Подоходный налог для тех кто не служил

Андрей Макаров: налоги повышать нельзя

Глава комитета Госдумы по бюджету и налогам Андрей Макаров на полях Гайдаровского форума в интервью ТАСС рассказал о необходимых изменениях в налоговой системе, о возможностях повышения доверия бизнеса к власти и о том, какие фискальные законы будут обсуждаться в ближайшее время.

— Андрей Михайлович, первый вопрос про бюджетный маневр, который предусматривает перераспределение бюджета в пользу здравоохранения, медицины, образования. Знакомы ли вы с теми предложениями, которые сейчас обсуждаются российскими властями? Какова ваша позиция по данному вопросу?

— По существу, нам предлагается важностью темы объяснить отсутствие аргументов.

Кто всерьез сегодня рискнет сказать, что не надо добавлять средства на образование? Кто рискнет всерьез говорить, что не нужны деньги для здравоохранения?

Я думаю, что все согласны — направления важные и нужные. Если все согласны, где взять деньги, решим в рабочем порядке, говорят нам.

Но проблема гораздо глубже.

Например, нам говорят, что граждане, по опросу, готовы платить больше налогов, если они будут точно знать, что эти средства пойдут на образование и здравоохранение. Эти граждане говорят: «Да, мы готовы». Но опросы имеет смысл формулировать как минимум честно.

Если мы зададим гражданам тот же вопрос, но сказав: «Готовы ли вы платить дополнительные деньги, налоги, если вы будете точно знать, что эти средства пойдут на здравоохранение и образование, и при этом вы будете точно знать, что качество образования и здравоохранения от этого не изменится?», — я боюсь, что люди дадут совершенно другой ответ.

К сожалению, сегодня вопрос о необходимости вкладывать средства в образование и здравоохранение вызван недовольством людей качеством тех сфер, которые отвечают за развитие человеческого капитала, — качеством образования и качеством здравоохранения. Создается иллюзия, что деньгами проблема качества решается. Это не так. Как минимум деньги — это не единственное и не достаточное условие, для того чтобы изменить качество.

Почему вы считаете, что, если у вас будет больше денег, вы будете их тратить более эффективно? Почитайте любые отчеты Счетной палаты по тому же образованию, по тому же здравоохранению, по другим сферам — и мы увидим, что огромное количество средств тратится неэффективно.

Поэтому мне кажется очень лукавым сведение этого вопроса к дилемме: давайте повысим налоги и возьмем деньги либо заберем из каких-то отраслей.

— Почему заберем? Можно, как говорят, оптимизировать налоги…

— Глубоко убежден, что налоги повышать нельзя. Мы говорим о том, как надо выполнить задачу, поставленную президентом. Он сказал, что нам необходимо настроить налоговую систему с тем, чтобы решить главную задачу — темпы экономического роста выше среднемировых.

Как эта задача будет сочетаться с увеличением налоговой нагрузки? Это просто не хочется обсуждать, это несерьезно.

Задача президента — выйти на рост экономики с темпами, выше общемировых, поэтому в данном случае мы получаем дополнительные доходы, потому что мы растем, а не потому, что мы устанавливаем дополнительные налоги.

Но тогда вступает в действие старик Лаффер (американский экономист Артур Лаффер — прим. ТАСС), который как-то взял и сказал: «Ребята, чем выше налоги, тем меньше у меня оснований заниматься бизнесом, а больше оснований лежать на пляже».

Здесь как раз мы понимаем, что нам предлагают простые решения, пытаясь показать, что других вариантов нет, а они есть. Увеличивать финансирование надо, одновременно предлагая программу, как мы будем улучшать качество образования и здравоохранения.

— Еще одна тема, которая тоже обсуждалась на этом форуме, — это эффективность администрирования страховых взносов. Было высказано мнение, что передача ФНС администрирования взносов в ПФР была ошибочной.

— Лично я считаю, что передача администрирования страховых взносов Пенсионному фонду была ошибкой. Эта ошибка признана, и администрирование вернули ФНС.

Налоговая показала великолепные результаты по администрированию. Получены серьезные дополнительные средства, которые могут пойти пенсионерам, которые могут пойти на решение социальных вопросов. Я думаю, что вот это главное.

— Обсуждалось даже объединение всех фондов в один, как вам эта идея?

— Да, это предложение (главы Счетной палаты — прим. ТАСС) Татьяны Алексеевны Голиковой. Я думаю, это очень внятное предложение, но я еще говорю, что я не знаю, нужен ли этот единый фонд.

Образование — это социальная функция государства? Здравоохранение — социальная функция государства? Это обязательства государства? А что, пенсионное обязательство — это не социальное обязательство государства? А почему это не вопрос бюджета? Понимаете, этот вопрос надо обсуждать.

— Сейчас активно обсуждается кодекс неналоговых платежей.

— Это бред. По одной простой причине, что бизнес хочет решить проблему роста фискальной нагрузки, состоящей из платежей, размер которых нигде не прописывается. У них есть надежда, что кодекс хоть как-то такой рост ограничит.

Но давайте все-таки отделим мух от котлет. Есть так называемая неналоговая нагрузка, которая имеет явную налоговую природу. И такие платежи должны быть включены в Налоговый кодекс и должны учитываться как часть налоговой нагрузки.

