 месяца до пенсии, с ребенком в возрасте до 3 лет, была в декрете. Уволена в связи с переводом, не принята в МВД по надуманным основаниям («не рекомендована»). Идет судебный процесс.

— Ставропольский край. Старший оперуполномоченный, в ФСКН с 2009 г. Ветеран боевых действий. Ни одного взыскания, в личном деле одни благодарности. МВД отказало в переводе по надуманному предлогу — несоответствие «морально-деловым качествам». Уволен из ФСКН «в связи с переводом». В итоге нет ни работы, ни выплаты выходного пособия. На иждивении малолетний ребенок. Идет судебный процесс в первой инстанции.

— Ставропольский край. Подполковник полиции, 8 лет службы в МВД, 7 лет – в ФСКН, в том числе на руководящих должностях. За 15 лет службы ни одного взыскания в личном деле, только награды и поощрения. В 2015 г. – победитель первенства «Динамо» среди силовых структур. Женат, отец троих детей оказался «не рекомендован в связи с несоответствием морально-деловым качествам». В суде подтверждающих материалов МВД так и не предоставило. Дело рассматривается в первой инстанции.

— Хабаровский край. Подполковник полиции, старший оперуполномоченный по ОВД. Из 19 лет безупречной службы – 18 лет в оперативных подразделениях МВД и ФСКН России. Ветеран боевых действий. Вопреки поданном им заявлению (и фактическому отсутствию каких-либо компрометирующих материалов), так и не был повторно принят на службу в УМВД России по Хабаровскому краю. Официальный отказ на его заявление о приеме на службу был вручен в октябре 2016 года. Решением суда восстановлен в органах наркоконтроля с 1 июня и, с 6 октября 2016 г. повторно уволен ликвидационной комиссией «в связи с оргштатными мероприятиями», вопреки его воле (без соответствующего заявления с его стороны – в нарушение порядка, установленного ч. 5 ст. 33 закона № 305-ФЗ). Суд апелляционной инстанции отменил решение нижестоящего суда о восстановлении на службе в наркоконтроле. Трудовая книжка, вопреки законному порядку, здравому смыслу и неоднократно заявленным с июня 2016 года в различные инстанции письменным требованиям, была возвращена сотруднику только в конце ноября 2016 года (спустя 182 дня). В настоящее время им подана кассационная жалоба на апелляционное определение. »

По данным авторов доклада таких историй – сотни!

Юридические «казусы» расформирования ФСКН полковник Калинин описал в своем обращении в Конституционный суд Российской Федерации.

Максим Калинин обращался с просьбой о помощи также и к депутатам Госдумы, в частности, к Ирине Яровой — члену Генерального совета партии «Единая Россия».

Яровая прислала полковнику полиции в отставке вот такой ответ:

«Она сделала запрос в МВД, откуда я получил отписку в трех строках. А еще перенаправила мое письмо в комитет по безопасности и противодействию коррупции, в котором работает наш бывший коллега — Николай Иванович Рыжак. Он в свое время возглавлял департамент кадрового обеспечения органов ФСКН. Так что все в курсе ситуации – депутаты, Совет Федерации, правительство, администрация президента. По моему мнению, МВД ненадлежащим образом исполнило Указ президента, но для того, чтобы спросить с кого-то, нужно спросить с министра. Спрашивать с Колокольцева по каким-то причинам считают нецелесообразным, поэтому этот процесс просто пытаются «замылить», и убедить сотрудников наркоконтроля написать заявления по собственному желанию», — говорит Максим Калинин.

Полковник Калинин написал два письма Владимиру Путину.

В одном из писем Путину Калинин указывает на то, что должностными лицами Администрации Президента РФ был подготовлен Указ о ликвидации ФСКН, который противоречит действующему трудовому законодательству РФ:

«Так, п. 5 Указа, предписывающий завершить проведение организационно-штатных мероприятий до 01.06.2016, вступает в противоречие с требованиями ст. 180 Трудового кодекса Российской Федерации (далее-ТК), предписывающей предупреждать работников ликвидируемой организации не менее, чем за два месяца до увольнения. Указанное обстоятельство свидетельствует о низком профессиональном уровне сотрудников Администрации, осуществивших подготовку проекта Указа».

Полковник полиции в отставке в своем письме «доложил» и о том, что Указ о ликвидации ФСКН, подготовленный должностными лицами Администрации Президента противоречит 37 ст. Конституции. Кроме этого, Максим Калинин сообщил о нарушениях, совершенных при его увольнении должностными лицами ФСКН и о «о низком профессиональном уровне сотрудников Администрации и МВД России».

В конце своего второго письма Калинин просит Президента: «В ответе прошу указать должность, фамилию, имя и отчество представителей органов государственной власти, ответственных за сложившуюся ситуацию, а также вид ответственности, к которой они привлечены (уголовная, административная, дисциплинарная и т.п.).

В докладе же бывших сотрудников ФСКН содержится 10 конкретных «выводов и предложений» для целого ряда властных структур, которые смогут понизить социальное напряжение в обществе.

Заканчивается доклад трогательным «постскриптумом»:

«Еще раз подчеркиваем, что в данном докладе мы ставили своей целью не желчно раскритиковать результаты проведенной реформы, а обратить внимание общественности и органов всех ветвей власти Российской Федерации на критическую ситуацию, сложившуюся с тысячами сотрудников упраздненной службы. Многие из них до сих пор искренне желают добиться справедливости и продолжить службу в органах внутренних дел на благо Отечества».

