Развод в семье методики

Психологическая помощь детям при разводе родителей

Увеличение числа разводов приводит к тому, что многие супружеские пары и их дети глубоко переживают неблагополучие в семье, обычно сопутствующее разводу. Обобщив результаты многих исследований, можно сделать вывод, что развод немедленно тяжело сказывается и на моральном состоянии детей. Школьники обычно чувствуют страх, неуверенность в себе и считают себя виноватыми в разводе своих родителей. Дети более старшего возраста выражают свое раздражение более непосредственно. Большинство детей успокаиваются в течении года или двух лет после развода, хотя некоторые из них чувствуют себя несчастными и одинокими в течении 5 лет после развода или еще дольше, даже если родитель, с которым они живут, снова вступает в брак [10, c.93].

Развод выполняет по отношению к браку двоякую роль. Он может выступать средством нравственного возвышения супружества, утверждением равноправия между мужчиной и женщиной, если направлен против пережитков прошлого в брачных отношениях, эксплуатации и морального унижения одного из супругов, но он может стать и своего рода антиподом брака, если является следствием этих пережитков, нравственной незрелости супругов.

По ряду таких показателей, как отношения в школе, расположение к дурным компаниям дети этих двух групп существенно не различались, но сильно отличались от детей, живущих в счастливых семьях. Проводилось также сравнение ряда социально-психологических характеристик детей, живущих в семьях, где мать после развода вступила в повторный брак, и в семьях, где ребенок жил только с матерью. При этом обнаружено, что отношения “мать ребенок” лучше в семьях, где ребенок воспитывался только матерью. Дети разведенных супругов более часто подвержены психическим заболеваниям.

По данным неблагоприятные последствия развода более значимы для детей из тех социальных групп, которые придают большее значение социальным нормам и санкциям, направленным против развода. Самооценка ребенка существенно зависит от возраста матери в период развода. У женщин, которым при расторжении брака было меньше 24 лет, только 22 % детей по достижению 12-14 лет имели высокую самооценку, тогда как детям матерей, разведшихся в более старшем возрасте, такая самооценка у 45 %. В ряде исследований отмечается также, что чем дольше мать и ребенок жили вместе между разводом и повторным браком, тем более разрушительным для ребенка должно быть смещение внимания матери к новому супругу или новому ребенку [10, c.89].

По данным Соловьева Н.Я. воздействие развода на психику ребенка зависит от целого ряда факторов:

— субъективного представления ребенка о счастье семьи непосредственно до развода;

— возраста ребенка и матери;

— степени выраженности негативных норм по отношению к разводу в той социальной группе, к которой принадлежит семья;

— способности оставшегося супруга справиться со своим беспокойством и обеспечить ему безопасное окружение [8, c. 67].

В возрасте до 3-х лет развод оказывает на ребенка меньше влияния, чем в более старших возрастах. Вероятность повторного брака разведенного супруга обратно пропорциональна количеству оставшихся у него детей.

Адаптация ребенка к разводу родителей определяется тем,

  • насколько он был подготовлен к разводу и к возможности ухода из семьи одного из родителей; враждебностью отношений родителей до развода; временем, проведенным ребенком с ушедшим из родителей;
  • исходным состоянием здоровья и возрастом ребенка и родителей.

Американские психологи свидетельствуют, что особенно сильное влияние развод оказывает на детей в возрасте до 8 лет. Это усугубляется тем, что именно матери маленьких детей сталкиваются с наибольшим числом трудностей.

Дети в возрасте 3,5 — 6 лет после развода родителей часто испытывают сильное чувство вины и самоунижения, переживают чувства злости и обиды, особенно на отца, дети чувствуют себя заброшенными, обиженными, сердятся на родителей, стыдятся своих семейных проблем. Переживания ребенка усугубляются следующими обстоятельствами:

— предшествующие разводу ссоры родителей и неизбежное ухудшение обращения с ребенком в этой ситуации;

— ощущение ребенком отсутствия ушедшего родителя и восприятие его ухода как отказ от самого ребенка;

— дефицит общения с оставшимся родителем, так как он часто бывает вынужден пойти на работу;

— ухудшившиеся отношения ребенка с товарищами, которые обычно задают ребенку нескромные вопросы, дразнят и т.д.

На детях отрицательно сказываются страдания оставшегося с ним родителя. С уходом Дети, выросшие в неполных семьях, хуже подготовлены к семейной жизни, они чаще избегают вступления в брак, более склонны к разводам. Юноши и девушки из неполных семей в целом менее целеустремленны, инициативны, уравновешены. У них труднее развивается способность к сочувствию, к управлению своим поведением. Мальчики, росшие без отца, обычно усваивают «жен­ский» тип поведения либо у них формируется искаженное представление о мужском поведении как агрессивном, грубом, резком и жестоком. Впоследствии им сложнее качественно выполнять отцовские обязанности. У девушек из неполных семей, вышедших замуж, меньше шансов адекватно понимать своих мужей и сыновей, то есть выполнять роль жены и матери в традиционном понимании этих ролей.

Абсолютное большинство детей страстно желают иметь обоих родителей. Многие дети живут надеждой на то, что их родители снова будут вместе.

Буянов М.И., анализируя результаты исследований американских психологов, отмечает, что большинство американских детей считает для себя очень важным продолжение контактов с отцом после развода. Треть из опрошенных нами ста детей не удовлетворены существующими контактами с отдельно проживающими отцами, они хотели бы более интенсивного и качественного общения. Подавляющее большинство детей выступает за свободный доступ отца к ним. Однако опрос ста разведенных матерей выявил, что эти пожелания детей фактически не реализуемы, так как лишь 33,8% матерей позволяют отцам посещать детей в любое время, 24,5% — раз в неделю, 3% — ежемесячно, 5% — по праздникам и летом, 17,6% приходится на неупорядоченные визиты, а 16,1% ребят не видели ушедшего из семьи отца больше ни разу. К несчастью, бывшие супруги довольно часто настраивают ребенка друг против друга, внося еще больший психологический дискомфорта раненную разводом душу ребенка, для которого большим счастьем является сам факт наличия обоих родителей. Прививая чувство вражды к отцу (матери), родители насаждают в ребенке агрессивность, недружелюбие, подавленность, обиду и т.д. Манипуляция ребенком не имеет оправдания и непременно обернется против того, кто ее посеял. Некоторые матери стремятся свести к минимуму встречи отцов и детей. В результате отец все меньше знает о ребенке, оказывается не в состоянии действительно воспитывать его, качественно общаться с ним[2, c.95].

Отец начинает либо заискивать перед ребенком, задабривать его, баловать, либо, не испытывая положительных чувств от общения с «незнакомым родным ребенком», постепенно теряет к нему интерес, или, наконец, принимает на себя роль стороннего наблюдателя. Любая из названных стратегий взаимодействия живущего отдельно от ребенка отца оказывается неудовлетворительной, и страдает от нее прежде всего ребенок. Кроме того, отец, которому лишь изредка дозволяется видеться с ребенком и который не сталкивается со всеми трудностями воспитания, может оказаться для ребенка более привлекательным, чем мать. Это опять, сточки зрения матери, может служить аргументом против свиданий отца с ребенком.

Одинокие матери и отцы имеют общие особенности: более ограничена их социальная жизнь, для семьи характерен больший демократизм во взаимоотношениях, родителю любого пола сложней вступить в повторный брак. При этом одиноким отцам больше помогают друзья и родственники, у них сильнее суживается круг социального общения, чем у одиноких матерей. В свою очередь, матерям сложнее дисциплинировать детей. Отцы понимают, что их эмоциональная близость с детьми, особенно с дочерьми, недостаточна.

В больших семьях, с их богатыми внутренними связями, возможно пере­распределение возникающих напряжений, в диадических же (мать — ребенок, отец — ребенок) — любое событие приобретает глобальное значение.

