Неустойка как форма ответственности

Договорная неустойка как форма ответственности в семейном праве

(Звенигородская Н. Ф.) («Нотариус», 2010, N 1)

ДОГОВОРНАЯ НЕУСТОЙКА КАК ФОРМА ОТВЕТСТВЕННОСТИ В СЕМЕЙНОМ ПРАВЕ

Н. Ф. ЗВЕНИГОРОДСКАЯ

Звенигородская Н. Ф., доцент кафедры гражданского права Санкт-Петербургской академии управления и экономики, кандидат юридических наук.

Деление семейно-правовой ответственности может осуществляться по различным критериям, избираемым в зависимости от поставленных целей. Например, в зависимости от основания семейно-правовую ответственность предлагается классифицировать на договорную и внедоговорную ответственность. Договорная ответственность наступает за нарушение договорного обязательства, например алиментного соглашения, брачного договора и др., а внедоговорная ответственность применяется к правонарушителю, не состоящему в договорных отношениях с потерпевшим, например ответственность плательщика алиментов по решению суда, ответственность родителей за невыполнение своих родительских обязанностей. Формы и размер договорной ответственности определяются как законом, так и условиями семейно-правового договора. По соглашению об уплате алиментов плательщик несет перед взыскателем договорную семейно-правовую ответственность в порядке, предусмотренном этим соглашением (п. 1 ст. 115 Семейного кодекса Российской Федерации, далее — СК) . Такая ответственность может быть предусмотрена сторонами в договоре в форме неустойки, возмещения убытков за совершение семейно-правового нарушения, выразившегося в несвоевременной уплате алиментов по соглашению. Такая неустойка будет носить договорный характер. Законная неустойка предусмотрена п. 2 ст. 115 СК как ответственность лица, виновного в несвоевременной уплате алиментов, обязанного к уплате по решению суда. Неустойка может быть установлена в алиментном соглашении в виде штрафа или пени. Однако различия этих видов неустойки больше характеризуют порядок ее исчисления, чем относятся к сущности правоотношений, возникающих при ее взыскании. ——————————— См.: Семейный кодекс Российской Федерации от 29 декабря 1995 г. N 223-ФЗ (в ред. от 30 июня 2008 г.) // СЗ РФ. 1996. N 1. Ст. 16; 1997. N 46. Ст. 5243; 1998. N 26. Ст. 3014; 2000. N 2. Ст. 153; 2004. N 35. Ст. 3607; 2005. N 1 (ч. 1). Ст. 11; 2006. N 23. Ст. 2380; 2008. N 27. Ст. 3124.

Л. Е. Чичерова неустойку за неуплату алиментов считает «имущественной санкцией гражданско-правовой ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение договорных обязательств» . В другой своей работе автор также придерживается этой позиции и говорит «о гражданско-правовой ответственности в семейном праве, которая применяется при правонарушениях в алиментных обязательствах» . Мы же считаем, что в случае совершения субъектом семейного правоотношения семейного правонарушения наступает семейно-правовая ответственность, предусмотренная нормами семейного права. ——————————— Чичерова Л. Е. Ответственность в семейном праве: вопросы теории и практики: Автореф. дис. … к. ю.н. Краснодар, 2004. С. 22. См.: Гражданско-правовая ответственность в семейном праве // Цивилистические записки. Вып. 5. Проблемы кодификации гражданского законодательства в РФ / Под ред. В. А. Рыбакова, А. Я. Гришко. М.: Издательская группа «Юрист», 2004. С. 593. Чичерова Л. Е. Семейно-правовая ответственность в семейном праве // Семейное и жилищное право. 2005. N 1. С. 2.