А еще финальную часть доклада сопровождает фотография «надгробного камня» ФСКН, на которой указаны «даты жизни» этой службы: 11.03.2003 – 5.04.2016, и надпись: «помним… скорбим… обидно. ».

Ликвидация ФСКН: судьбы и факты


Независимый доклад к годовщине ликвидации Федеральной службы РФ по контролю за оборотом наркотиков …

Независимый доклад к годовщине ликвидации ФСКН России подготовлен совместными усилиями нескольких сотен сотрудников ФСКН, — по их собственной инициативе. Он не претендует на истину в последней инстанции, поскольку:

— ставит своими целями выразить: возможно, во многом субъективную и эмоциональную, точку зрения на предварительные результаты упразднения Федеральной службы Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков;

— рассказать, с какими проблемами столкнулись наркополицейские, оказавшиеся, не по своей воле, «не у дел».

В соответствии с Указом Президента РФ от 5 апреля 2016 года № 156 «О совершенствовании государственного управления в сфере контроля за оборотом наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров и в сфере миграции» Федеральная служба РФ по контролю за оборотом наркотиков была упразднена, а штатная численность передана в Министерство внутренних дел.

Президент РФ В.В. Путин в 2016 г. во время апрельской «Прямой линии» заверил, что повода для беспокойства у сотрудников расформированного ведомства нет — массовых сокращений реформа не подразумевает. Большое количество сотрудников ФСКН поверило словам главы государства и надеялось на продолжение службы в органах внутренних дел. Группы наркополицейских в социальных сетях заполнились разговорами о необходимости сохранения и дальнейшей реализации всех наработок (естественно, без разглашения оперативных секретов).

Однако реальность оказалась на стороне тех скептиков, которые изначально спрогнозировали, что реформа окажется крайне болезненной как для самих наркополицейских, так и в контексте развития ситуации с незаконным оборотом наркотиков.

«Обеспечен контроль над оперативной обстановкой»

Начнем с наркоситуации: 15 февраля 2017 года на заседании Государственного антинаркотического комитета подвели некоторые итоги транзита полномочий по борьбе с наркопреступностью. Было заявлено, что со стороны Министерства внутренних дел Российской Федерации обеспечен контроль над оперативной обстановкой. Численность оперативного состава увеличена почти на треть по сравнению с его суммарным количеством в органах внутренних дел и наркоконтроля до реформы. Профильными специалистами укреплены экспертные, следственные, оперативно-технические и поисковые подразделения. По возбужденным уголовным делам из незаконного оборота изъята 21 тонна различных наркотических веществ[1].

Цифры впечатляют, но всё познается в сравнении. В 2015 году, например, правоохранительными органами изъято 34 тонны наркотических средств и психотропных веществ.

Структура изъятых из незаконного оборота наркотиков

Изъято из незаконного оборота

Было бы интересно сравнить динамику результативности противодействия организованным формам наркопреступности, работы по подрыву экономических основ наркобизнеса. Однако, в отрытых источниках таких сведений не опубликовано. Придется подождать до июня 2017 года, когда Государственным антинаркотическим комитетом должен быть обнародован Доклад о наркоситуации в Российской Федерации по итогам 2016 года. Хотя не нужно быть прорицателем, чтобы спрогнозировать значительный провал по выявленным наркопреступлениям, совершенным в составе преступного сообщества и организованной преступной группы, легализации наркодоходов и т.д.

Конечно, сравнивать результаты работы правоохранительных органов в переходный год не совсем корректно. Безусловно, сказался период неопределенности и переходный период. Однако озабоченность и тревога уже озвучивается органами прокуратуры и региональными властями:

Ø Прокурор Подмосковья Алексей Захаров на заседании коллегии заявил, что ликвидация ФСКН стала причиной снижения в Подмосковье по итогам 2016 года раскрытых преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков, на 24%[2].

Ø В Томской области на заседании региональной антинаркотической комиссии представитель полицейского управления по контролю за оборотом наркотиков заявила, что информированность томских подростков о незаконности употребления наркотиков снизилась после ликвидации федеральной службы наркоконтроля. Порядка полугода целенаправленной работы по профилактике наркомании никто не проводил, либо этим занимались непрофильные специалисты», — сказала представитель управления. «Мероприятий много, качество низкое», — отметила она[3].

А вот некоторые опасения, высказанные сотрудниками упраздненного ведомства в социальных сетях:

— общественность даже не заметит упразднения, потому что и раньше особо не знала, что есть отдельная федеральная служба по наркотикам. А в СМИ перестанут говорить о проблеме наркотиков, и будет казаться что и проблемы как таковой нет;

— наркотиков меньше не стало, барыги совсем обнаглели — на радостях от ликвидации ФСКН понизили цены на синтетику и увеличили оптовые партии;

— в органах внутренних дел вал уголовных дел идет за счет привлечения простых наркопотребителей по ч. 1. ст. 228 УК РФ. За массовостью задержаний по мелочевке в ближайшее время глобальных задержаний и разработок не предвидится. Задерживают наркоманов, а барыги гуляют;

Смотрите так же:  Договор просмотра квартиры

— большое количество сотрудников с опытом работы так и не приняли (не смотря на значительный некомплект, как, например в ЯНАО), зато набрали молодых, которые еще только учатся расследовать.