А есть платежи, которые вообще никакого отношения к налоговой природе не имеют. Например, вы платите за парковку. Это неналоговый платеж. Тоже будем администрировать? Каким законом мы хотим прописать закон о парковке? А ведь туда у нас пойдут коммунальные платежи, еще огромное количество платежей… Какой смысл?

Они должны вообще регламентироваться на уровне местной власти, региональной власти. Посмотрите на пример курортного сбора, который совсем недавно, опять же в качестве эксперимента, запустили четыре региона страны.

— Какие результаты от этого эксперимента вы ожидаете?

— Я глубоко убежден, что эксперимент сам по себе хороший. Мы установили максимум 100 рублей, на первый год установлено 50 рублей.

Это не новаторство России, весь мир устанавливает так называемый туристический сбор.

В Риме вы заплатите 7 евро за каждую ночь пребывания в отеле.

В Берлине — в гостинице 5% от счета в том отеле, в котором вы живете за первые 21 день проживания.

Скажем, в Гамбурге там будет около 3 евро.

К нам приезжают десятки миллионов иностранных туристов. Нам действительно не нужны эти средства? Мы устанавливаем сбор, но мы все время боимся, что его не смогут заплатить.

Но посмотрите, в Краснодарском крае трехзвездочный отель меньше чем за 1,5 тысячи рублей за сутки не снимешь. Так что 50 рублей в сутки — о чем идет речь?

Другое дело, что есть огромное количество лоббистов, которые мешают и которые устраивают панику, что бедные и неимущие не смогут платить. Но неимущие у нас все освобождены. Освобождений столько, что непонятно вообще, кто платить будет.

А почему мы не хотим сделать нормальным туристический сбор? Чтобы сами муниципалитеты его вводили. Дать им право вводить, пусть введут. Поверьте, не будут они вводить чрезмерный туристический сбор, если они хотят, чтобы к ним приехали люди. Потому что тогда его можно будет собрать только один раз.

— Андрей Михайлович, раз уж речь зашла о новациях. В отношении внедрения онлайн-касс тоже было очень много возражений. Насколько эффективно действует эта новация и можно ли говорить о том, что она оправдала себя?

— Я думаю то, что она оправдала себя, говорить уже можно.

На сегодняшний день у нас примерно 1,5 млн касс. До июля будет примерно еще полмиллиона. И, строго говоря, если ничего не будет меняться, то в течение следующего года будет еще примерно 1,5 млн.

Главное — информационно обеспечивать принимаемые решения. Они должны быть понятны людям, которые их будут применять.

Ведь, когда мы говорили об этих кассах, первое, что нам возражали, — дополнительные расходы бизнес не выдержит. Почему это было? Потому что, наверно, перед тем, как вносить предложение, надо было всем вместе сесть, все это обсудить. К сожалению, мы уже после собрали бизнес на площадке Государственной думы, специально собрали всех, и обсудили все эти вопросы и с Торгово-промышленной палатой, и с «Опорой России», и с «Деловой Россией».

Вот мы сидели и обсуждали каждую деталь. Отсюда пошло снижение цены, после этого пошла компенсация из бюджета, то есть налог с точки зрения стоимости.

Но главное, конечно, это фантастические экономические возможности для страны с точки зрения прозрачности, а для бизнеса — тоже своя выгода. Допустим, у вас упрощенная система налогообложения, вы платите 6%. Если установлена касса, зачем тогда нужна бухгалтерия? Зачем тогда нужен какой бы то ни было налоговый учет? Все это в телефоне помещается. Налоговая тут же эти 6% списывает, присылает ему, ему надо нажать только кнопки и акцептуру: согласен или не согласен. Все, на этом закончено. Сколько средств может сэкономить.

Понимаете, это ведь не только получение дополнительных доходов государства от тех, кто не платил налоги. Это и колоссальные возможности сокращения издержек, сокращения расходов тех, кто налоги платил.

— Вы внесли законопроект, который уточняет применение онлайн-касс?

— Да, мы сейчас внесли законопроект, связанный именно с контрольно-кассовой техникой, он сейчас ждет заключения правительства. Я рассчитываю, что в эту сессию мы его примем.

Я думаю, что мы снимем все вопросы уже на законодательном уровне, которые возникают по практике применения. Мы в нем практически освободили некоторые сферы бизнеса от обязательного применения онлайн-касс, осталась фактически только торговля.

Я думаю, что не позднее февраля мы выйдем на первое чтение. Мы планировали конец января, но это связано с получением заключения правительства. Но я не думаю, что здесь будут серьезные какие-то проблемы.

— Вот, кстати, про долгие перемены, которые никак не могут произойти. Это как раз про налог на дополнительный доход (НДД) и налогообложение нефтяной отрасли. Что происходит?

— Законопроект правительство внесло. Но возникла достаточно интересная ситуация. У нас есть законопроект про налог на финансовый результат, который был внесен Ханты-Мансийским законодательным собранием, по которому имеется положительное заключение правительства, заметьте, положительное, и внесен НДД правительством непосредственно. Это взаимоисключающие друг друга законопроекты. Поэтому пока они альтернативные, можно сказать. Эту коллизию надо будет разрешить.