Особенное напряжение во взаимоотношениях в неполной семье отмечается в подростковом возрасте. Пока ребенок мал, у него обычно складываются очень глубокие, часто симбиотические, эмоциональные отношения с единственным из родителей, чаще — с матерью. Такая мать (а иногда и отец) как катастрофу воспринимает типичный кризис в своих взаимоотношениях с подростком, когда первоначальная гармония разрушается под мощными проявлениями индивидуальности последнего. Кризис во взаимоотношениях может наступить и в более поздних возрастах (в юношеском возрасте или в возрасте зрелости), если ребенок отстает в своем психологическом развитии от сверстников и от своего паспортного возраста. Родителям вообще свойственно не принимать изменений в личности ребенка, они бессознательно стремятся «сохранить» ребенка в детском состоянии. Психологи отмечают, что подростки в конфронтации с родителями склонны преувеличивать свой психологический возраст (степень своей независимости, са­мостоятельности), а их родители — преуменьшать [4, c.92].

В неполных семьях чаще, чем в полных, подросток (юноша) оказывается в трагической ситуации: мать, находящаяся от него в сильной эмоциональной зависимости, настолько тяжело переживает его первые шаги в самостоятельной жизни, что это создает угрозу ее здоровью.

Подросток оказывается в крайне тяжелой в моральном отношении ситуации: он должен выбрать между той жизнью, которая ему нравится, и здоровьем (а, может быть, и жизнью, как ему пред­ставляется или как ему подсказывают) своей матери. Некоторые тиранические или слабые женщины в буквальном смысле слова терроризируют своих детей, ставя свое здоровье в прямую зависимость от поведения последних.

В диадических семьях типа «мать-сын» психологи встречают и своеобразные конфликты, основанные на перенесении матерью на сына невостребованных претензий к его отцу, то есть по существу это напоминает супружеский конфликт. Психолог должен помочь маме понять это, осознать, что сын — это только сын, а не несостоявшийся супруг. При отсутствии мужа перенесение претензий к сыну может сочетаться с перенесением на него же отношения взрослой женщины к ее брату. И даже если мать нежно любит брата, ее сыну немногим легче, так как мама фактически ожидает от подростка поведенческих проявлений двух взрослых мужчин: мужа и брата. Этих отношений она одновременно может и хотеть, и бояться. В любом случае ее сын — просто другой (отличный от отца и дяди) человек: подросток, а не взрослый, уже поэтому он никогда не сможет соответствовать неадекватным ожиданиям матери [5, c.25].

Ребенок в семье с одним взрослым в ущерб своей самостоятельности, самодостаточности неизбежно становится более зависимым от воспитывающего его родителя, он утрачивает (или не успевает приобрести вовсе) психосексуальные ориентиры, отдаляется от стандартов половых ролей, соответствующих его полу, — у ребенка надолго, если не навсегда, создается путаница в его представлениях о ролях мужчины и женщины в семье и в жизни в целом; о допустимых способах реализации этих ролей.

Психологи отмечают, что проблема психосексуальной идентичности особенно острой оказывается в неполных семьях с искажением психосексуальных ролей, когда, например, властная мама выполняет в семье психологически мужскую роль, воплощая в себе силу, власть, право принимать окончательные решения и отвечать за эти решения, право наказывать и пр. Дети в таких семьях в силу действия бессознательного механизма идентификации вынужденно отождествляются с ролями и образцами поведения лиц противоположного пола — в будущем они испытывают явные затруднения в общении с людьми противоположного пола, в поисках интимного партнера, в выборе профессии, в общении с собственными детьми и т.д. Чем позже создается одиноким родителем новая семья, тем сложнее бывает ему самому принять в семью нового взрослого члена, тем труднее принимает его и ребенок [6, c.89].

Таким образом, многие авторы рассматривают развод как негативное, пагубное явление, форму проявления семейной дезорганизации. В массовом сознании развод часто ассоциируется с позором, симптомом личного падения, с проявлением собственной слабости, с неизбежным разрывом нормальных отношений с детьми и т.д. Лишь немногие авторы полагают, что развод может играть позитивную роль в том случае, если он ведет к действительному решению проблемы, способствует эмоциональному росту и «моральному возрождению» обоих супругов.

Основные направления психологической помощи детям младшего школьного возраста в ситуации развода родителей

К основным направлениям психологической помощи детям младшего школьного возраста в ситуации развода родителей относят разнообразные методы, среди которых можно выделить следующие.

Игровая терапия – метод психотерапевтического воздействия на детей и взрослых с использованием игры. В основе различных методик, описываемых этим понятием, лежит признание того, что игра оказывает сильное влияние на развитие личности. Игра способствует созданию близких отношений между участниками группы, снимает напряженность, тревогу, страх перед окружающими, повышает самооценку, позволяет проверить себя в различных ситуациях общения, снимая опасность социально значимых последствий [1, с. 67].

В процессе игровой терапии у ребенка появляется возможность продемонстрировать свои негативные установки. Выразить свой страх и гнев по отношению к родителям, братьям , сестрам и другим значимым людям. В каждом из элементов терапии психолог поощряет ребенка обращаться к самому себе, заново постигать и принимать свои чувства. Свобода говорить, выражать свои мысли и чувства, принимать решения, признавать и принимать самого себя и все прочие процессы, позволяют ребенку вновь обрести адекватную самооценку и восстановить свои жизненные силы.

Характерная особенность игры – е двуплановость, присущая также драматическому искусству: играющий выполняет реальную деятельность, осуществление которой требует действий, связанных с решением вполне конкретных, часто нестандартных задач Ряд моментов этой деятельности носит условный характер, что позволяет отвлечься от реальной ситуации с е ответственностью и многочисленными привходящими обстоятельствами. Двуполановость игры обуславливает е развивающий эффект. Психокоррекционный эффект игровых занятий у детей благодаря установлению положительного эмоционального контакта между детьми и взрослыми. Игра корригирует подавляемые негативные эмоции, страхи, неуверенность в себе, расширяет способности детей к общению, увеличивает диапазон доступных ребенку действий с предметами.

Арттерапия – это словосочетание использовалось по отношению ко всем видам занятия искусством, которые проводились в больницах и центрах психического здоровья. Основная цель арттерапии состоит в гармонизации развития личности через развитие способности самовыражения и самопознания. Важнейшей техникой арттерапевтического воздействия здесь является техника активного воображения, направленная на то, чтобы столкнуть лицом к лицу сознательное и бессознательное и примирить их между собой посредством аффективного взаимодействия [9, с. 121]. В качестве еще одного возможного коррекционного механизма, может быть рассмотрен сам процесс творчества как исследование реальности, познание новых, прежде скрытых от исследователя сторон и создание продукта, воплощающего эти отношения.

Приемы арттерапии используют при исследовании внутрисемейных проблем. Арттерапия дает выход внутренним конфликтам и сильным эмоциям, помогает при интерпритации вытесненных переживаний, дисциплинирует группу, способствует повышению самооценки клиента, способности осознавать свои ощущения и чувства, развивает художественные способности. В качестве материалов на занятия по арттерапии используются краски, глина, клей, мел. Арттерапия используется как в индивидуальной, так и в групповой форме. Основная цель арттерапии состоит в развитии самовыражения и самопознании клиента через искусство, а также в развитии способностей к конструктивным действиям с учетом реальности окружающего мира. Отсюда вытекает важнейший принцип арттерапии – одобрение и принятие всех продуктов творческой изобразительной деятельности независимо от их содержания, формы и качества. Существуют возрастные ограничения использования арттерапии в форме рисунка и живописи. Арттерапия рекомендуется детям с 6 лет, так как в возрасте до 6 лет символическая деятельность еще только формируется, а дети лишь осваивают материал и способы изображения [17, с. 23].

Смотрите так же:  Аквапарк казань проживание

Сказкотерапия – метод, использующий сказочную форму для интеграции личности, развития творческих способностей, расширение сознания, совершенствования взаимодействий с окружающим миром. К сказкам обращались в своем творчестве известные зарубежные и отечественные психологи: Э.Фромм, Э. Берн, Э. Гарднер, А. Менегетти, М. Осорина, Е. Лисина, Е. Петрова, Р. Азовцева, Т. Зинкевич-Евстигнева и т.д.