— отсутствие прежнего уровня взаимодействия оперативных, следственных и оперативно-технических и экспертных подразделений, объективно не позволяет на данном этапе обеспечить высокий уровень борьбы с легализацией наркодоходов и противодействия организованным формам наркопреступности.

— количество интернет-магазинов, специализирующихся на продаже наркотиков, увеличилось в разы.

И, тем не менее, окончательные итоги реформы подводить еще очень рано. Но отследить, как реформа прошлась по судьбам людей — самое время.

«ПРИ УПРАЗДНЕНИИ ФСКН В МВД НЕ ПЕРЕШЛИ ТОЛЬКО БОЛЬНЫЕ И ПОЖИЛЫЕ» — ПОЛИЦИЯ.

— именно так заявил прессе замначальника отдела межведомственного взаимодействия Управления по контролю за оборотом наркотиков новосибирской полиции Станислав Ларин[4].

Видимо, таковой и является официальная позиция МВД о результатах реформы. Однако, комментарии к этой же статье тут же запестрели гневными откликами: «# Алекс 15.03.2017 09:47 . 16 тысяч сотрудников фскн выкинули из 37 тысяч. Кому повезло мог уйти на пенсию, а у кого пенсия далеко судятся уже девять месяцев и ещё это будет продолжаться полгода приблизительно! Мвд все врет от начала до конца!», «# Владимир 15.03.2017 16:58 п-к Ларин, несёт такую бредятину, что уму непостижимо, врёт всё и на 100% , ФСКН из судов не вылазят, выкинули как бобиков , и это называется сократили,(ликвидировали), да людей ликвидировали, а семьи остались без финансовой поддержки, а у многих были и обязательства и финансовые кредиты, Ларина — это не волнует. для государства люди —это так себе НИЧТО. », «# Ольга 16.03.2017 04:04 Почти 13 лет проработала в фскн. 4 года до пенсии не хватило. Вот теперь ищу правды во всех инстанциях».

Попробуем разобраться, по возможности без эмоций.

Подпункт «б» пункта 4 Указа Президента РФ № 156 гласит, что «сотрудники органов наркоконтроля, изъявившие желание поступить на службу в органы внутренних дел Российской Федерации, принимаются на службу в указанные органы в порядке перевода без испытательного срока и переаттестации». То есть сотрудники ФСКН в приоритетном порядке должны были приниматься в аналогичные подразделения МВД. Однако, перевестись удалось далеко не всем из тех, кто в установленном порядке изъявил на это желание.

Только около половины сотрудников ФСКН (около 16 тысяч человек) в порядке перевода поступили на службу в органы внутренних дел. Даже те кто был переведен в МВД, за период вынужденного простоя с июня 2016 г. не получали никаких компенсаций. Более 90% перешедших на службу в МВД сотрудников ФСКН находились до двух месяцев без денежного довольствия. Например, только в Ханты-Мансийском автономном округе более 50 сотрудников наркоконтроля подали иски об оспаривании порядка увольнения из органов наркоконтроля и взыскании денежных компенсаций за вынужденный простой. Радует, что в Новосибирске удовлетворено 200 исков о невыплаченном в период вынужденного простоя денежном довольствии, но МВД не считает себя правопреемником ФСКН и не выплачивает положенные сотрудникам суммы.

В середине июля 2016 г. Общественная палата РФ объявила, что более половины бывших сотрудников наркоконтроля остаются нетрудоустроенными — 16 тысяч человек так и не перевели в МВД. На тот период они не получают ни зарплат, ни пособий. При этом часть сотрудников центрального аппарата и территориальных органов были уже уволены в связи с переходом в другое ведомство, но никаких документов, подтверждающих прием на службу в МВД, еще не получили.

К настоящему времени ситуация принципиально не изменилась. Так, по приблизительным оценкам, около 20% от общего числа сотрудников ФСКН сразу стали оформлять пенсии, а 30% опытных и профессиональных сотрудников (10 тысяч человек) изъявили желание на перевод, но так и не дождались кадровых предложений соответствующего уровня. Часть из них, впоследствие, воспользовалась ч. 5. ст. 33 Федерального закона от 3 июля 2016 года № 305-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием государственного управления в сфере контроля за оборотом наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров и в сфере миграции» и изменили основание увольнения с «в связи с переводом» (п.п. 7) на «в связи с организационно-штатными мероприятиями» (п.п. 6) пункта 142 Положения о службе, с получением единовременного выходного пособия соответствующих компенсаций.