Когда вовсе не был заключен семейно-правовой договор об алиментировании, а плательщик обязан был к уплате алиментов по решению суда и совершил семейное правонарушение в виде несвоевременной уплаты алиментов, то наступает внедоговорная семейно-правовая ответственность (п. 2 ст. 115 СК) в форме неустойки в размере одной второй процента от суммы невыплаченных алиментов за каждый день просрочки и возмещения убытков в части, не покрытой неустойкой. С целью защиты прав получателя алиментов размер неустойки Федеральным законом от 30 июня 2008 г. N 106-ФЗ был увеличен с одной десятой до одной второй процента. Большую защиту получателям алиментов в Украине предоставляет их СК, предусматривающий в п. 1 ст. 196 неустойку в размере 1% за каждый день просрочки . Такую неустойку, установленную семейным законодательством, следует признать в отличие от неустойки, установленной договором (договорной неустойки), законной неустойкой. В данном случае неустойка используется нами не как способ обеспечения обязательства, а как правовая категория, обозначающая форму гражданско-правовой ответственности , заимствованная семейным правом из гражданского права, равно как и конструкция договора. Но эти правовые категории, применяемые в семейном праве, наполнены другим содержанием, имеют свою специфику, отвечают другим целям, а потому приобретают отличный от гражданского права характер. Не случайно законодатель говорит о связи неустойки с возмещением убытков. Несмотря на то что в самом определении «неустойка» содержится слово «штраф», принято считать, как отметила Г. В. Хохлова, что «неустойка носит компенсационный характер и призвана уменьшить или ликвидировать неблагоприятные последствия, вызванные нарушением обязательства» . Законная неустойка предусмотрена п. 2 ст. 115 СК как мера семейно-правовой ответственности, применяемая к неплательщику алиментов, обязанному к их уплате по решению суда. ——————————— См.: Семейный кодекс Украины. Харьков: ООО «Одиссей», 2004. С. 73. —————————————————————— КонсультантПлюс: примечание. Монография М. И. Брагинского, В. В. Витрянского «Договорное право. Общие положения» (книга 1) включена в информационный банк согласно публикации — Статут, 2001 (3-е издание, стереотипное). —————————————————————— В юридической литературе предлагается разделять неустойку как способ обеспечения исполнения обязательства и взыскание неустойки как форму гражданско-правовой ответственности. См.: Витрянский В. В. Глава VII «Ответственность за нарушение договорного обязательства» // Брагинский М. И., Витрянский В. В. Договорное право. Книга первая: Общие положения. 2-е изд. М.: Статут, 2005. С. 661. Хохлова Г. В. Штрафная неустойка // Закон. 2006. N 12. С. 32.