Сказкотерапия – направление практической психологии, которое, используя метафорические ресурсы сказки, позволяет людям развить самосознание, стать самими собой, и построить особые доверительные, близкие отношения с окружающими. Во-первых, сказка всегда служила средством встречи е слушателя или читателя с самим собой, потому что метафора, лежащая в основе сказки выступала не только “волшебным зеркалом” реального мира, но – в первую очередь – его собственного, скрытого, еще не осознанного внутреннего мира. Во-вторых, нацеленность сказкотерапии на развитие самосознания человека, определяемая сущностью сказок, обеспечивает как контакт с самим собой, так и контакт с другими. Сказочная метафора в силу присущих ей особых свойств оказывается способом построения взаимопонимания между людьми.

В целом, ситуация развода в семье относится, без сомнения, к одной из самых психотравмирующих в жизни детей и использование разнообразных методов, описанных выше помогает нивелировать негативные проявления у ребенка.

Развод родителей является главным негативным событием в жизни ребенка , причиной неуверенности и травмирующих переживаний.

Первая эмоциональная реакция ребенка на развод родителей может включать в себя потрясение, страх, тревогу, неуверенность в будущем, гнев и раздражение, ощущение собственной вины за случившеся, необходимость приспосабливаться к отсутствию одного из родителей, огорчение и печаль, ревность и обиду. Однако последствия развода сказываются на ребенке довольно долго, проявляясь даже в первые годы его взрослой жизни.

Развод наносит психическую травму детям, особенно в критические возрастные периоды; родители в процессе всего развода должны оградить детей от стрессовых ситуаций, т.е. убедить детей, что они не были причиной развода, и родители по-прежнему любят их; не заставлять детей делать выбор между родителями, отдавая предпочтение кому-то одному и не втягивать их в сам процесс развода, нанося тем самым психическую и эмоциональную травму; родитель, оставшийся с детьми после развода, должен вести себя достаточно корректно по отношению к другому родителю, т.е. не очернять его в глазах детей; необходимо ставить детей в известность о сложившемся положении как можно раньше не допуская, чтобы они узнали о разводе родителей от кого-то еще; родители, заметившие изменения в поведении детей, должны обратиться к психологу, чтобы своевременно выявить негативные эмоциональные переживания и провести коррекционную работу с детьми, пережившими развод родителей.

1. Бурлачук Л.Ф., Морозов С.М. Словарь-справочник по психодиагностике. – СПб., М., Харьков. Минск. – 1999.

2. Буянов М.И. Ребенок из неблагополучной семьи. – М., Изд. Просвещение. – 2003, 207 с.

3. Бассин Ф.В. «Значащие» переживания и проблема собственно-психологической закономерности. // Вопросы психологии. – 1992. — №3. — С.105. -124 с.

4. Василюк Ф.Е. Психология переживания. Анализ преодоления критических ситуаций — М.: Изд-во МГУ, 1994.

5. Валитова И.Е. Концептуальные основы взаимодействия взрослого и ребенка// Проблема взаимодействия в исследованиях философов, психологов, педагогов. – Брест: БрГУ, 1997.

6. Вологодина Н. Детские страхи днем и ночью / Н.Г. Вологодина; Н.Г. Вологодина. — Ростов-на-Дону: Феникс, 2006. — 224 с.

7. Дружинин В.Н. Психология семьи. – М.: “КСП”, 1996 с.

8. Соловьев Н.Я. Женщина и ребенок в послеразводной ситуации // Социальные последствия развода.

9. Синягина Н.Ю. Психолого-педагогическая коррекция детско-родительских отношений. – М.: Изд-во: Владос, 2001, 96 с.

10. Титаренко В.Я. Семья и формирование личности. – М., Мысль. – 1987. 351 с.

Работа педагога-психолога с ребенком и семьей при разводе

Описаны этапы работы с ребенком и семье при разводе:

Предварительный просмотр:

РАБОТА ПЕДАГОГА-ПСИХОЛОГА С РЕБЕНКОМ И СЕМЬЕЙ ПРИ РАЗВОДЕ:

Для исследования психоэмоционального состояния, особенностей личностной сферы и семейных предпочтений была составлена диагностическая программа из двух блоков

1 блок: методики, направленные на выявление психоэмоционального состояния и личностных особенностей детей, оказавшихся в ситуации развода родителей.

1.1. Цветовой тест М. Люшера.

Цель: диагностика нервно-психического состояния, выявление внутриличностных конфликтов.

1.2. «Несуществующее животное» М. З. Друкаревич.

Цель: выявление особенностей личности.

1.3. «Лесенка характера» Дембо — Рубинштейн.

Цель: исследование уровня самооценки.

2 блок: методики, направленные на выявление семейных предпочтений:

2.1. Кинетический рисунок семьи Бернс Р. С., Кауфман С. Х.

Цель: изучение особен-ностей восприятия ребенком семейных взаимоотношений.

2.2. Цветовой тест отношений М. Эткинда.

Цель: изучение эмоциональных компонентов отношений человека к значимым для него людям и отражающим как сознательный, так и неосознаваемый уровень этих отношений.

2.3. Проективная игра «Почта» (модификация теста Е. Антони и Е. Бине).

Цель: изучение эмоционального самочувствия ребенка в семье.

Этапы работы с ребенком и его семьей.
1.Первичная консультация:

— знакомство с родителем, выяснение причины обращения (запроса) на консультацию (без присутствия ребенка);

-знакомство с ребенком, установление контакта;

-диагностика психоэмоционального состояния и личностных особенностей ребенка (начальный этап обследования возможен в присутствии родителя). Примеч.: данная диагностика может быть проведена и на втором этапе работы с ребенком, если предварительный этап – знакомство и установление контакта — занял много времени. Однако рисуночные методики помимо своей диагностической цели способствуют установлению контакта с ребенком и вызывают интерес к взаимодействию.

2. Диагностика выявления семейных взаимоотношений и предпочтений членов семьи ребенком в форме индивидуального занятия с ним. На данном этапе работы присутствие родителя нежелательно, чтобы избежать влияния на ребенка при выполнении диагностических заданий, тем более что контакт с ребенком уже установлен на предыдущем этапе работы и тревога перед ситуацией занятия с психологом в определенной степени снята.

3. Консультация родителя по результатам диагностического обследования ребенка . На данном этапе работы психолог знакомит родителя с полученными результатами обследования ребенка, обозначает выявленные проблемы, обсуждает с родителем семейную ситуацию и ее влияние на ребенка, дает рекомендации по преодолению выявленных проблем.

Результаты исследования психоэмоциональных особенностей детей, переживших раз-вод в конфликтном и «благополучном» варианте, и сравнение этих особенностей показывают, что при «благополучном» разводе, когда родители за своими осложнившимися отношениями не забывали о присутствии ребенка в их жизни и заботились о его психологическом состоянии, дети более здоровы и личностно сохранны. Психоэмоциональное состояние и личностные особенности детей, оказавшихся вовлеченными в конфликт родителей, отличаются высоким уровнем напряженности, тревожности, у этих детей часто отмечается нарушение поведения в виде агрессивных реакций, а также наличие невротических реакций и вредных привычек.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что последствия развода для ребенка будут менее травматичны, если родители учтут все обстоятельства, которые сказываются на психическом развитии ребенка в подобной ситуации.

Развод родителей и судьба детей

Развод родителей и судьба детей – достаточно сложная особенно для ребенка проблема, которую решить могут только сами родители, пользуясь правильными знаниями. Большинство родителей, особенно молодых, думают только о себе, их не интересуют ни дети, ни другие люди. Они привыкли жить, только наслаждаясь, и если у них отнять данное наслаждение, они начнут искать методы устранения данной причины. Дети не виноваты в том, что их родители еще не до конца развиты, и не имеют никаких жизненных ценностей и целей.

Если вы задумались над данной проблемой и решили прочитать данную статью с надеждой решить данную проблему, то вы на верном пути. Психологи всего мира собрались, чтобы разобрать данную проблему. Конечно, у всех были разные мнения, но все, же общие методы все, же образовались. Прочитав данную статью, вы узнаете, как уберечь ребенка от страданий после разводов, а также как предотвратить семью от разводов сделав ее намного крепче. Все методы были взяты только из опыта других семей и экспериментов профессиональных психологов, которые создали достаточно и для каждой семьи эффективные методы с борьбой над подобными проблемами. Смело применяйте советы психологов, и у вас все получиться.