Однако, значительная часть желавших поступить на службу в порядке перевода сотрудников (около 2 тысяч человек) посчитала фактический отказ МВД в переводе прямым нарушением Указа Президента РФ № 156 и его заявлений на упомянутой пресс-конференции. Именно в этот период сотрудники ФСКН подвергались дополнительным незаконным проверкам (для примера, бывшие сотрудники милиции Украины, — при присоединении Крыма к России в 2014 году, — беспрепятственно продолжили дальнейшую службу в МВД России). В ситуации связанной с упразднением ФСКН России оказалось наоборот: в подразделениях МВД России Указ Президента РФ № 156 исполняется в принципиально ином толковании. Представители МВД открыто заявляют: принимать сотрудников ФСКН — это наше право, но никак не обязанность. Например, в Новосибирской области отказано в переводе 25 сотрудникам, Забайкальском крае — 49, Республике Дагестан — более 50, Ямало-Ненецком автономном округе — 30, Ставропольском крае — около 30, в Санкт-Петербурге — 40, Башкортостане — около 30, Красноярском крае — более 50, Краснодарском крае — 24, Ханты-Мансийском автономном округе — 10, Хабаровском крае — 8 и так далее.

Проходящие по всей стране многочисленные судебные процессы по признанию отказа незаконным и необоснованным, обязании МВД перевести сотрудников носят противоречивый характер. В условиях отсутствия разъяснений Верховного суда РФ районные суды, по сходным обстоятельствам, выносят взаимно противоречивые решения. Предъявляемые в судах голословные заявления представителей МВД, якобы, о наличии в отношении сотрудников ФСКН «компрометирующих материалов» или несоответствии сотрудников «морально-деловым качествам» на деле не выдерживают никакой критики.

Например, в Республике Дагестан экс-начальник подразделения собственной безопасности УФСКН на суде открыто и смело заявил, что подобные списки «не рекомендованных» не имеют какой-либо юридической силы, так как на кого были реальные компрометирующие материалы, те давно уже привлечены к ответственности.

Однако, суды, за редким исключением, принимают позицию МВД России (но как же пример крымской полиции?), которая состоит в том, что принимать всех сотрудников ФСКН, изъявивших желание, это «право, но не обязанность МВД». Исключительные примеры принципиальной позиции судей, признавших отказы МВД в переводе незаконными, отмечены в Республиках Дагестан и Тыва, Белгородской области, Тамбове, Вологде, Нижнем Новгороде, Оренбурге, Саратове и др.

Люди-тени

Сотрудники, надеявшиеся на перевод в МВД, оказались в сложной жизненной ситуации, когда им по закону нельзя было устраиваться в иные организации и учреждения. И это — в условиях экономического кризиса и насущной необходимости содержать свои семьи, оплачивать услуги ЖКХ, исполнять кредитные и ипотечные обязательства перед банками.

Вот только несколько наглядных примеров:

— Красноярский край. Капитан, который на момент увольнения через месяц должен был стать майором. За несколько месяцев до упразднения провел задержание двух организованных преступных групп с изъятием наркотиков общим весом 27 кг. МВД, якобы потеряло рапорт с изъявленным желанием на перевод, затем ему пришлось пройти не предусмотренное Указом Президента № 156 и ФЗ-305 обследование на полиграфе, сдать справку о доходах и пройти собеседования с начальниками — на нижестоящую должность. Но в результате отказ в переводе. Суды первой и второй инстанций на стороне МВД.

— Новосибирская область (в «черных списках» — 25 человек). Девушка — оперативный сотрудник, с многолетним опытом работы в МВД и ФСКН. Никаких нареканий на службе. Не сложились отношения с сотрудниками местного ОСБ Управления ФСКН, в результате попала в список «не рекомендованных». На суде доказательств предъявлено не было. Но суды первой и второй инстанций — на стороне МВД. Судебный процесс на стадии рассмотрения в Верховном суде РФ.

— Республика Башкортостан (в списках «не рекомендованных» — около 30 человек). Подполковник полиции, кандидат наук. Более 10 лет в наркоконтроле, в том числе на руководящих должностях. В личном деле — только поощрения. 31.05.2016 г. уволен из органов наркоконтроля на основании подпункта 7 (в связи с переводом в другой государственный орган) без выплаты выходного пособия. Перевод не состоялся. В письменном отказе никаких обоснований указано не было. Только на суде было заявлено о том что «не рекомендован». Доказательств и фактов — никаких судье предъявлено не было. Однако, при выраженном мнении представителя прокуратуры о необоснованности и незаконности отказа, судьи первой и второй инстанции поддерживают позицию МВД. В результате ни за что ни про что воспитывающий троих детей подполковник полиции с безупречной репутацией остался без работы, без выходного пособия и под угрозой выселения из единственного места проживания — служебной квартиры, предоставленной наркоконтролем. Подана кассационная жалоба.

— Санкт-Петербург (16 исков о выплате содержания за простой, отказано в переводе 40 сотрудникам. Из 60 сотрудников следствия прошли только 20). Подполковник полиции, начальник отдела следствия, оставалось 4 месяца до пенсии, с ребенком в возрасте до 3 лет, была в декрете. Уволена в связи с переводом, не принята в МВД по надуманным основаниям («не рекомендована»). Идет судебный процесс.

— Ставропольский край. Старший оперуполномоченный, в ФСКН с 2009 г. Ветеран боевых действий. Ни одного взыскания, в личном деле одни благодарности. МВД отказало в переводе по надуманному предлогу — несоответствие «морально-деловым качествам». Уволен из ФСКН «в связи с переводом». В итоге нет ни работы, ни выплаты выходного пособия. На иждивении малолетний ребенок. Идет судебный процесс в первой инстанции.