Смотрите так же:  Компенсация за ребенок не ходит садик

Что касается самого НДД, то я думаю, что, конечно, это эксперимент. Пока это небольшой объем нефти, отработать этот эксперимент надо. В этом плане очень важное требование Государственной думы, которое было, исходя из тех парламентских слушаний, которые проводились еще по ханты-мансийскому законопроекту, о том, что те скважины, которые попадут в эксперимент, должны устанавливаться законом, а не подзаконными актами. Вот в этом законопроекте, который внесен правительством, это учтено. То есть таким образом законодатель будет это устанавливать. Это очень важный момент, поскольку все-таки это новый закон, нам было бы целесообразно провести парламентские слушания до рассмотрения в первом чтении этого закона.

Я полагаю, что могли бы выйти на рассмотрение в первом чтении где-то на февраль — начало марта. И если все будет нормально, если не будет какого-то там огромного количества поправок, то мы могли бы, безусловно, рассмотреть этот законопроект в этой сессии. Само по себе проведение такого эксперимента очень важно.

— Бизнес регулярно просит сделать нашу налоговую систему предсказуемой и стабильной. Но пока мы с вами говорим только о переменах.

— На одной из сессий Гайдаровского форума поднимался очень важный вопрос. У нас огромная проблема. У нас есть норма Бюджетного кодекса, которая говорит, что все налоговые законы должны быть приняты не позднее чем за месяц до внесения бюджета. То есть, грубо говоря, бюджет должен вноситься в Госдуму до 1 октября, следовательно, налоговые законы должны быть приняты до 1 сентября.

Эта норма Бюджетного кодекса ежегодно приостанавливается, и налоговое законодательство правится осенью. В эту осеннюю сессию, если я не ошибаюсь, мы приняли 34 налоговых закона. Вот какое это имеет отношение к предсказуемости? Причем все эти законы важны. Но это неправильно.

У нас в течение 2017 года правилась семь раз одна статья, касающаяся НДС. По многим поправкам уже букв алфавита не хватает, переходим к арабским цифрам, скоро и их не хватит, перейдем к римским. Или наоборот, я не знаю уже.

Мне кажется, принципиальное решение должно быть принято, что, если налоговый закон принимается осенью, следующий год он не действует. Я думаю, что такое предложение мы будем обсуждать.

Кроме того, на мой взгляд, необходимо возвращение Налоговому кодексу статуса закона прямого действия, понятного как налогоплательщику, так и налоговому органу. Потому что, когда такое количество изменений идет, за ними не могут уследить ни те, ни другие.

— А обсуждать вы когда это хотите?

— Это сейчас. Это есть настройка налоговой системы. Президент сказал: «Решение надо принять в 2018 году». Мы сегодня это обсуждаем. Я говорю сейчас о том, что именно эти вопросы мы сегодня обсуждаем.

— Есть еще и проблема доверия к налоговой системе.

— На мой взгляд, проблемы доверия к налоговой системе очень часто не связаны собственно с налоговой сферой.

В первую очередь, это связано с деятельностью правоохранительных органов. Я думаю, что с этим никто не борется. В свое время была принята норма, которая ушла, что по существу дело не могло быть возбуждено без проверки налоговых органов, без решения налогового органа. Думаю, что эта норма Уголовного кодекса была, наверное, не совсем корректной, потому что ясно, что факт налоговой проверки не может служить основанием для деятельности или отсутствия деятельности со стороны правоохранительной системы.

А вот вопрос направления дела о налоговых преступлениях в суд — это совершенно другое. Мне кажется, надо подумать о том, что никакая экспертиза, проводимая правоохранительными органами, с учетом далеко не всегда профессиональной непредвзятости экспертов, не может заменить собой проверку налоговых органов. Я полагаю, что, возбуждая уголовное дело и ведя расследование по налоговым преступлениям, правоохранительные органы должны не просто передать дело в суд. Дело не может быть передано в суд без решения налогового органа, которое подтверждает факт налогового правонарушения.

И, соответственно, налоговой должна быть проверена сумма налога, которая должна быть уплачена, и штрафные санкции, пени и так далее. Мне кажется, это было бы гораздо более весомой гарантией для бизнеса.

— Как вы считаете, амнистия капитала, объявленная на этот год, повысит доверие бизнеса к власти?

— Я хорошо помню, когда президент предложил амнистию, как все консультанты, в том числе мои прошлые коллеги-адвокаты, юристы, говорили: «Нельзя бизнесу этим пользоваться. Государство обманет». Но сейчас мы видим, что ни одна декларация не стала предметом рассмотрения, государство выполнило свои обещания.

А сейчас бизнес видит, что деньги у нас в стране оказались в гораздо большей безопасности, чем где бы то ни было за границей. Президент предложил все-таки дать возможность бизнесу, который понял, что, оказывается, тогда он зря не поверил государству.

— Но в 2016 году поверили, судя по данным Минфина, 7,2 тыс. человек. В этот раз, по вашему мнению, их будет больше?

— Я думаю, что здесь важнее не количество человек, а те суммы, которые придут в страну. Потому что президент сказал, что если люди хотят перевести деньги в страну, то их надо освободить от подоходного налога.

На самом деле, этот очень важная тема. Это та возможность, которую государство предлагает налогоплательщику.