Чем дети могут помочь

Известно, что развод родителей и судьба детей, негативно влияет на ребенка, но также доказано, что и сам ребенок может предотвратить развод. Конечно, дети это могут сделать только неосознанно, так как недостаточно разбираются в данных вопросах. Например, в некоторых семьях дети путем любви и уважения к родителям, смогли уберечь и даже укрепить семью. Но это зависит также не только от воспитания родителей, а и от самих родителей, их ценностей и планов на жизнь, а главное чувств и эмоций. Так как ребенок может проявлять огромную любовь к родителям, но неправильные родители просто отвергнут это, и им не помешает развестись, разрушив семью.

Самый интересный и часто встречаемый шаг со стороны ребенка, который поможет сохранить семью, так это подарок родителям . Если родители нормальные, то они оценят старания своего ребенка, проявиться чувства, эмоции и любовь к ребенку. Это в некоторой степени сближает семью, делает ее намного лучше и крепче. Ребенку для этого не нужны даже деньги, так как подарок не всегда подразумевает под собой много денег. Главное не подарок, а то, сколько любви, внимания и усилий приложил ребенок, чтобы сделать своим родителям тот подарок, который он сам и придумал.

Если внимательнее подойти к проблеме развод родителей, и разузнать основные причины разводов, то можно, таким образом, защитится и предотвратить все это. Психологи, конечно, разделяют множество причин для развода, которые сосчитать даже невозможно. Но если разобраться, то можно обнаружить то, что все причины разводов имеют некоторые основы. Главная основа для разводов, это просто неправильно созданная семья не с тем человеком. Это связанно с тем, что пара создавала семью не по любви, а из-за страсти, страха или же привязанности. Такие люди не думают, перед тем как что-то сделать.

Они спешат, боясь затягивать с женитьбой, так как их друзья, подружки и знакомые которые моложе давно поженились. Такие семьи в основном проживают вместе не больше 3 лет, дальше страсть утихает, привязанность заканчивается и люди разводятся. Второй причиной разводов являются проблемы, от которых нужно избавляться, так как они есть, были и будут всегда не только в семьях, но и у каждого живого существа. Проблема в том, что не все родители решают данные проблемы. Основные проблемы, которые стимулируют семью на развод, это недостаток денег, любви, внимания и счастья. Все это конечно кажется немного странным и сложным, но на самом деле все решается гораздо проще и легче, когда есть достаточно желания. Есть много других причин для разводов например таких как употребление алкоголя и наркотиков, но это только малая часть того что есть еще в нашем современном обществе. Нужно искать не причину разводов, а методы защиты от нее и укрепление семьи, так чтобы ее больше ничего не смогло разрушить или сломать.

Дети без родителей

Если присмотреться внимательнее, то развод родителей и судьба детей, в основном приносит больше вреда не самим родителям, а их детям, которые остаются брошенными на произвол судьбы. Есть, конечно, много примеров тех людей, которые остались без родителей и воспитывались в других семьях, становясь успешными и счастливыми, достигшими, как и богатства, так и благополучия. Но не у всех бывает такая удачная возможность. Поэтому не надейтесь на то, что ваши дети, которых вы бросите, найдут свой кусочек счастья в этой жизни. Это скорее фантастика, чем реальность. Вам лучше думать не тогда когда вы совершили развод и бросили детей, а еще тогда, когда вы решили создать семью и родить ребенка. Родители должны для начал состояться, стать умнее, образованнее и иметь некоторые жизненные ценности, которые направлены больше на любовь к детям, нежели наоборот. Избавьте детей от плохого будущего, лучше создайте такую семью, которая будет настолько крепка, что вы сможете достичь абсолютно всего в жизни.

Все давно знают, что мама играет значительную роль и даже большую чем отец в развитии и рождении ребенка. Но это не говорит о том, что всю ответственность, проблемы и заботы, нужно бросать на плечи матери. Отец так же должен помогать, даже если он единственный кто в семье зарабатывает и содержит семью. Деньги играю роль, но они еще не решают судьбу ребенка и семьи. Поэтому вам как отцу нужно еще достаточно времени, чтобы узнать как стать папой , не тем который сделал ребенка, а тот, кто будет его любить, воспитывать и уважать даже если проблемы и заботы не дают этого сделать.

Если есть вопросы, задавайте их в комментариях.

psyh olog . ru

Развод в семье: 7 ошибок родителей в воспитании ребенка

К сожалению, развод в семье сейчас — «дело житейское». Мужчина и женщина, не довольные жизнью друг с другом, решают разойтись и начать новую жизнь. Как правило, ребенок остается с мамой. И это идеальный исход не сложившихся между родителями отношений. Беда в том, что развод редко бывает мирным. Постоянные ссоры, эмоциональный шантаж, появление у одного из супругов нового спутника жизни — в сложные отношения между родителями часто вовлекается маленький ребенок. И получается, что развод становится огромным испытанием не только для самой пары, но и для их малыша. Каких ошибок в воспитании стоит избегать разведенным маме и папе, чтобы не травмировать психику ребенка?

Ссоры, скандалы, взаимные упреки

Для малыша развод мамы и папы сравним с землетрясением — рушится все, к чему он привык. Доверие к миру и ощущение безопасности пошатнулись, кого-то из родителей он теперь будет видеть гораздо реже, возможен переезд. И постоянные эмоциональные выяснения отношений между родителями могут только усилить стресс ребенка — ощущение рушащейся семьи постепенно превращается в настоящую катастрофу. Повышенная плаксивость и тревожность, бессонница, замкнутость, плохие оценки в школе, депрессия, энурез — вот чем могут быть опасны для малыша постоянные ссоры между мамой и папой.

Может быть, сложно сдержать негатив к мужу или жене. Но держите себя в руках! При ребенке говорите спокойно, не повышая голоса, не кидаясь оскорблениями. Малыш должен понимать, что несмотря ни на что у него остаются мама и папа, любящие его, хоть и живущие теперь раздельно.

Развод — не кино для малышей

Развод редко случает по обоюдному, «дружелюбному» согласию. Чаще для одного из родителей — это драма.

Но несмотря ни на что, нужно хотя бы при ребенке сохранять видимое спокойствие! Ему и так страшно, а тут еще и мама постоянно плачет. Да, развод — это плохо, но с этим вполне можно справиться. Постарайтесь не преувеличивать весь ужас семейной трагедии. Не устраивайте драм, достойных бразильских сериалов — такое «кино в реальном времени» малышу еще точно рановато смотреть.

Перекладывание вины на ребенка

Дети часто винят именно себя в разводе мамы и папы. Малышу может показаться, что родители теперь не живут вместе, потому что это он себя плохо вел или сделал что-то не так. Не взращивайте в ребенке чувство вины! В разрыве отношений не бывают виноваты дети.

И в дальнейшем, когда эмоции после развода уже улягутся, никогда не обвиняйте в случившемся ребенка! К сожалению, такое бывает часто: «это ты во всем виноват», «я одна/один тащу все на себе, а ты. », «из-за тебя у меня никакой жизни». Некоторые полагают, что эти фразы помогут «утихомирить» малыша, сделать его более послушным. Но нет, обвинения всегда дают обратный эффект — ребенок замыкается в себе, может выплескивать свой негатив на окружающих.

Смотрите так же:  Разрешение на оружие травматическое с судимость как получить

Конкуренция между родителями

После развода малыш живет с кем-то из родителей (как правило, с мамой). И нередки случаи, когда другой родитель пытается «отвоевать» любовь ребенка. В ход идут самые разные методы — дорогие подарки, послабления в воспитании, «отгул» от уроков в честь похода в зоопарк.

Подарки и внимание — это хорошо. Но вот только последствия от действий «хорошего» родителя могут быть плачевными. Ребенок запросто начнет манипулировать родителями — «а вот мама/папа мне это разрешает», «мама/папа меня не заставляет это делать». И в этой войне за любовь малыша, родители часто забывают, что методы «подкупа» приведут только к тому, что ребенок вырастет избалованным и капризным, не признающим авторитета старших.