Договорная неустойка устанавливается по соглашению сторон. Обычно условие о ней включается в текст основного договора. Но если стороны упустили этот вопрос в алиментном соглашении, то допускается составление отдельного соглашения по вопросу ответственности, которое следует рассматривать как дополнение к алиментному соглашению. В любом случае, должно быть ясно: а) что этой неустойкой обеспечивается алиментное обязательство; б) как определяется ее размер. Не допускается устная форма такого дополнительного соглашения о неустойке. Согласно общему правилу, содержащемуся в ст. 331 ГК, предусматривающей форму соглашения о неустойке, такое соглашение должно быть совершено в письменной форме независимо от формы основного обязательства. Закон устанавливает, что несоблюдение письменной формы влечет недействительность соглашения о неустойке. Однако следует учитывать требования семейного законодательства к форме алиментного соглашения, установленные ст. 100 СК. Такое соглашение заключается в письменной форме и подлежит нотариальному удостоверению. В этой связи дополнительное соглашение о неустойке, как, впрочем, и любое другое дополнительное соглашение или изменение алиментного соглашения, должно быть совершено в письменной форме и нотариально удостоверено, поскольку такие требования к форме алиментного соглашения урегулированы в законе императивной нормой права. Стороны могут в алиментном соглашении предусмотреть более высокий размер неустойки, чем установленный законом (п. 2 ст. 115 СК). Договорная и законная неустойка в семейном праве выполняет свою стимулирующую функцию, поскольку заинтересовывает стороны семейно-правового обязательства исполнять свои семейные обязанности надлежащим образом; превентивную функцию, так как способствует предупреждению семейного конфликта; и компенсационную функцию, поскольку неустойка призвана компенсировать неблагоприятные последствия нарушения семейного обязательства. В семейно-правовой науке возник спор: возможно ли применять законную неустойку, если в алиментном соглашении отсутствует условие о договорной неустойке? Одни авторы полагают, что если стороны специально не оговорили в алиментном соглашении условий ответственности, то вообще невозможно применение каких-либо мер ответственности . Л. Е. Чичерова считает, что при отсутствии в соглашении об уплате алиментов условия о договорной неустойке в настоящее время нельзя взыскать законную неустойку (п. 2 ст. 115 СК), а следует применять в порядке аналогии закона ст. 395 ГК. Поэтому автор предлагает внести изменение в семейное законодательство и закрепить возможность взыскания неустойки, если алиментным соглашением предусмотрен более высокий ее размер . Мы представляем третью позицию и считаем, что в анализируемой ситуации действительно возможно применение аналогии закона (ст. 5 СК), но, на наш взгляд, Л. Е. Чичерова понимает ее слишком широко, применяя нормы гражданского права (ст. 395 ГК — ответственность за пользование чужими денежными средствами), тогда как следует применять нормы семейного законодательства, а именно п. 2 ст. 115 СК, предусматривающий ответственность за несвоевременную уплату алиментов. Статья 115 СК регулирует отношения по применению семейно-правовой ответственности за несвоевременную уплату алиментов как в добровольном, так и в принудительном порядке, поэтому ст. 115 СК для семейного права носит общий характер. Следуя правилам применения аналогии закона, предусмотренным ст. 5 СК, нельзя признать норму гражданского права — ст. 395 ГК — прямо регулирующей указанные отношения, а следует применять норму семейного права — п. 2 ст. 115 СК, регулирующий сходные отношения. Полагаем, что такое решение более соответствует защите семейных прав и наделяет получателя алиментов более надежным механизмом защиты. Решение данного теоретического вопроса позволит сформировать правильное правоприменение и вложить очередной «кирпич» в конструкцию ответственности в семейном праве, который представляет собой «один из охранительных правовых институтов, в рамках которого осуществляется защита прав и реализуется предусмотренное санкцией неблагоприятное для виновного лица последствие» . ——————————— См.: Косова О. Ю. Алиментные обязательства. Иркутск: ИЮИ Генеральной прокуратуры РФ, 2003. С. 204. См.: Чичерова Л. Е. Ответственность в семейном праве: вопросы теории и практики. С. 22. Шерстнева Н. С. Семейно-правовая сущность принципа обеспечения приоритетной защиты прав и интересов несовершеннолетних // Современное право. 2006. N 3. С. 54.

Таким образом, неустойка в семейном праве также классифицируется в зависимости от источника появления на законную неустойку и договорную. Нами установлено, что для случая принудительного взыскания алиментов действует правило, установленное п. 2 ст. 115 СК, о внедоговорной семейно-правовой ответственности в форме неустойки и возмещения убытков. Это будет вид законной неустойки в отличие от договорной неустойки, установленной алиментным соглашением. Эта законная неустойка определена нормой права семейного законодательства, что позволяет наряду с другими ее признаками (применяется к субъекту семейного правоотношения за совершение им семейного правонарушения) считать ее мерой семейно-правовой ответственности. Из указанной правовой нормы можно сделать вывод, что данная законная неустойка является зачетной неустойкой, поскольку законодатель устанавливает право получателя алиментов взыскать с неплательщика алиментов убытки в части, не покрытой неустойкой. В этой связи представляет интерес вопрос, могут ли стороны алиментного соглашения предусмотреть в нем не зачетную, а другие виды неустойки. Представляется, что да, поскольку в силу принципа свободы договора, действующего и в семейном праве, но имеющего здесь свою специфику, в отличие от гражданского права, стороны по своему усмотрению определяют условия договора. Так, они вправе предусмотреть штрафную неустойку, она названа В. К. Райхером совокупной, или кумулятивной , такая неустойка позволит получателю алиментов взыскать с неплательщика алиментов не только сумму неустойки, но и убытки в полном объеме. А так как в данном случае получатель алиментов (он же кредитор) вправе получить с должника — неплательщика алиментов сумму, которая превышает причиненные ему убытки, неустойка на самом деле приобретает штрафной характер. В гражданском праве этот вид неустойки рассматривается как исключение из общего правила о том, что ответственность в гражданском праве носит компенсационный характер: ведь взыскание неустойки приводит к тому, что кредитор получает больше, чем потерял. Принято считать, что именно штрафная неустойка среди всех других видов неустойки имеет максимальное стимулирующее воздействие. ——————————— См.: Райхер В. К. Штрафные санкции в борьбе за договорную дисциплину // Советское государство и право. 1955. N 5. С. 73.