И поверьте, с моей точки зрения, здесь не олигархи, не крупный бизнес, у которого все в шоколаде, у которого достаточно и адвокатов, и юристов, кого угодно. Это как раз вот те люди, кто там, извините, квартирку в Болгарии купил, боятся продекларировать. На крайний случай там какие-то небольшие деньги куда-то перевел на какой-то счет. Начался обмен информацией, и как мы говорили, мы у всех получим данные.

Государство не хочет, чтобы ты стал преступником. Вот сегодня люди видят: информация все равно придет сюда, а государство вместо того, чтобы воспользоваться информацией, истребовать деньги, посадить в тюрьму, предлагает акт амнистии.

Вот этот шаг, который глава государства сделал, направлен именно на создание атмосферы доверия, которой так не хватает не только в налоговой системе.

Беседовала Лана Самарина

Гайдаровский форум — ежегодная международная научно-практическая конференция в области экономики. Форум проводится с 2010 года. Организаторы: Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ (РАНХиГС), Институт экономической политики им. Е.Т. Гайдара и Ассоциация инновационных регионов России (АИРР). ТАСС — генеральный информационный партнер Гайдаровского форума.

Служить или платить? Депутаты приготовили сюрприз тем, кто не ходил в армию. Для них повысят налоги

Госдума может испортить жизнь уклонистам. Парламентарии рассматривают возможность повышения подоходного налога для мужчин, не проходивших воинскую службу. Предполагается, что те, кто уклонился от службы в армии, до 45 лет будут выплачивать государству пятую часть своих доходов.

Как утверждают авторы законопроекта, те, кто не хочет защищать страну с оружием в руках, должны защитить ее рублем. В пояснительной записке инициаторы поправок указывают: «по Конституции долгом и обязанностью каждого гражданина является защита Отечества. Ее важнейшие компоненты составляют исполнение воинской обязанности и несение военной службы в Вооруженных силах, других войсках и воинских формированиях». Невыполнение долга чревато финансовой задолженностью перед государством.

Сейчас все россияне выплачивают 13 процентов от доходов. И российское правительство, гордящееся одной из самых низких налоговых ставок, идею привлекать к воинской службе за счет потенциального повышения налогов отклонило.

В отзыве правительства говорится о том, что российское налоговое законодательство «основывается на признании всеобщности и равенства налогообложения и не может иметь дискриминационный характер и различно применяться исходя из социальных, расовых, национальных, религиозных и иных подобных критериев». Авторы законопроекта, вступившие с правительством в переписку, в ответ утверждают: «этот аргумент не может служить веским основанием для отклонения законопроекта, поскольку именно при „существующих подходах к налогообложению физических лиц“ ежегодно около четверти миллиона призывников уклоняются от получения повестки о призыве и от самой военной службы. При этом они не несут ни уголовной, ни административной, ни финансовой ответственности».

По мнению депутатов, как пишет «РГ», дополнительные семь процентов подоходного налога, взимаемых с уклонистов, во-первых, пополнят бюджет страны. А во-вторых, будут «экономически стимулировать лиц, намеревающихся уклониться от военной службы, к исполнению воинской обязанности, способствовать формированию в обществе высокого авторитета Вооруженных сил и неодобрительного отношения к лицам, избегающим без всяких законных оснований под различными предлогами призыва на военную службу».

Сейчас законопроект принят в работу Комитетом Госдумы по бюджету, налогам и сборам. До 21 июня по тексту документа будут приниматься отзывы и предложения.

Вопрос недели: Брать ли повышенный налог с тех, кто не служил?

Алексей Иванов, писатель, Пермь:

— В армии я не служил, так что, если введут такой налог — буду платить, никуда не денусь. Но вообще я, как всякий нормальный человек, против налогов и их повышения. Не нравятся они мне.

Олег Богаев, главный редактор журнала «Урал», Екатеринбург:

— Я уверен, что 90% депутатов, предлагающих ввести такой налог, сами в армии не служили. Более того, они-то как раз имеют возможность не заметить повышения налога — в отличие от подавляющего большинства, от того же малого бизнеса, который и так отдает по 30% дохода. Деньги надо брать не там. Почему бы не обратить внимание на «золотую молодежь», оттягивающуюся в Швейцарии?

Виктор Громов, один из основателей Кубанского казачьего войска, Краснодар:

— При советской власти уже был налог на бездетность, который многими воспринимался неоднозначно. К тому же такое предложение запоздало и избыточно. На мой взгляд, сейчас тенденцию удалось переломить, и мне неизвестны случаи, когда бы, например, студенты массово уклонялись от службы. Сейчас эта проблема стоит не так остро, чтобы вводить новые обременительные налоги.

Оксана Савченко, чемпионка Паралимпийских игр по плаванию, Уфа:

— Если позволяет здоровье, молодой человек должен служить в армии. Все мои друзья и знакомые отслужили. Надо отдавать долг стране. А призывают сейчас только на год. Потому те, кто не идет в армию, а откупается от нее, могли бы в период своего призывного возраста, с 18 до 27 лет, платить повышенный подоходный налог. Они ведь все равно дают кому-то взятки в сотни тысяч рублей. Пусть уж лучше тогда пополняют госказну.

Смотрите так же:  Можно ли вернуть налоговый вычет за обучение

Константин Воинов, заслуженный художник России, Красноярск:

— Сам я в армии служил, тем не менее вопрос мне кажется неоднозначным. С плеча тут рубить нельзя, ведь причины отказа от военной службы у людей разные. Но если здоровый парень просто не хочет идти в армию — он должен принести пользу государству хотя бы рублем.