Ставропольский край. Подполковник полиции, 8 лет службы в МВД, 7 лет — в ФСКН, в том числе на руководящих должностях. За 15 лет службы ни одного взыскания в личном деле, только награды и поощрения. В 2015 г. — победитель первенства «Динамо» среди силовых структур. Женат, отец троих детей оказался «не рекомендован в связи с несоответствием морально-деловым качествам». В суде подтверждающих материалов МВД так и не предоставило. Дело рассматривается в первой инстанции.

Хабаровский край. Подполковник полиции, старший оперуполномоченный по ОВД. Из 19 лет безупречной службы — 18 лет в оперативных подразделениях МВД и ФСКН России. Ветеран боевых действий. Вопреки поданном им заявлению (и фактическому отсутствию каких-либо компрометирующих материалов), так и не был повторно принят на службу в УМВД России по Хабаровскому краю. Официальный отказ на его заявление о приёме на службу был вручен в октябре 2016 года. Решением суда восстановлен в органах наркоконтроля с 1 июня и, с 6 октября 2016 г., повторно уволен ликвидационной комиссией «в связи с оргштатными мероприятиями», вопреки его воле (без соответствующего заявления с его стороны — в нарушение порядка, установленного ч. 5 ст. 33 закона № 305-ФЗ). Суд апелляционной инстанции отменил решение нижестоящего суда о восстановлении на службе в наркоконтроле. Трудовая книжка, вопреки законному порядку, здравому смыслу и неоднократно заявленным с июня 2016 года в различные инстанции письменным требованиям, была возвращена сотруднику только в конце ноября 2016 года (спустя 182 дня). В настоящее время им подана кассационная жалоба на апелляционное определение.

И таких примеров СОТНИ.

В поисках справедливости

В определенной степени будет небезынтересен опыт поиска справедливости наркополицейских в различных инстанциях.

Куда первым делом оказались обращены взоры сотрудников? Разумеется, на Гаранта Конституции, инициировавшего расформирование ФСКН. К великому сожалению, обращения в администрацию Президента РФ, к главным федеральным инспекторам Президента РФ в регионах всегда заканчивались перенаправлением в региональные МВД с последующими (посмешными в своей нелепости) формальными отписками. Хотя данные обращения касались принципиального вопроса непосредственного исполнения Указа Президента: почему в Указе написано о переводе в МВД всех изъявивших желание наркополицейских, а на практике МВД организовали значительный и необоснованный отсев, с комментариями: «Берем только того, кого считаем нужным». А то что у Вас семьи, ипотеки, никого уже не волнует.

Второй волной надежды стали общественные слушания вопроса упразднения ФСКН в июле 2016 года, на площадке Общественной палаты РФ. Организовал мероприятие широко известный в узких кругах «общественник» Антон Цветков, пообещавший заняться этими вопросами и даже создать рабочую группу для решения указанных вопросов. По факту — на этой теме Цветков неплохо пропиарился, но минимальных надежд наркополицейских не оправдал. Более «общественник» не отвечал на подобные обращения. Только тогда многим стали понятны слова господина Цветкова в самом начале того «Круглого стола» в Общественной палате РФ: «Я изначально на стороне МВД».

Определенные надежды возлагались на политические партии: больше всего почему-то вспоминали ЛДПР. В определенной степени В.В. Жириновский оправдал надежды некоторых наркополицейских. Он стал единственным руководителем федеральной партии, который за личной подписью направил одному из региональных министров внутренних дел запрос по поводу одного из бывших сотрудников ФСКН (ответ МВД, конечно, оказался формальной отпиской). Также можно назвать помощь представителей Коммунистической партии РФ нашему коллеге в одном из регионов. Сотрудник сейчас благополучно проходит службу в МВД.

Обращение к председателю Общественного совета при МВД России А. Кучерене также оказалось безрезультатным. Видимо, права бывшего сотрудника АНБ Эдварда Сноудена гораздо важнее социальных и трудовых прав тысяч бывших сотрудников ФСКН.

Показателен пример реакции высоких адресатов на некое подобие коллективного обращения в феврале 2017 года. Его направили трём государственным деятелям (из членов Государственной думы, Совета Федерации и Контрольного управления Президента РФ), входящим в состав обновленного Государственного антинаркотического комитета. От одного адресата просто не получено ни ответа, ни привета; от другого пришла формальная отписка от МВД.

Вновь вдохновил надежду Первый заместитель Председателя Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации Н.В. Федоров, который внимательно отнесся к обращению и направил соответствующие запросы в Генеральную Прокуратуру РФ (направлены соответствующие в запросы в ряд региональных прократур, ждем обобщенного ответа), МВД России (откуда пришла очередная формальная отписка), Федеральную службу по труду и занятости (отписались, что не наша компетенция) и отдельное ходатайство в Верховный суд РФ об обобщении судебной практики по защите трудовых и социальных прав наркополицейских.