Не конкурируйте между собой. Продолжайте воспитывать ребенка сообща, несмотря на то что развелись. Вы все еще остаетесь родителями для своего малыша — примером для подражания, эталоном правильного поведения. Разведенные мама и папа должны стать союзниками в воспитании ребенка.

Ребенок — не психолог

Не нужно вываливать на ребенка все проблемы, связанные с разводом — рассказывать ему обо всех перипетиях, которые привели к разрушению семьи, посвящать его в «семейные тайны». Малыш — не психолог. Он не поможет вам справиться с эмоциональным потрясением после развода, а будет только расстраиваться еще больше от ваших «откровений».

Не делитесь собственными умозаключениями, что «все мужчины/женщины такие», «все обманывают» и «никому доверять нельзя». Это неправильные установки для маленького ребенка, которые точно не пригодятся ему во взрослой жизни, а только посеют недоверие к миру и сделают постоянным клиентом психологов!

Отмена всех правил

Развод выбивает из привычной колеи, с этим не поспоришь. Родители, так занятые своими несостоявшимися отношениями, часто отменяют многие правила, которые до этого были установлены в семье — запрещается то, что ранее было дозволено; разрешается то, на что ранее был положен строгий запрет. Такая непоследовательность разрушает привычный уклад жизни ребенка, что неминуемо приводит к стрессам.

Чтобы не травмировать психику ребенка, постарайтесь придерживаться того же уклада жизни, что и раньше. Это создает для ребенка видимость безопасности — у него появляется надежда, что «еще не все потеряно» и можно жить дальше.

Чрезмерная опека

Как правило, эту ошибку чаще совершают именно мамы. После развода женщина старается компенсировать отсутствие отца в семье, чрезмерно балуя и опекая ребенка. А как же, ведь малыш растет «безотцовщиной».

Что происходит в итоге? Ребенок окружен заботой, любые его желания удовлетворяются как по мановению палочки, а инициативы сдерживаются, ни за что не ругают и не наказывают. И такой стиль воспитания — не самый лучший из тех, что можно выбрать. Подобным своим поведением родители формируют эмоционально ранимую, безынициативную, несамостоятельную личность. Разве именно таким вы хотите в будущем видеть своего ребенка?

Не стоит делать из малыша жертву! Да, всем в сложившейся ситуации приходится нелегко, но это не дает повода чрезмерно опекать ребенка, закрывать глаза на серьезные его провинности, потакать всем его прихотям. Но при этом и забывать о его потребностях не нужно — как и раньше, хвалите его за успехи, говорите, что любите и цените.

Журнал Практической Психологии и Психоанализа

Дети часто реагируют на развод родителей снижением самооцен­ки и подавляя в себе чувства раздражения и утраты. Нередко они замыкаются в себе или становятся агрессивными. Переживая по­вышенное психическое напряжение, дети могут вновь обращаться к использованию так называемых переходных объектов, примене­ние которых характерно для более раннего периода развития, свя­занного с отделением от матери, когда дети чувствуют себя неспо­собными контролировать ситуацию (Winnicott, 1971).

В данной статье описывается работа с 12-летним мальчиком, ко­торый проходил курс индивидуальной арт-терапии в течение вось­ми месяцев. Терапия проводилась в Нью-Йорке, в районе Южного Бронкса. Без какой-либо инструкции со стороны арт-терапевта маль­чик начал приносить на занятия из дома некоторые личные вещи и неоднократно использовал их во время изобразительной работы. Благодаря использованию переходных объектов и сопровождению арт-терапевта, а также встречам с родственниками мальчика, уда­лось достичь стабилизации его состояния, сформировать в нем уве­ренность в своих силах и раскрыть его творческий потенциал.

Переходные объекты

Представление о переходных объектах в теории Винникотта

В процессе нормального развития, в период от 4 до 12 месяцев, ре­бенок проявляет психологическую зависимость от мягких пред­метов. Д. Винникотт (Winnicott, 1971) предположил, что на стадии сепарации-индивидуации ребенок начинает впервые осознавать, что некоторые объекты не являются частями его «Я». К таковым можно отнести и переходные объекты. Такие объекты помогают ребенку снимать возрастающее психологическое напряжение в мо­мент отрыва от матери и способствуют формированию у него боль­шей психологической автономности. Переходными неодушевлен­ными объектами становятся простыня, мягкая игрушка, предметы одежды. Нередко такие объекты обладают сенсорными характерис­тиками, напоминающими о матери, например, сохраняют ее запах.

Использование переходных объектов облегчает процесс сепара-ции-индивидуации, создает в восприятии ребенка иллюзию при­сутствия матери в те моменты, когда ее нет рядом. Переходные объекты являются символами объекта первичной привязанности ребенка, каковым является мать. В то же время они не могут заме­нить мать и ее грудь. Ребенок может чувствовать не только сходст­во между переходным объектом и матерью, но и существующие между ними различия. Благодаря использованию переходных объ­ектов у него постепенно развивается способность к использованию символов.

Как уже было сказано, переходные объекты способствуют разви­тию психологической автономности ребенка. В отличие от матери, переходные объекты могут полностью контролироваться ребен­ком. В восприятии ребенка такие объекты обладают устойчивос­тью – сами они не меняются, если ребенок не изменит их (там же). Поскольку ребенок их всецело контролирует, он может ощущать себя в безопасности, проецируя на переходные объекты свои пере­живания. Когда ребенок испытывает, например, любовь, он может проявлять об объекте заботу; когда же он чувствует ненависть, он может такой объект сломать. Дети, как правило, перестают пользо­ваться переходными объектами в возрасте от 2 до 4 лет. В этот пе­риод такие объекты постепенно теряют в глазах детей свою особую значимость, поскольку символические функции перестают быть связанными исключительно с ними. Символическую нагрузку при­обретает множество иных объектов, находящихся в пространстве между внутренней и внешней реальностью. Ребенок начинает ак­тивно играть, рисовать и фантазировать (там же).

Хотя переходные объекты служат прежде всего для психологи­ческой защиты ребенка в период его первичного отделения от ма­тери, они могут вновь приобретать особую значимость на последу­ющих этапах развития, в частности, в подростковом возрасте, когда приходит сожаление об уходящем детстве и начинается переход во взрослое состояние.

О чем не писал Винникотт: переходные объекты в процессе развития личности

Теория Винникотта связывает переходные объекты с младенчест­вом. В то же время она служит основой для некоторых теоретичес­ких разработок, рассматривающих значение переходных объектов в повседневной жизни людей в разные периоды их жизни. В качест­ве инструментов развития разных психических свойств и органи­зации психических процессов переходные объекты могут служить напоминанием о том, кем человек является и как он функциониру­ет как личность. Кроме того, переходные объекты могут оживлять воспоминания, и люди могут к ним обращаться в моменты скорби по ушедшему из жизни человеку.

Р. Д. Меткалф и А. Р. Спиц использовали идею Винникотта для объяснения некоторых аспектов развития «Я», указав на важ­ность объектов для формирования устойчивых представлений о ми­ре (Metcalf and Spitz, 1978). Переходные объекты участвуют в ор­ганизации психических процессов, способствуют снятию у детей тревоги: когда ребенок ложится спать и рядом с ним нет матери, такие объекты помогают ему спокойно заснуть. В это время пере­ходные объекты служат «мостом» для связи между внутренним и внешним миром, фантазией и реальностью.

Поддержание динамического равновесия между внутрен­ним и внешним миром важно не только в младенческом возрасте, но и в иные периоды жизни – в подростковом возрасте, во взрос­лом состоянии. Использование переходных объектов способствует сохранению устойчивого чувства «Я» и контроля над внутренней реальностью. Процесс «самообъективации» (Tabin, 1992) позволя­ет личности сохранить ощущение «Я», когда возникает угроза его целостности. Связанный любимой тетей «счастливый» свитер, ко­торый студент надевает во время экзаменов, может служить одним из примеров использования переходного объекта взрослым. Такой объект может восприниматься как часть «Я», и, в отличие от реаль­ного «Я» или его образа, им можно управлять. Способность к «само­объективации» помогает преодолеть напряжение и упорядочивает эмоциональные и познавательные процессы.