Смотрите так же:  Банкротство мир

Возможно, установление в соглашении субъектами алиментного обязательства исключительной неустойки, которая означает, что получатель алиментов права взыскать убытки не будет иметь, оно исключено. При нарушении плательщиком алиментов обязательства с него можно взыскать только эту исключительную неустойку. В этом случае стороны заранее могут оценить размер убытков и заложить их в сумму исключительной неустойки. Наконец, четвертый вид неустойки — альтернативная — тоже может быть предусмотрен в алиментном соглашении. Такая неустойка предоставляет право получателю алиментов взыскать по своему выбору с неплательщика алиментов либо убытки, либо неустойку. В правоприменительной практике альтернативная неустойка применяется реже, чем другие виды неустойки, так как кредиторы рассматривают условие о ней как невыгодное. Однако лишь в каждом конкретном случае стороны сами могут оценить выгодность или невыгодность предлагаемого им на выбор вида неустойки. Главное, что в семейном праве неустойка выполняет свои дисциплинирующую, стимулирующую и восстановительные функции, что следует оценить по достоинству. Инициатива сторон алиментного соглашения в формировании условий об ответственности будет способствовать устойчивости семейных правоотношений и в конечном итоге упрочению правопорядка. Примером договорной семейно-правовой ответственности является также возврат приемными родителями приемного ребенка органу опеки и попечительства в связи с досрочным расторжением договора о приемной семье, когда в приемной семье созданы по вине приемных родителей неблагоприятные условия для содержания, воспитания и образования ребенка (детей), а также возмещение убытков виновной стороной (п. 2, 3 ст. 153.2 СК). Юридическое значение разграничения семейно-правовой договорной и внедоговорной ответственности состоит в том, что формы и размер внедоговорной ответственности устанавливаются только законом, а формы и размер договорной ответственности определяются как законом, так и условиями заключенного договора. Ответственность по договорным и внедоговорным обязательствам различна, что обусловлено различием сущности этих обязательств. Семейно-правовые договоры, безусловно, позволяют более полно учитывать интересы каждой из сторон договора, уменьшить количество конфликтов между ними, а в случае возникновения разногласий решить их цивилизованным способом. Семейно-правовые договоры, по наблюдению антропологов, отмечает С. Ю. Чашкова, позволяют сторонам выделить особо чувствительную сферу их взаимоотношений, которая может таить в себе опасность возможных конфликтов . При заключении семейно-правового договора стороны могут устанавливать ответственность за такие правонарушения, за которые действующее законодательство не предусматривает какой-либо ответственности, или ввести иную форму ответственности, отличную от той, которая за данное правонарушение предусмотрена законодательством. Стороны вправе предусмотреть в семейно-правовом договоре повышение или, наоборот, понижение размера ответственности по сравнению с установленным законом. ——————————— См.: Чашкова С. Ю. Система договорных обязательств в российском семейном праве: Автореф. дис. … к. ю.н. М., 2004. С. 15 — 16.

Исходя из традиционного деления семейных правоотношений на личные неимущественные и имущественные, но тесно связанные с имущественными, семейно-правовая ответственность делится на ответственность, наступающую за семейные правонарушения личных прав (например, при признании брака недействительным), ответственность, наступающую за семейные правонарушения имущественных прав (например, в алиментных обязательствах), ответственность, наступающую за семейные правонарушения как личных, так и имущественных прав (при лишении родительских прав), а также одновременно личных и имущественных прав. Другим видом классификации семейно-правовой ответственности может быть ее деление одновременно по двум признакам: 1) виду семейных правоотношений, в рамках которых совершено правонарушение; или 2) субъектному составу семейных правоотношений. Это семейно-правовая ответственность супругов (уменьшение доли одного из супругов при разделе судом совместно нажитого имущества, в случаях когда супруг не получал доходов по неуважительным причинам или расходовал общее имущество супругов в ущерб интересам семьи — п. 2 ст. 39 СК); родителей (лишение родительских прав); усыновителей, опекунов (например, отмена усыновления, опеки, попечительства); других родственников и участников семейных правоотношений. В зависимости от наступивших неблагоприятных последствий для правонарушителя семейно-правовая ответственность может быть в виде лишений личного, имущественного или смешанного характера. Мы предложили четыре вида классификации семейно-правовой ответственности, но деление можно продолжить в зависимости от поставленной цели, поэтому классификация ответственности в семейном праве этими видами семейно-правовой ответственности не исчерпывается.