Отметим особо, что всё это происходило на фоне:

— гробового молчания бывших руководителей упразднённой ФСКН России;

— при вопиющем бездействии членов Центральной ликвидационной комиссии ФСКН России под председательством С.П. Яковлева, — не предпринявших даже минимальных мер, направленных на обеспечение соцзащиты и социальных гарантий условно «нерукопожатых» сотрудников;

— откровенном и категорическом бездействия большинства руководителей территориальных ликвидационных комиссий, обеспокоенных, преимущественно, шкурными проблемами личного трудоустройства и экономии фонда заработной платы за счёт «упразднённого» личного состава, — для последующего «самопремирования» (в виде «золотых парашютов»), в дополнение к положенным им окладам денежного содержания при увольнении по ОШМ и пр.;

Смотрите так же:  Семейное обучение заявление

— такого крайне редкого явления, как самоустранение «ока Государева», — в лице прокуратур территориальных субъектов, — как ни странно, в большинстве случаев, упорно не замечавших и не реагировавших на очевидные и вопиющие нарушения законных прав и социальных гарантий бывших сотрудников, а именно: порядка их увольнения; не выдачи трудовых книжек; не состоявшегося вопреки всему приёма на службу и т.п.

Положительным примером практической помощи выброшенным на улицу сотрудникам является заключение уполномоченного по правам человека в Ставропольском крае, заслуженного юриста Российской Федерации А.И. Селюкова, в котором он сделал выводы о необоснованном принятии решения об отказе одному из сотрудников ФСКН в приеме на службу в МВД: «. представителем ответчика ГУ МВД России по Ставропольскому краю на Ваше исковое заявление представлены письменные возражения. Их изучение показало, что во многом они являются надуманными, основанными на произвольном толковании ответчиком действующего законодательства. . Оперативно-розыскной частью собственной безопасности ГУ МВД России по СК Вы не были рекомендованы для приема на службу в органы внутренних дел в связи с несоответствием требованиям, предъявляемым к личным и деловым качествам сотрудника органов внутренних дел. Служебных проверок в отношении Вас УСБ ГУ МВД России по СК не проводилось. При этом, никаких данных о том, в чем заключается Ваше несоответствие требованиям, предъявляемым к личным и деловым качествам сотрудника органов внутренних дел, в возражениях не содержится. ».

Затем вновь по накатанной: личные приемы у руководителей региональных начальников УМВД, прокуроров — на практике никого не волнует судьба оставшихся за бортом правоохранительной службы сотрудников. Что-то не нравится — идите в суд! Куда деваться, пошли.

В настоящее время практически в каждом регионе рассматриваются многочисленные иски бывших сотрудников ФСКН к органам внутренних дел о подтверждении их прав на приоритетное поступление на службу в МВД в порядке перевода и производстве им положенных по закону выплат. Однако, в случае отказа они стали заложниками правового пробела в законодательстве: поскольку оказались уволены в связи с переводом, но не переведены, а сроки подачи судебного иска об изменении основания увольнения (месяц с момента увольнения) или, в соответствии с Федеральным законом № 305-ФЗ от 03.07.2016 г., подачи рапортов на изменение оснований увольнения (три месяца с момента увольнения) истекли. В результате при отсутствии изменения основания увольнения на п.п. 6 (в связи с оргштатными мероприятиями) они остаются без выходного пособия, компенсации за неиспользованную часть отпуска в 2016 г. и ежемесячной денежной выплаты (в течение 12 месяцев) в размере одного оклада по званию, либо положенных 7 ОДС (для имеющих выслугу свыше 20 календарных лет, в т.ч. — в льготном исчислении) и не имеют право оформить пенсию по выслуге лет (при фактическом и объективном наличии такового законного права).

Временное ограничение в три месяца со дня увольнения не позволяет тем бывшим сотрудникам ФСКН, дела которых еще рассматриваются в судах, в случае отказа в переводе воспользоваться своим законным правом на изменение основания увольнения на «в связи с организационно-штатными мероприятиями» и получить полагающееся единовременное пособие и иные выплаты, предусмотренные законодательством Российской Федерации.

Таким образом, обратившись в суды для защиты своих нарушенных прав и социальных гарантий, в порядке ст. ст. 46-47 Конституции Российской Федерации, эти сотрудники, по независящим от них обстоятельствам, де-факто остались в бесправном и безвыходном положении.

На сегодняшний день распоряжением Правительства Российской Федерации от 29.12.2016 г. № 2896-р установлено, что:

— срок завершения ликвидационных мероприятий по упразднению ФСКН России продлён до 01.07.2017 г. (п. 1);

— МВД России определено федеральным органом исполнительной власти, ответственным за проведение ликвидационных мероприятий по упразднению ФСКН России (п. 2);

— финансовое обеспечение расходов, связанных с мероприятиями производится в пределах бюджетных ассигнований и бюджетных обязательств, предусмотренных МВД России в федеральном бюджете (п. 4).

Отметим особо, что полномочия центральной ликвидационной комиссии ФСКН России на сегодняшний день истекли. Она не правомочна принимать какие-либо кадровые решения (кроме как «задним числом»). Комиссия не является распорядителем бюджетных средств (см.: п. 4 распоряжения). Однако, в своих шаблонных ответах на продолжающие поступать обращения бывших сотрудников наркоконтроля представители ДГСК МВД России уже в 2017 году, по-прежнему, упорно продолжают направлять заявителей решать свои проблемы в неправомочные и несуществующие организации (ЦЛК ФСКН России, либо ликвидированные 4 месяца тому назад ликвидационные комиссии террорганов ФСКН).

И всё это происходит на фоне заявлений о «безболезненно проведённой реформе — без ущерба основным направлениям работы», озвученных с высокой трибуны на Коллегии МВД России в марте 2017 года.