В символическом пространстве дома любимые предметы не­редко выбираются и используются людьми в тесной связи с их способностью вызывать ассоциации и воспоминания, а также обо­значать социальный статус их обладателей и структуру семейных отношений. Такие предметы, как фотографии или спортивные на­грады, представленные в офисе, могут служить переходными объек­тами для взрослых. Такие предметы не только помогают почувство­вать себя более уверенно на новом рабочем месте, но и представляют их обладателя новым коллегам. В течение жизни отношение людей к разным неодушевленным объектам может неоднократно менять­ся. Люди пользуются ими не только в детстве, но и в другие перио­ды жизни, выражая свое Я и объект их привязанности. Так, мячик может давать ребенку ощущение контроля над ситуацией, и когда этот мячик его «слушается», ребенок может почувствовать себя бо­лее уверенно (Csikszentmihalyi & Rochberg-Halton, 1981).

В течение жизни набор предметов, участвующих в самоиден­тификации, постепенно увеличивается, а самосознание и чувство «Я» развиваются и изменяются, в том числе благодаря взаимодейст­вию с окружающими предметами. В разных культурах предметы используются в повествованиях, во время ритуалов погребения. Дж. Хоскинс пишет: «Биографические объекты служат „якорями“ при рассказывании историй в Индии; благодаря объектам иден­тичность может быть как отражена, так и изменена. Целостный ха­рактер объекта ассоциируется с целостным „Я“ и даже помогает его достичь, если „Я“ героя еще недостаточно проявлено. В то же время обладание таким объектом отражает решимость героя повествова­ния в достижении своей цели и его желание доказать окружающим и себе смысл своего существования» (Hoskins, 1998, p. 180).

Такие объекты не только показывают, кем человек является, но и подтверждают его связь с другими людьми. Так же, как ребенок может справиться со страхом, ложась спать один в темной комнате, если держит в руках переходный объект, взрослый, находящийся в ситуации угрозы для его жизни, может преодолеть экзистенци­альный страх, обращаясь к дорогим для него предметам.

Влияние на ребенка развода родителей

Каждый год примерно один миллион детей в США переживают развод своих родителей (Eldridge & Sutton, 2008). Данная величина, однако, не принимает во внимание гражданские браки и их распад, а также распад гомосексуальных пар, совместно воспитывающих детей.

Развод оказывает сильное влияние на всех членов семьи. Да­же дети с высоким уровнем адаптации и развитыми механизмами психологической защиты могут с большим трудом адаптироватся к ситуации развода родителей. При этом большое влияние оказы­вает на них то, как родители сами справляются с психологичес­кими трудностями, переживаемыми ими в этой ситуации. Развод родителей негативно влияет на эмоциональную и познавательную сферы ребенка. Он может испытывать чувства стыда и собственной неполноценности, тревоги, депрессии, одиночества и раздраже­ния. Его самооценка и школьная успеваемость нередко снижаются (Goldenberg & Goldenberg, 2002).

Хотя многие дети оказываются способны адаптироваться к ситу­ации родительского развода, особенно когда родители прилагают усилия для того, чтобы смягчить для них эту ситуацию, примерно каждый пятый случай требует применения более активных соци­альных или психологических вмешательств (Jaffe, Lemon & Pois-son, 2003). Во многих случаях развод сопровождается судебными разбирательствами, продолжающимися порой несколько лет. Роди­тели могут вступать в судебные тяжбы и угрожать друг другу, а ре­бенок при этом становится «заложником» этой ситуации. Подчас после развода родителей ребенок не может полноценно общаться с одним из них. К этому добавляются социальные стрессы и финан­совая нестабильность. При этом поведение многих детей неизбежно нарушается, что, в свою очередь, осложняет их отношения с родите­лями (Cohen & Finzi-Dottan, 2005). П. Р. Амато и А. А. Бот отмечают, что плохие отношения между разводящимися родителями, ослож­ненные плохими отношениями родителей с ребенком, приводят с выраженному ослаблению родительской любви и привязанности (Amato and Booth, 1996).

Хотя семейная психотерапия способна смягчить переход членов семьи к новым условиям их существования, часто родители не хотят или не могут совместно посещать специалиста. Во многих случаях ситуация развода, приводя к эмоциональным и поведенческим нару­шениям у ребенка, требует проведения индивидуальной психотера­пии также и с ним. Если семейная психотерапия не представляется возможной, желательна индивидуальная психотерапия с ребенком в сочетании с проведением психотерапии с одним или обоими ро­дителями (Hodges, 1986). Кроме семейной и индивидуальной вер­бальной психотерапии, могут быть использованы игровая психоте­рапия и арт-терапия. Как правило, самооценка детей, находящихся в ситуации развода родителей, более низкая, чем у детей из семей со стабильными отношениями. Невербальная коммуникация с ре­бенком в ходе психотерапии с использованием метафор является эффективным средством повышения самооценки детей и мобили­зации их внутренних ресурсов. Для повышения самооценки детей, находящихся в угрожающей семейной ситуации, вместо традици­онной техники кинетического рисунка семьи, может быть приме­нена такая ее версия, как кинетический рисунок семьи животных. Она позволяет выразить неосознанный психологический материал и является психологически более безопасной (Jones, 1985).

Нередко вследствие переживания ребенком сильной тревоги в ситуации родительского развода, у него отмечается психический регресс на ранние стадии развития с несформированными объект­ными отношениями. Ребенок возвращается к такому состоянию, когда он еще не умел отделять себя от объектов привязанности и любви. Ребенок может чувствовать, что родители неспособны обеспечить ему любовь и заботу. И это не лишено оснований, так как многие родители в ситуации развода сами испытывают сильную тревогу, погружены в свой внутренний мир и меньше внимания об­ращают на ребенка (Teyber, 2001).

Развод оставляет ребенка наедине со сложными чувствами. При этом разделяют два типа переживаний «противоречивой утраты». В первом случае объект привязанности может ощущаться как физически недоступный, но психологически присутствующий рядом. Во втором случае сохраняется ощущение физического при­сутствия при отсутствии психологического контакта (Boss, 1999). Для ситуаций развода более характерен первый тип переживаний. Дети более склонны чувствовать психологическое присутствие ро­дителя при его физическом отсутствии. При этом ребенок психоло­гически травмирован, переживает глубокое чувство утраты и нахо­дится в психологически «замороженном» состоянии. Его границы в отношениях с родителями нестабильны.

Ситуация развода также влечет за собой нарушение чувства дове­рия (James, Friedman & Matthews, 2001). Сниженная самооценка, раз­дражение на родителей, тревога и чувство одиночества переполня­ют ребенка (Goldenberg & Goldenberg, 2002). В отсутствие внимания ребенок перестает доверять одному или обоим родителям, а также другим авторитетным лицам. Поэтому очень важно в ситуации раз­вода родителей и после него всячески поддерживать навыки меж­личностных отношений ребенка как в семье, так и за ее пределами.

Случай работы с Джеем

Условия проведения психотерапии

Арт-терапия являлась частью лечебной программы, спонсируемой муниципальной структурой Южного Бронкса в Нью-Йорке. Основ­ным объектом помощи в рамках данной программы выступают дети и подростки. Они получают индивидуальные консультации, участ­вуют в групповой психотерапии, а также могут вместе с родителями проходить семейную психотерапию. Большинство арт-терапевтичес-ких занятий проводятся на базе амбулаторного центра, в небольших кабинетах, рассчитанных на индивидуальные и семейные консульта­ции. Дети и подростки могут не только участвовать в психотерапев­тических занятиях, но и работать в рекреационных группах (группах занятости или досуга), организуемых на базах других учреждений на территории района. Все услуги предоставляются бесплатно. Кан­дидаты должны дать согласие на прохождение трехмесячного курса психотерапии с еженедельными 45-минутными занятиями.

Смотрите так же:  Продавец на алиэкспресс просит открыть спор

В начале курса каждый ребенок проходит психологическое об­следование для того, чтобы психотерапевт получил как можно боль­ше информации о его состоянии и проблемах, имеющихся ресурсах и семейной истории. После обследования разрабатывается арт-те-рапевтическая программа с учетом индивидуальных особенностей ребенка. Она может включать занятия в открытой студии, занятия изобразительным искусством, семейные консультации, а также при­менение техник вербальной психотерапии.