Виктор Мережко, режиссер, Москва:

— Это неверный подход. Армия остается непривлекательной для молодежи. Решение наказать налогом вызовет еще большее отторжение. Многие не идут служить по объективным причинам: плохое здоровье, сложная семейная ситуация. Разбираться с этим будут чиновники, а значит, снова появится кормушка для взяточников.

Амурхан Яндиев, следователь по делу маньяков Чикатило и Муханкина, Ростов-на-Дону:

— Инициатива лишена здравого смысла. В ней я вижу попытку обеспечить явку призывников. Но нужно не подобные законы принимать, а создать в армии условия, при которых молодые люди сами захотят служить.

Сайт Русского Союза в Киргизии

Госдума приступила к обсуждению неожиданного законопроекта: предлагается ввести повышенный налог для тех, кто уклонился от службы в армии. За нелегальную гражданку мужчине придется до 45 лет отдавать государству пятую часть всех доходов. Так что просроченный воинский долг легко станет финансовым. С такой инициативой выступил один из депутатов Госдумы. Он внес в парламент проект поправок в Налоговый кодекс, устанавливающий повышенную ставку для мужчин, не служивших в армии. Если, как сказано в документе, «физические лица мужского пола» не прошли военную службу и не были освобождены от нее на законных основаниях, то для них устанавливается налоговая ставка в размере 20 процентов в отношении всех доходов. Команда «отбой» высоким налогам поступит на 45-й день рождения. Затем ставка упадет до обычного.

Напомним, сегодня граждане платят налог 13 процентов от всех доходов, и это одна их самых низких ставок в развитом мире. По логике авторов проекта, если кто-то не может (или не хочет) защищать страну с автоматом, пусть защищает ее рублем. Как сказано в пояснительной записке, по Конституции «долгом и обязанностью каждого гражданина является защита Отечества. Ее важнейшие компоненты составляют исполнение воинской обязанности и несение военной службы в Вооруженных силах, других войсках и воинских формированиях». Получается, кто не отслужил без легальных причин, долг не оплатил. Сразу надо сказать, логика — не бесспорная. Правительство страны, изучившее данный законопроект, написало отрицательный отзыв. Идею повышать престиж военной службы через налоги правительственные эксперты не оценили.

Как сказано в отзыве правительства, законодательство о налогах и сборах «основывается на признании всеобщности и равенства налогообложения». Согласно Налоговому кодексу, налоги и сборы не могут иметь дискриминационный характер и различно применяться исходя из социальных, расовых, национальных, религиозных и иных подобных критериев. «Таким образом, по мнению правительства Российской Федерации, предлагаемые изменения противоречат существующим подходам к налогообложению физических лиц», говорится в отзыве.

Тем не менее авторы проекта решили настаивать на своем. «Представляется, что этот аргумент не может служить веским основанием для отклонения законопроекта, — отвечает пояснительная записка на доводы правительства, — поскольку именно при «существующих подходах к налогообложению физических лиц» ежегодно около четверти миллиона призывников уклоняются от получения повестки о призыве и от самой военной службы. При этом они не несут ни уголовной, ни административной, ни финансовой ответственности».

Уплата же дополнительных 7 процентов к установленному 13-процентному налогу, полагают авторы проекта, кроме пополнения государственного бюджета, будет «экономически стимулировать лиц, намеревающихся уклониться от военной службы, к исполнению воинской обязанности, способствовать формированию в обществе высокого авторитета Вооруженных сил и неодобрительного отношения к лицам, избегающим без всяких законных оснований под различными предлогами призыва на военную службу».

Поскольку высокий налог предлагается для тех, кто не имел законных отстрочек, пацифистам, студентам или, скажем, артистам балета, повышенный налог не грозит. Эксперты, опрошенные «РГ», по разному оценили инициативу. Кому-то она понравилась, кому-то нет. Правда, предположение, что инициативу поддержат исключительно бывшие военные, не подтвердилось. Например, юрист Вячеслав Голенев в беседе с корреспондентом «РГ» высказался «за», хотя лично военного опыта не имеет. «Предложенный законопроект, несомненно, повлияет на тех молодых людей, кто хочет построить успешную карьеру, — сказал Вячеслав Голенев. — С учетом того, как ранее «в штыки» воспринимались любые попытки повысить общий НДФЛ для всех граждан, принятие такой поправки к Налоговому кодексу не будет восприниматься столь остро всем обществом — ведь речь идет об уклоняющихся от воинской службы».

По его словам, отдельное повышение подоходного налога для категории уклонистов решает две задачи: с одной стороны, увеличивается возможный объем поступлений в бюджеты различных уровней. С другой — у призывников появится мощный стимул искать встречи с военкомом. «Ведь отдавать с зарплаты по 20 процентов ежемесячно в российских условиях — весьма нелегко», говорит Вячеслав Голенев. Все-таки, налоговой инспектор — не военком. Достанет из-под земли.