Неустойка как форма ответственности

§3. Взыскание неустойки / Форма и способы защиты прав потребителей в гражданском праве Российской Федерации (Автор: Вагнер Елена)

На первый взгляд, главное, что характеризует неустойку, — так это ее значение как меры обеспечения обязательства, на что и указывается в п. 1 ст. 329 ГК РФ. Соглашение о неустойке, как и большинство обеспечительных мер, носит акцессорный характер и следует судьбе основного обязательства (п. 3 ст. 329 ГК РФ). Признание недействительным или расторжение договора, обязательство по которому было обеспечено неустойкой, влечет прекращение неустоечного соглашения. Истечение срока исковой давности по основному обязательству прекращает срок давности и по требованию о взыскании неустойки (ст. 207 ГК РФ).

Помимо этого соглашение о неустойке носит по своей природе одновременно и характер меры гражданско-правовой ответственности. По словам В.В. Витрянского, такой вывод подтверждается тем, что, во-первых, неустойка взыскивается только в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, т.е. при наличии правонарушения; во-вторых, суть неустойки состоит в обязанности должника, нарушившего обязательство, нести дополнительные имущественные потери; в-третьих, неустойка, так же как и убытки, подлежит применению только при наличии условий, необходимых для наступления гражданско-правовой ответственности, что вытекает из п. 2 ст. 330 ГК, согласно которому кредитор не вправе требовать уплаты неустойки, если должник не несет ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства; в-четвертых, обязанность должника, нарушившего обязательство, уплатить неустойку обеспечивается государственным принуждением, о чем свидетельствует включение взыскания неустойки в число способов судебной защиты гражданских прав (ст. 12 ГК РФ) [1] . Таким образом, как и любая мера гражданско-правовой ответственности, неустойка носит компенсационно-карательный характер, т.е. направлена на наказание правонарушителя (должника) и компенсацию потерь пострадавшей стороны (кредитора).

В соответствии с ч. 1 ст. 330 ГК неустойка (штраф, пени) — определенная законом или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору (потребителю) в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности, в случае просрочки исполнения.

Обязательство неустойки возникает одновременно с основным. Оно сводится к обязанности должника заплатить определенную денежную сумму, если обязанности будут исполнены ненадлежащим образом либо вообще не будут исполнены. Соглашение о неустойке должно быть совершено в письменной форме независимо от формы основного обязательства. Несоблюдение формы соглашения о неустойке влечет недействительность соглашения о неустойке (ст. 331 ГК РФ). Неустойка является самым востребованным видом средств обеспечения обязательств.

Различают следующие виды неустойки:

1) по основанию возникновения: законная неустойка, предусмотренная законом; договорная, установленная соглашением сторон;

2) относительно убытков различают: зачетную неустойку, когда убытки возмещаются в части, не покрытой неустойкой; штрафную неустойку, когда убытки могут быть взысканы в полной сумме сверх неустойки; исключительную неустойку, когда допускается взыскание только неустойки, но не убытков; альтернативную неустойку, когда по выбору кредитора могут быть взысканы либо неустойка, либо убытки.

Для взыскания неустойки достаточно установления факта неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства. Доказывание причинения при этом убытков не требуется. Неустойка, предусмотренная законом (законная неустойка) в отличие от неустойки, установленной договором (договорная неустойка), подлежит взысканию независимо от включения условия в договор о неустойке (ст. 332 ГК).