В целях полноценного соблюдения социальных гарантий нескольких тысяч сотрудников ФСКН, оказавшихся в подобной ситуации, необходимо рассмотреть вопрос в Государственной Думе Федерального Собрания Российской Федерации о внесении изменений в федеральный закон от 3 июля 2016 года № 305-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием государственного управления в сфере контроля за оборотом наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров и в сфере миграции» в части изъятия из данной редакции временного ограничения в 3 месяца и возможности направления рапорта на изменение основания увольнения не в «ликвидационную комиссию Федеральной службы Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков или соответствующую ликвидационную комиссию ее территориального органа», которых уже нет, а в МВД России и территориальные органы МВД России как правопреемника упраздненной ФСКН.

Для обеспечения полноценной реализации Указа Президента РФ № 156 и восстановления трудовых и социальных прав сотрудников упраздненной ФСКН представляется целесообразным в кратчайшее время:

1. Подготовить и направить в районные, краевые, областные суды Обзор Верховного суда РФ о правоприменительной практике реализации Указа Президента РФ № 156 в части единообразной и буквальной трактовки подпункта б) пункта 4 Указа Президента РФ № 156, о переводе всех изъявивших желание сотрудников органов наркоконтроля, без испытательного срока и переаттестации.

2. Внести изменения в ч. 5 ст. 33 Федерального закона от 3 июля 2016 года № 305-ФЗ в части изъятия из данной редакции временного ограничения в 3 месяца и возможности направления сотрудником заявления на изменение основания увольнения в МВД России и в территориальные органы МВД России, — как правопреемника упраздненной ФСКН.

3. Провести объективный, исключающий ведомственный подход и с привлечением возможностей парламентского и гражданского контроля, анализ проблем реализации Указа Президента РФ № 156 и рассмотреть данный вопрос на заседании Государственного антинаркотического комитета Российской Федерации.

Именно эти предложения были направлены первому заместителю Председателя Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации Н.В. Федорову, который дал им ход. Насколько они реализуются, покажет ближайшее время.

Выводы и предложения

1. Оценивать результаты влияние реформы на ситуацию с незаконным оборотом наркотиков еще рано, но улучшения наркоситуации не предвидится вследствие значительной актвизации наркосбыта с использованием современных информационных технологий.

2. Отсутствие прежнего уровня взаимодействия оперативных, следственных и оперативно-технических и экспертных подразделений, объективно не позволяет на данном этапе обеспечить высокий уровень борьбы с легализацией наркодоходов и противодействия организованным формам наркопреступности.

3. По Указу Президента РФ № 156 предполагалось при переводе в МВД сокращение ФМС на 30%, а сотрудников ФСКН — перевести в полном составе. Получилось ровно наоборот, как в расхожем примере, когда «с водой выплеснули ребёнка».

4. Реформа оказалась крайне болезненной для тысяч сотрудников и членой их семей. Из-за несогласованности действий кадровых подразделений ФСКН и МВД нарушены их трудовые и социальные права: тысячи опытных сотрудников ФСКН не получили достойных кадровых предложений и ушли на пенсию, а сотни сотрудников, изъявивших желание продолжить службу и получивших отказы по надуманным предлогам, не получили выходных пособий и продолжают вынужденные попытки искать защиты и справедливости в судах. Как ни странно, но многие кадровики наркоконтроля благополучно оказались «пристроены» по своему профилю в соответствующих кадровых подразделениях МВД России.

5. Основания отказов субъективны, не обоснованы и не предусмотрены законодательством. На деле списки «не рекомендованных» сотрудников наркоконтроля, не принятых в МВД, составлены произвольно, без фактических оснований — на основе субъективных и предвзятых мнений сотрудников отделов собственной безопасности региональных УФСКН, которые за счет значительного «отсева» своих коллег прекрасно устроились в подразделениях безопасности МВД, многие, нередко, даже с повышением. Еще одним мотивом включения наркополицейских в списки «не рекомендованных» в ряде случеа может быть активная деятельность сотрудников ФСКН по выявлению так назывемых «спецсцбъектов» из друих правоохранительных органов.

6. При наличии критического некомплекта МВД России принципиально не берет многих опытных сотрудников ФСКН.

7. Федеральный закон № 305-ФЗ от 3 июля 2016 г. принимался в предельно сжатые сроки, и в нём не оказались учтены некоторые, — первоначально незаметные нюансы, — впоследствии ставшие для многих сотрудников судьбоносными. В этой связи имеет смысл внести изменения в ч. 5 ст. 33 Федерального закона от 3 июля 2016 года № 305-ФЗ в части изъятия из данной редакции временного ограничения в 3 месяца и возможности направления рапорта на изменение основания увольнения в МВД России и территориальные органы МВД России как правопреемника упраздненной ФСКН.

8. Имеется необходимость включить время простоя сотрудников, переведенных в МВД с перерывом в несколько месяцев, в стаж правоохранительной службы — как время нахождения в распоряжении, и выплатить довольстве за период нахождения в таком «подвешенном» состоянии, ведь в это время запрещалось имет иной источник дохода.

9. Различие в толковании некоторых нормативно-правовых норм возможно решить в стенах Верховного суда РФ или Конституционного суда РФ.