История клиента

Джей (имя изменено) – мальчик 12-и лет, направленный на пси­хотерапию участковой службой в связи с признаками депрессии. Успеваемость мальчика снизилась, он перестал общаться со сверст­никами и членами семьи и отстранился от участия в школьных ме­роприятиях. У него также отмечались ночные страхи, из-за которых от просыпался по ночам в слезах.

В момент направления мальчика на арт-терапию, его родите­ли находились в ситуации развода. Джей жил с 46-летним отцом, 26-летней сестрой и 19-летним братом. Его мать проживала в другом месте с новым партнером и не встречалась с Джеем с того времени, как пять месяцев назад ушла из семьи.

Родители Джея состояли в браке 20 лет. Прежде в семье неодно­кратно были случаи насилия. Родители проявляли в отношении друг друга вербальную и физическую агрессию. Дети часто стано­вились свидетелями споров родителей, а старшая сестра Джея не­однократно конфликтовала с матерью, вступая с ней также в физи­ческую конфронтацию.

Джей посещал еженедельные занятия в течение восьми меся­цев. Эпизодически на занятиях присутствовали также его брат Том и сестра Сара (имена изменены). Хотя я старалась привлечь к заня­тиям и его мать, та уклонялась от консультаций. Большинство за­нятий проводилось индивидуально с Джеем.

С самого начала арт-терапии Джей проявил склонность к исполь­зованию переходных объектов, хотя он стоял на пороге подростко­вой фазы развития. Его способность переносить на такие объекты чувство злости и впоследствии работать с ними посредством мета­фор оказалась чрезвычайно важной для успешного лечения. По ме­ре того, как Джей чувствовал себя в арт-терапевтическом кабинете все более уверенно и безопасно, его потребность в использовании переходных объектов ослабевала, он все более активно исполь­зовал для выражения своих переживаний иные изобразительные средства и игру.

Использование переходных объектов на начальном этапе арт-терапии

В начале арт-терапии, без какой-либо стимуляции с моей стороны, Джей впервые пришел на занятие с одним из личных предметов. В дальнейшем он приносил все новые и новые: коробки из-под ви­деоигр, журналы, фигурки героев мультфильмов, Sony Play Station (PSP), позволяющую фиксировать изображение героев на экране. Я проявляла интерес всякий раз, когда Джей приносил новый пред­мет, спрашивала его об изображенных героях, поскольку ничего о них не знала. Джей рассказывал мне, как их зовут, из каких они историй, кто их друзья и враги. Он использовал некое подобие ри­туала, говоря о героях, связанных с принесенными предметами: клал предметы на стол, а затем переходил к их изображению с ис­пользованием карандашей, красок или пластилина. Я наблюдала за его действиями, а когда он заканчивал создавать образ, слушала истории, которые он мне о них рассказывал.

Мне кажется, что приносимые Джеем личные предметы явля­ются разновидностью переходных объектов, помогающих установ­лению связи между средой его дома и психотерапевтическим про­странством. Использование Джеем таких объектов могло усиливать в нем чувство уверенности в себе в отсутствие матери, в условиях кардинальной перестройки семейной системы. Во многих случаях Джей изображал персонажей из видеоигры под названием «Смер­тельная схватка» («Mortal Combat»). Одного из них звали Барака. Вылепливая его из глины, Джей сообщил, что Барака является са­мым сильным злодеем в этой игре. Однако вылепленная им фигур­ка оказалась довольно слабой, и Джей даже вынужден был создать для нее опору, чтобы фигурка стояла. Но даже с такой опорой фи­гурка производила впечатление неустойчивой. Возможно, такие свойства фигурки были связаны с ощущением Джеем своей безза­щитности и с его потребностью использовать переходные объекты, чтобы чувствовать себя более уверенно.

Очевидно, что использование Джеем переходных объектов отра­жало переживание тревоги в ситуации развода родителей и семей­ной нестабильности. Возможно, он также испытывал тревогу, начи­ная строить отношения со мной. Предметы помогали ему ощутить большую безопасность, давали возможность контроля над ними в то время как он не мог повлиять на ситуацию, в которой оказался.

Во время одного из занятий Джей использовал образ из игры в гонки, зафиксировав его на экране PSP для того, чтобы нарисо­вать, как машина проезжает по скоростной магистрали, минуя до­ма. На этом занятии присутствовала его сестра Сара. Она создала вдоль границы листа бумаги орнамент с изображением пламени. Джей взял ее рисунок и перенес на свой созданные ею элементы. Он пояснил, что его машинка должна ехать очень быстро, чтобы вы­играть гонку, поэтому он изобразил огонь с рисунка сестры, чтобы показать, как языки пламени вырываются из нитроускорителей.

В ходе занятий Джей давал комментарии по поводу переходных объектов и своей изобразительной продукции, связанной с ними. Благодаря этому мне удалось выделить тему «бегства и борьбы» в качестве основной темы его творчества в этот период. «Бегство и борьба» отражают реакцию на ситуацию стресса и являются веду­щей темой у тех людей, которые переживают психическую травму. Д. Миллер пишет, что люди, пережившие ту или иную психическую травму, могут оказываться особенно уязвимыми при последующем переживании стресса, реагируя на него погружением внутрь себя или проявляя гнев (Miller, 2001).

Проекции также играли значимую роль в использовании Джеем переходных объектов. М. Левенс характеризует проекцию как внеш­нее проявление энергии секса и агрессии (Levens, 2001). Возможно, механизм проекции позволял Джею выразить свои чувства гнева и боли. Когда на одном из занятий, на котором присутствовали Са­ра и отец Джея, зашел разговор о новом партнере матери, дети при­знались в чувстве гнева и обиды и сказали, что тот «украл» их мать. При этом Джей достал из кармана фигурки двух героев (Майн Бу и Фреза) и расположил их на столе. Он попросил дать ему фломасте­ры и взял лист бумаги. Затем он изобразил эти фигурки, срисовывая их с натуры. При этом Майн Бу оказался на листе бумаги слева – этот герой с помощью лазера поражал Фрезу – персонажа, который крал у Майна Бу сладости. Фреза был изображен еще и в правом верхнем углу рисунка – помещенный в коробку и, по всей видимости, уже обезвреженный. Джей нарисовал вокруг его фигуры линию-границу, а в области груди изобразил черный квадрат. Когда Джей закончил рисовать, он собрал все изобразительные материалы, а фигурки положил в карман пальто, из которого они некоторое время назад были извлечены.

Джей смог вновь посредством предметов и рисунка выразить чувства обиды и гнева. Он испытывал гнев в адрес разных людей – матери и ее партнера, а также отца. Фреза мог замещать любого из них. Пытаясь справиться с психической травмой, дети нередко пользуются агрессивными образами, что помогает им отреагиро­вать и осознать чувства гнева, обиды, боли и вины, связанные с от­ношениями с людьми, к которым они испытывали привязанность (Malchiodi, 1997). Благодаря использованию предметов и рисунков, Джей смог отреагировать свои переживания и совершить метафо­рическую расправу над «врагами».

Использование изобразительной продукции в качестве переходного объекта

По мере развития арт-терапевтического процесса, Джей все реже приносил на занятия личные предметы. Это могло быть связано с достижением им благодаря арт-терапии большей уверенности в своих силах и чувства безопасности. Через четыре месяца работы, на одном из занятий, на котором присутствовала Сара, имело место важное изменение в поведении Джея. Он впервые создал изображе­ние персонажа, который может быть ассоциирован с физической конфронтацией его сестры с матерью.

На этом занятии Сара рассказала о случае, когда она вступи­ла в спор с матерью, и спор затем перешел в драку. Когда Сара об этом рассказывала, Джей взял кусок красного пластилина и стал вылепливать персонажа, похожего на одного из тех, которых он рисовал ранее. На этот раз он обнаружил в кабинете коробку с де­ревянными палочками и стал ломать их на столе ребром ладони. Когда палочки разламывались, он вонзал их половинки в тело пла­стилинового персонажа. Затем он оторвал ему руки и вставил по­ловинки палочек в местах отрыва, чтобы затем прилепить руки об­ратно. При этом, благодаря вставленным палочкам, руки оказались зафиксированными более прочно. Приклеенные заново руки стали более длинными и толстыми и словно тянули тело вниз. На голове персонажа с обеих сторон оказались прилеплены желтые рога.