Впрочем, немало мнений и против. Правозащитник, глава Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева сказала обозревателю «РГ» Елене Яковлевой: «По-моему, инициатива ввести такой налог обнаруживает желание государства обдирать людей по любому поводу. Такое ощущение, что инициаторы уже не знают, что еще обложить налогом. Дай им волю, и они и введут налоги на дыхание и на сон, будем платить за то, что мы дышим, и за то, что мы спим. Почему те люди, не служившие в армии, должны платить повышенные налоги, а если, предположим, человек освобожден от армии, потому, что он не может служить по медицинским показаниям? Я не уверена, что каждый раз можно будет легко доказать фискальным органам законность своей неслужбы. Или этот налог превратится в налог на Божий дар, на талант. Молодой ученый пошел в аспирантуру вместо армии, а потом за свою приверженность науке должен будет платить налог. Мне непонятно это, мне кажется, что государство должно освободиться от желания необоснованно и неразумно обдирать население».

Как бы то ни было, законопроект был принят в работу Комитетом Госдумы по бюджету, налогам и сборам, после чего направлен для сбора отзывов и предложений. Ответы принимаются до 21 июня. Судьбу инициативы пока предсказать трудно. Но бесспорно — она просто обречена на большой резонанс и горячие споры.

Еще один проект, внесенный в Госдуму, предлагает дать преимущественное право гражданам, прошедшим военную службу, при их поступлении на госслужбу и муниципальную службу по конкурсу.

Также предлагается ввести ограничения на избрание главой государства, сенатором, депутатом Госдумы, замещение должностей в органах суда, прокуратуры, полиции и ФСБ для мужчин, не прошедших военную службу без законных оснований.

Опять же, подобные ограничения могут коснуться лишь тех, кто играл в прятки с военкомом незаконно. Если же, допустим, юноша прошел альтернативную гражданскую службу, запрет на него не распространяется. Также никаких претензий не может быть к ученым, которые вместо службы учились и имели законные отсрочки. И так далее.

Теперь законодателям предстоит решить судьбу инициативы. Законопроект направлен в Комитет Госдумы по конституционному законодательству и государственному строительству.

С такой инициативой выступил один из депутатов Госдумы. Он внес в парламент проект поправок в Налоговый кодекс, устанавливающий повышенную ставку для мужчин, не служивших в армии. Если, как сказано в документе, «физические лица мужского пола» не прошли военную службу и не были освобождены от нее на законных основаниях, то для них устанавливается налоговая ставка в размере 20 процентов в отношении всех доходов. Команда «отбой» высоким налогам поступит на 45-й день рождения. Затем ставка упадет до обычного.

Напомним, сегодня граждане платят налог 13 процентов от всех доходов, и это одна их самых низких ставок в развитом мире. По логике авторов проекта, если кто-то не может (или не хочет) защищать страну с автоматом, пусть защищает ее рублем. Как сказано в пояснительной записке, по Конституции «долгом и обязанностью каждого гражданина является защита Отечества. Ее важнейшие компоненты составляют исполнение воинской обязанности и несение военной службы в Вооруженных силах, других войсках и воинских формированиях». Получается, кто не отслужил без легальных причин, долг не оплатил. Сразу надо сказать, логика — не бесспорная. Правительство страны, изучившее данный законопроект, написало отрицательный отзыв. Идею повышать престиж военной службы через налоги правительственные эксперты не оценили.

Как сказано в отзыве правительства, законодательство о налогах и сборах «основывается на признании всеобщности и равенства налогообложения». Согласно Налоговому кодексу, налоги и сборы не могут иметь дискриминационный характер и различно применяться исходя из социальных, расовых, национальных, религиозных и иных подобных критериев. «Таким образом, по мнению правительства Российской Федерации, предлагаемые изменения противоречат существующим подходам к налогообложению физических лиц», говорится в отзыве.

Тем не менее авторы проекта решили настаивать на своем. «Представляется, что этот аргумент не может служить веским основанием для отклонения законопроекта, — отвечает пояснительная записка на доводы правительства, — поскольку именно при «существующих подходах к налогообложению физических лиц» ежегодно около четверти миллиона призывников уклоняются от получения повестки о призыве и от самой военной службы. При этом они не несут ни уголовной, ни административной, ни финансовой ответственности».

Уплата же дополнительных 7 процентов к установленному 13-процентному налогу, полагают авторы проекта, кроме пополнения государственного бюджета, будет «экономически стимулировать лиц, намеревающихся уклониться от военной службы, к исполнению воинской обязанности, способствовать формированию в обществе высокого авторитета Вооруженных сил и неодобрительного отношения к лицам, избегающим без всяких законных оснований под различными предлогами призыва на военную службу».

Поскольку высокий налог предлагается для тех, кто не имел законных отстрочек, пацифистам, студентам или, скажем, артистам балета, повышенный налог не грозит. Эксперты, опрошенные «РГ», по разному оценили инициативу. Кому-то она понравилась, кому-то нет. Правда, предположение, что инициативу поддержат исключительно бывшие военные, не подтвердилось. Например, юрист Вячеслав Голенев в беседе с корреспондентом «РГ» высказался «за», хотя лично военного опыта не имеет. «Предложенный законопроект, несомненно, повлияет на тех молодых людей, кто хочет построить успешную карьеру, — сказал Вячеслав Голенев. — С учетом того, как ранее «в штыки» воспринимались любые попытки повысить общий НДФЛ для всех граждан, принятие такой поправки к Налоговому кодексу не будет восприниматься столь остро всем обществом — ведь речь идет об уклоняющихся от воинской службы».