10. Основным проблемами на сегодняшний день являются следующие:

ü МВД России в судах продолжает настаивать на своем исключительном праве принимать сотрудников ФСКН в порядке перевода, или нет. Это нарушает конституционное право на труд, закреплённое в ст. 37 Конституции Российской Федерации, и не соответствует правовой позиции, содержащейся в Определении Конституционного Суда РФ № 173-О от 20.06.2006 г., допускающей применение аналогии права в отношении особых условий увольнения со службы не только сотрудников органов внутренних дел, но и имеющих сходный с ними правовой статус сотрудников иных правоохранительных органов (в частности, учреждений и органов уголовно-исполнительной системы, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ. При этом, с точки зрения МВД, пункт Указа Президента РФ № 156 от 05.04.2016 о переводе сотрудников ФСКН, изъявивших желание, почему-то считается недостаточным основанием.

ü «Ликвидация», «упразднение» или «реорганизация»? В Указе Президента РФ № 156 говорится об «упразднении ФСКН» (при том, что понятия «упразднения» в Гражданском кодексе и других законах нет!), и что «Министерство внутренних дел Российской Федерации является: правопреемником упраздняемых Федеральной службы Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков и Федеральной миграционной службы, в том числе по обязательствам, возникшим в результате исполнения судебных решений». Но представители МВД в судах настаивает на понимании как «ликвидация» без правопреемства». Представители территориальных органов МВД в судах заявляют, что не являются правопреемниками ФСКН, в том числе по исполнению судебных решений, хотя это чётко и однозначно прописано в Указе Президента РФ № 156.

ü Соответствует ли отказ в переводе в МВД на основании голословного заявления о наличии в отношении сотрудника «сведений компрометирующего характера» (без указания каких-либо фактов, без предъявления результатов служебных проверок и т.д.) конституционному принципу «презумпции невиновности» и конституционному праву на труд?

Таковы, на наш взгляд, предварительные результаты упразднения ФСКН России. Это далеко не первая и не последняя реформа, больно ударившая тысячи сотрудников и десятки тысяч их близких, которые уже целый год находится в стрессовом и сложном материальном состоянии. Но имеющиеся проблемы в любом случае еще предстоит решать.

В завершение, наверное, можно привести одно из пожеланий бывшего сотрудника своим братьям по несчастью:

«Ребята, коллеги. Хотя сам плюнул и ушёл (всё одно почти предельный возраст, и максимальная выслуга есть), искренне хочется поддержать всех тех, кого несправедливо, по надуманным основаниям выкинули на улицу. Тех, кто мытарится по судам, пытаясь восстановить справедливость.
У вас иногда опускаются руки и хочется накатить стакан, чтобы забыться от этого беспредела. Отказы в судах идут один за другим, просвет призрачен и у кого-то надежда тает. Сцепите зубы, держитесь хлопцы, правда — она есть. В Верховном, или в ЕСПЧ, или у чёрта за пазухой, но её не может не быть. Иначе зачем же было всё пережитое за годы нашей службы? Удачи вам всем, добейтесь своего».

P.s.: Еще раз подчеркиваем, что в данном докладе мы ставили своей целью не желчно раскритиковать результаты проведенной реформы, а обратить внимание общественности и органов всех ветвей власти Российской Федерации на критическую ситуацию, сложившуюся с тысячами сотрудников упраздненной службы. Многие из них до сих пор искренне желают добиться справедливости и продолжить службу в органах внутренних дел на благо Отечества.

Константин Викторович Максимов, представитель авторского коллектива кандидат исторических наук

Другие публикации:

  • Налоговый вычет при оформлении ипотеки Вычет при ипотеке Имущественный вычет при ипотеке можно получить как со стоимости жилья по договору (общая стоимость), так и с расходов на уплату ипотечных процентов. Как получить вычет по ипотечным процентам? При покупке недвижимости в ипотеку, собственник […]
  • Материнский капитал в мурманске Материнский капитал в Мурманске и Мурманской области В Мурманской области (Заполярье) действует сразу две программы маткапитала. Федеральный капитал предоставляется семьям, в которых после 01.01.2007 появился 2-й или следующий ребенок. Размер сертификата […]
  • Договор на поставку товара из за границы Внешнеторговый контракт поставки Внешнеэкономическая деятельность (ВЭД) подразумевает возможность осуществления как экспортных, так и импортных операций согласно внешнеторговым контрактам поставки. Международный взаимовыгодный обмен товарами осуществляется […]
  • Дешевый полис осаго ижевск Страховые компании г. Ижевск, Удмуртской Республики, рейтинг присутствия в регионе Рейтинг поможет узнать какие страховщики наиболее активно работают в регионе Удмуртской Республики в автостраховании (ОСАГО) и в других видах страхования, также рейтинг […]
  • Закон материнский капитал 20000 Размер материнского капитала в 2018 году В 2018 году размер материнского капитала составляет 453026 рублей. Сумма сертификата не менялась с 2015 года, что обусловлено нестабильной экономической ситуацией в стране, в 2019 году это значение также не […]
  • Цены на осаго во владимире ОСАГО в Владимире Список страховых компаний в Владимире, которые оказывают страховую услугу 'ОСАГО'. Обязательный для всех полис ОСАГО сегодня можно получить в разных страховых компаниях. И хотя многие не придают этому факту большое значение, практика […]

Вам также может понравиться