Джей пытался поставить фигуру, но она требовала дополнитель­ной поддержки. Я показала ему на листы картона. Джей поместил фигуру на картон, а затем проткнул всю фигуру сверху вниз па­лочкой. Он взял еще пластилина и закрыл им торчащий край дере­вянной палочки с неровными краями. Закончив укреплять фигуру, Джей выразил удовольствие от созданного образа и попросил сест­ру дать ему мобильный телефон, чтобы сфотографировать фигуру. Было видно, что впервые за весь период арт-терапии Джей испытал удовлетворение от созданного. Он сделал несколько фотографий и сохранил их в телефоне.

Данное занятие оказалось поворотным в процессе арт-терапии. Джею впервые удалось, не прибегая к переходным объектам, выра­зить свои чувства, фактически создав модель самого себя. Создан­ная им из пластилина фигура оказалась пронзенной несколькими деревянными палочками, словно символизирующими пережива­емое им чувство боли, которое он смог интериоризовать. Образ персонажа с палочками внутри передавал в общении Джея с арт-терапевтом и родственниками то, что он чувствует боль и может с ней справиться. Хотя образ поначалу был неустойчивым, Джею удалось сделать его более прочным, в том числе, приняв помощь с моей стороны (картон).

Вместе в родственниками Джея мне удалось в порядке обратной связи передать ему наши впечатления, связанные с наблюдениями за его работой, поощрив его. Мы проявили эмпатию в ответствен­ный момент переживания Джеем удовлетворения от проделанной работы, рассказа про созданный персонаж и создания фотографии, являющейся «зеркалом» его успеха (Cohut, 1971). Члены семьи ока­зались способны оказать друг другу поддержку в процессе совмест­ного переживания травмы. Благодаря всему этому, Джей смог вос­становить чувство собственного достоинства.

Отказ от переходных объектов и переход к психотерапевтической игре

Джей смог постепенно перейти от использования личных пред­метов к более непосредственному отражению чувств в процессе игры и изобразительной работы. М. Лэкман-Чапин по-русски с ини­циалом описывает этот процесс следующим образом: «Полагаю, что изобразительная продукция может становиться для клиен­та „Я“-объектом. Ему оказывается помощь при переходе от пози­ции, когда психотерапевт выступает единственным воплощени­ем „Я“-объекта, к позиции, когда клиент в качестве такого объекта начинает чувствовать себя самого. Это знаменует собой процесс сепарации, и арт-терапевт в этот момент обеспечивает эмпатичес-кое принятие и поддержку данной позиции клиента» (Lachman-Chapin, 1987, p. 80).

В ходе занятий Джей стал более активным и настойчивым, прося разрешить ему брать некоторые свои работы домой. На одном из за­нятий Джей даже отказался создавать какую-либо изобразительную продукцию, заявив, что предпочитает поиграть на PSP. Благодаря игре зашел разговор о том, что значит оказаться в ловушке, а это могло иметь отношение к ситуации, в которой оказался Джей. Бла­годаря игре Джей также смог признать те чувства, которые пере­живаются им в повседневной жизни.

Когда Джей сказал, что одна из поделок, унесенных им домой, сломалась, я предложила принести ее на занятия и восстановить. Он признался в тех сложных чувствах, которые испытал, когда фи­гура сломалась, но в то же время выразил уверенность, что сможет ее восстановить. Существовала очевидная связь между сломанной фигурой и ее восстановлением и тем, что происходило с Джеем в ре­альности.

Развод родителей может травмировать ребенка, приводя к нару­шению самооценки и способности ребенка эффективно общаться и выражать свои чувства, связанные с нарушением семейных от­ношений. Находясь в ситуации родительского развода и не имея возможности общаться с матерью, Джей переживал психологичес­кий регресс, на фоне которого у него вновь проявилась склонность к использованию переходных объектов. Они послужили для него механизмом совладания со сложной ситуацией и позволили сфор­мировать психологическую автономность. На основе использова­ния переходных объектов Джей также смог развить навыки игры и символической коммуникации. Они сыграли очень важную роль при построении психотерапевтических отношений, помогли Джею осуществить переход из среды дома в пространство арт-терапии. Временами личные предметы и изобразительная продукция также помогали Джею переходить из арт-терапевтического пространства в среду дома.

Постепенно потребность Джея в использовании переходных объ­ектов снижалась, и он начал создавать свои оригинальные обра­зы, не навеянные предметами. Благодаря восстановлению доверия в межличностных отношениях, Джей смог воспользоваться пере­ходной средой для того, чтобы развить свои навыки самовыражения и научиться взаимодействовать с продуктами своего творчества (Stronach-Buschel, 1990).

Не следует, однако, переоценивать роль переходных объектов и изобразительной деятельности в работе с детьми, находящими­ся в ситуации развода родителей. Каждый ребенок переживает данную ситуацию по-своему, и переходные объекты иногда мо­гут либо не применяться, либо не оказывать своего стабилизи­рующего воздействия. В то же время описанный случай позво­ляет обратить особое внимание на потенциальные возможности таких объектов, связанные с переживанием детьми психичес­кой травмы и ее преодолением (Kapitan, 2007). Созданные Дже-ем образы и рассказы также могут стимулировать исследование переходных объектов и символов в качестве инструментов ком­муникации и копинга в работе с детьми, находящимися в ситуа­ции развода родителей, когда члены семьи через восприятие об­разов ребенка могут поддерживать его в процессе преодоления травмы.

Арт-терапия помогла Джею восстановить чувство собственного достоинства и ощущение внутренних ресурсов в ситуации, когда его психическая целостность и чувство «Я» оказались под угрозой. Изобразительная и игровая деятельность также помогли ему вы­разить и осознать свои чувства в атмосфере принятия и понима­ния со стороны психотерапевта. В обществе, где уровень разводов является чрезвычайно высоким, опыт эффективного применения арт-терапии может вдохновить специалистов на ее более активное использование.

Другие публикации:

  • Если паспорт просрочен сколько штраф Сколько составит штраф за просроченный паспорт, как заменить и что делать в 2019 году Документы, удостоверяющие личность гражданина, выдают все страны мира. Российские паспорта имеют ту особенность, что внутри страны используется один документ – внутренний […]
  • Приказ 407 1994 МИНИСТЕРСТВО ВНУТРЕННИХ ДЕЛ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПРИКАЗ от 7 декабря 1994 г. N 407 ОБ ОБЕСПЕЧЕНИИ ДОПОЛНИТЕЛЬНЫМИ ПРОДУКТАМИ ПИТАНИЯ ЛИЧНОГО СОСТАВА СВОДНОЙ ОПЕРАТИВНОЙ ГРУППИРОВКИ МВД РОССИИ В соответствии с Постановлением Правительства Российской Федерации […]
  • Договор транспортного средства страховка Энциклопедия решений. Порядок заключения договора ОСАГО. Страховой полис ОСАГО Порядок заключения договора ОСАГО. Страховой полис ОСАГО По общему правилу владелец транспортного средства обязан застраховать свою гражданскую ответственность до регистрации […]
  • Где оформить осаго в пскове Страховые компании г. Псков, Псковская область, рейтинг присутствия в регионе Рейтинг поможет узнать какие страховщики наиболее активно работают в регионе Псковская область в автостраховании (ОСАГО) и в других видах страхования, также рейтинг актуален и для […]
  • Налог за негативное воздействие на окружающую среду Экологические платежи: Плата за негативное воздействие на окружающую среду 1. Общая информация об экологических платежах. 2. Кто платит за НВОС? 3. Каковы сроки уплаты платежей за НВОС? 4. Отчетность по расчету платы за НВОС и срок ее подачи. 5. Куда […]
  • Полис осаго последний день Полис осаго последний день Добрый день. Ситуация такая: Полис по ОСАГО (первый год страхования) действует до 23:59 30.01.2013. 25.01.2013 я приобрел новый полис ОСАГО в той же компании, уже со скидкой так как выплат по первому полису не было до этого […]

Вам также может понравиться