Смотрите так же:  Аккредитация по охране труда министерство труда заявление

По его словам, отдельное повышение подоходного налога для категории уклонистов решает две задачи: с одной стороны, увеличивается возможный объем поступлений в бюджеты различных уровней. С другой — у призывников появится мощный стимул искать встречи с военкомом. «Ведь отдавать с зарплаты по 20 процентов ежемесячно в российских условиях — весьма нелегко», говорит Вячеслав Голенев. Все-таки, налоговой инспектор — не военком. Достанет из-под земли.

Впрочем, немало мнений и против. Правозащитник, глава Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева сказала обозревателю «РГ» Елене Яковлевой: «По-моему, инициатива ввести такой налог обнаруживает желание государства обдирать людей по любому поводу. Такое ощущение, что инициаторы уже не знают, что еще обложить налогом. Дай им волю, и они и введут налоги на дыхание и на сон, будем платить за то, что мы дышим, и за то, что мы спим. Почему те люди, не служившие в армии, должны платить повышенные налоги, а если, предположим, человек освобожден от армии, потому, что он не может служить по медицинским показаниям? Я не уверена, что каждый раз можно будет легко доказать фискальным органам законность своей неслужбы. Или этот налог превратится в налог на Божий дар, на талант. Молодой ученый пошел в аспирантуру вместо армии, а потом за свою приверженность науке должен будет платить налог. Мне непонятно это, мне кажется, что государство должно освободиться от желания необоснованно и неразумно обдирать население».

Как бы то ни было, законопроект был принят в работу Комитетом Госдумы по бюджету, налогам и сборам, после чего направлен для сбора отзывов и предложений. Ответы принимаются до 21 июня. Судьбу инициативы пока предсказать трудно. Но бесспорно — она просто обречена на большой резонанс и горячие споры.

Еще один проект, внесенный в Госдуму, предлагает дать преимущественное право гражданам, прошедшим военную службу, при их поступлении на госслужбу и муниципальную службу по конкурсу.

Также предлагается ввести ограничения на избрание главой государства, сенатором, депутатом Госдумы, замещение должностей в органах суда, прокуратуры, полиции и ФСБ для мужчин, не прошедших военную службу без законных оснований.

Опять же, подобные ограничения могут коснуться лишь тех, кто играл в прятки с военкомом незаконно. Если же, допустим, юноша прошел альтернативную гражданскую службу, запрет на него не распространяется. Также никаких претензий не может быть к ученым, которые вместо службы учились и имели законные отсрочки. И так далее.

Теперь законодателям предстоит решить судьбу инициативы. Законопроект направлен в Комитет Госдумы по конституционному законодательству и государственному строительству.

Налогооблагаемая необороноспособность

Писатель Дмитрий Дробницкий — о последствиях введения допналога для уклонистов

На днях фракция «Единой России» в Госдуме объявила о том, что готовится внести проект закона, согласно которому все люди, не прошедшие воинскую службу по неуважительной причине, будут обязаны платить дополнительный подоходный налог (также в размере 13% от заработка) до достижения ими 60-летнего возраста.

Надо сказать, идея брать деньги с не желающих служить в Вооруженных силах не нова. В свое время фракция ЛДПР предложила единовременный платеж для «отказников» в размере 1 млн рублей. Теперь предлагается сделать уплату «узаконенной взятки» в рассрочку, вплоть до выхода на пенсию.

Законопроект вызывает массу вопросов. Что считать уважительной и неуважительной причинами? Ведь помимо медицинских причин есть множество других. Как, например, быть с бывшими гражданами СССР, которые на момент распада Союза прошли службу на территории других республик — ведь у них не будет военного билета и вообще никакого документа, подтверждающего, что они служили? Допустим, закон обратной силы не имеет. Но что если сегодня российское гражданство получает 28-летний не служивший бывший гражданин Казахстана или Украины? Или служивший 20-летний, но прошедший службу в другой стране?

А если некто не служил, платит налог, а в 28 захотел пойти в армию по контракту? Как быть с таким защитником Родины, по совместительству налогоплательщиком? А если через 20 лет выяснится, что причина была неуважительной? Пени, штрафы и, ввиду большого размера неуплаченных налогов, уголовное дело?

Налог подоходный, так что налоговым агентом будет предприятие-работодатель. У нас и так бухгалтеры захлебываются под ворохом отчетности, а тут новый налог. Бумажная волокита гарантирована. Опыт подсказывает, что бюрократия у нас развита куда лучше, чем любая из индустрий. А тут еще пересечение двух ведомств — Минобороны и ФНС. Сегодня существует худо-бедно освоенная кадровыми службами (или теми же бухгалтериями) система воинского учета на предприятиях, но к налоговикам она никакого отношения не имеет. В случае же прохождения законопроекта вряд ли дело обойдется копией военного билета или заключения медкомиссии о негодности призывника к службе. Почти наверняка ФНС потребует заполнение каких-нибудь бланков в военкоматах, а те, в свою очередь, будут ссылаться на то, что у них нет на сей счет никаких распоряжений. Налоговую отчетность переклинит.

Даже если закон вступит в силу через несколько месяцев после его принятия, всё равно что-нибудь да не сработает. Измененная система техосмотра тому хороший пример. Но машину без техосмотра или страховки можно бросить у дома и ездить на общественном транспорте — жалко, но не смертельно. А здесь — подсудное дело. Кроме того, дополнительная работа для бухгалтерии — это дополнительные расходы для работодателя. Уклонистов наказывают рублем, а предприятия тут при чем? Не приведет ли это к тому, что предприятия не станут брать на работу мужчин, не отслуживших в армии? Или будут брать, но «неофициально». Более того, не приведет ли это к тому, что даже уплачивающие дополнительный налог всё больше будут уходить в тень, а оттенок серого в зарплатах станет ближе к черному?

Но все эти вопросы меркнут, если вспомнить, что без изменения Конституции и Уголовного кодекса этот закон будет работать лишь для тех самых несчастных, для которых сегодня уважительная причина, а через 10 лет — неуважительная. Что это вообще за налог такой, на нарушение закона?

А если Конституция будет изменена и всеобщая воинская обязанность будет изменена на обязанность-или-налог, то мы попадаем в ситуацию еще большей коллизии, поскольку не работающий нигде человек не должен ни того ни другого. Если же пойти на крайние меры и обозначить налог, например, в виде 13% от заработка, но не менее, чем определенная фиксированная сумма, то переклинит не только налоговую отчетность, но и судебную систему, поскольку потенциально у человека можно отнять машину, дом и другое имущество за то, что он не служил в армии, а стало быть, суды будут завалены делами соответствующей тематики.

Само собой, институт альтернативной службы, который и сейчас практически не работает, попросту отомрет, затертый между более серьезными проблемами. Более того, как ни парадоксально это звучит, данная выдумка депутатов окончательно губит идею полностью профессиональной, контрактной армии. Действительно, раз есть налог, значит, есть налогоплательщик. Раз налогоплательщик — уклонист от призыва, значит, есть призыв.

Однако хоронит это не только идею контрактной армии, но и вменяемый принцип формирования призывной части Вооруженных сил. Если в армию идут те, кто, по замыслу единороссов и некоторых экспертов, не хочет платить дополнительный налог, то на годичную воинскую службу попадают вовсе не те, кто был бы нужен в той или иной воинской профессии, которая может пересекаться с гражданской. Если, как нам говорят, части постоянной боевой готовности будут формироваться из контрактников (в бой, если, не приведи Бог что, пойдут именно они), мыть полы, красить заборы и чистить картошку будут специально нанятые организации, то очевидно, что на долю призывников должно выпадать всё больше обязанностей военной «обслуги»: связистов, программистов, ремонтников и проч., а это требует специалистов, а не тех, кто хочет платить меньше.

Если уж, как у нас любят говорить, «есть такая профессия — Родину защищать», то армия, конечно же, должна быть добровольной и профессиональной. Можно дополнить контрактную армию сборами для молодых мужчин. Настоящими сборами, с кроссами, практическими занятиями и стрельбами, для поддержания мобилизационного резерва. Можно дополнить службу по контракту призывом в ту же самую военную «обслугу», но призывников надо мотивировать, скажем, бесплатным вторым образованием или расширенной медстраховкой. Но важна суть: брать надо тех, кто нужен, а не тех, кто не готов раскошелиться.

Нынешняя же законотворческая инициатива — еще один шаг к никакой армии, да еще и конституционный нонсенс. Вся надежда на Совет Федерации и вето президента.

Заметили ош Ы бку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Другие публикации:

  • Где найти квитанцию на транспортный налог Где взять или распечатать квитанцию на оплату транспортного налога? Согласно российскому налоговому законодательству, человек, на которого был зарегистрирован автомобиль, должен оплачивать транспортный налог. Чтобы у налоговиков не возникало вопросов […]
  • Сохранная расписка на товар Сохранная расписка на ответственное хранение Документ под названием «Сохранная записка» формируется в тех случаях, когда одно предприятие, ИП или физическое лицо передает другому какие-либо товарно-материальные ценности на определенный промежуток […]
  • Про блондинку и адвоката Анекдоты про блондинок Блондинка:- Не бывает людей умных и красивых одновременно. Блин - получается, что я не существую?! Блондинка - подруге: - А я вчера на пляже вообще обалдела. Подходит ко мне парень, протягивает деньги. Ну, деньги я взяла, а парень мне […]
  • Системные требования к фифа 2019 Системные требования к фифа 2019 Системные требования FIFA 19 для ПК. У вас пойдет? Как и каждую осень, в этом году в продажу поступит новая FIFA, и теперь самое время узнать системные требования компьютерной версии игры. EA Sports представила […]
  • Гражданство в сша лотерея ЭЛЕКТРОННАЯ АНКЕТА ДЛЯ УЧАСТИЯ В ГРИН КАРД ЛОТЕРЕЯ 2019. ПРОГРАММА ИММИГРАЦИИ В США ПО ДВ 2021 ВИЗА ЛОТЕРЕЯ Регистрационный Сервисный Центр Лотереи Грин Карта США 2018Для Официальной Диверсификационной Иммиграции в Америку. Это Программа Визовая Лотерея США […]
  • Жалоба в прокуратуру на пристава исполнителя по алиментам образец Жалоба на пристава по алиментам Процедуры, связанные с взысканием алиментных платежей, исчисляемых в отношении несовершеннолетнего ребенка, не заканчиваются фактом получения судебного приказа или процессуального решения. Следующим шагом становится […]

Вам также может понравиться