В случае нарушения установленных договором сроков, а также назначенных в соответствии с Законом «О защите прав потребителей» (п.5 ст.28 Закона) новых сроков, исполнитель уплачивает потребителю за каждый день, а если срок определен в ча­сах — за каждый час просрочки неустойку. Размер неустойки установлен в законодательстве: за невыполнение законных требований потребителя предусмотрены 1% за каждый день просрочки при продаже товаров (п. 1 ст. 23 Закона) и 3% при оказании услуг и выполнении работ (п. 5 ст. 28 Закона), причем в договоре ее размер не может быть снижен, т.к. это противоречило бы Закону и ГК РФ (ст. 332). Сумма взысканной потребителем неустойки (пени) не может превышать цену отдельного вида выполнения работы (оказания услуги) или общую цену заказа, если цена выполнения отдельного вида работы (оказания услуги) не определена договором о выполнении работы (оказании услуги) (п.5 ст.28 Закона «О защите прав потребителей»). Суд вправе уменьшить размер неустойки, если она явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства (ст. 333 ГК РФ). При этом судом должны быть приняты во внимание степень выполнения обязательства должником, имущественное положение истца, а также не только имущественный, но и всякий иной заслуживающий уважения интерес ответчика. Раз­мер неустойки может быть увеличен соглашением сторон (п. 5 ст. 28 Закона).

Если законом или договором установлена неустойка за неисполнение или ненадлежащее исполнение продавцом своих обязательств, уплата этой неустойки, а также возмещение убытков не освобождают его от исполнения обязательства в натуре. Так, уплата продавцом предусмотренной ст.23 Закона «О защите прав потребителей» неустойки в размере 1% от цены товара за каждый день просрочки выполнения требований покупателя о замене недоброкачественного товара, устранении его недостатков, соразмерном уменьшении цены, возмещении расходов на устранение недостатков, возврате уплаченной за товар цены не освобождает его от обязанности заменить товар, устранить недостатки и т.д [2] .

Приведем пример из практики:

«В январе 1994 г . Родин приобрел в Рязанском торговом доме «Электроника» видеоплеер «Фунай» японского производства за 480 тыс. рублей. В апреле 1994 г . он обратился в суд с иском в ТОО «Торговый дом «Электроника» с иском о расторжении договора купли-продажи и возмещении убытков с учетом инфляции, а также о компенсации морального вреда, ссылаясь на то, что товар ненадлежащего качества и ответчик длительно уклонялся от исполнения обязательства возвратить стоимость товара. Решением Октябрьского районного суда г.Рязани исковые требования удовлетворены частично: договор купли-продажи видеоплеера расторгнут и с ответчика в пользу Родина взыскана его стоимость в сумме 1 млн. рублей, 1500 тыс. рублей неустойки за задержку исполнения требования истца о расторжении договора и 100 тыс. рублей в виде расходов за оказание помощи адвокатом. Одновременно судом взыскано 1500 тыс. рублей штрафа в доход местного бюджета за уклонение ответчика от добровольного исполнения требований потребителя.

Судебная коллегия по гражданским делам Рязанского областного суда решение суда изменила: в пользу истца взыскала стоимость видеоплеера в сумме 710 тыс. рублей и неустойку в размере 3031 тыс. рублей, а также в доход государства штраф в сумме 710 тыс. рублей и госпошлину 106 500 руб., в остальной части решение суда оставила без изменения.

Президиум Рязанского областного суда судебные постановления в части взыскания в пользу Родина неустойки отменил и в этом требовании отказал.

Заместитель Председателя Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос об отмене постановления надзорной инстанции в полном объеме, а также решения суда и определения кассационной инстанции — частично в связи с нарушением норм материального и процессуального права.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ 15 декабря 1998 г . протест удовлетворила, указав следующее.

В соответствии со ст.ст.10, 11, 19 и 21 действовавшего на день возникновения правоотношений Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей» (в редакции от 7 февраля 1992 г .) в случае приобретения не обладающего необходимыми потребителю свойствами товара в связи с предоставлением о нем недостоверной или недостаточно полной информации он вправе расторгнуть договор и потребовать возмещения причиненных ему убытков; за нарушение прав потребителя продавец несет ответственность в виде неустойки за каждый день задержки выполнения требования потребителя; недостатки, обнаруженные в товаре, должны быть устранены продавцом в течение 20 дней.

Смотрите так же:  Налог на дивиденды 0 для юридических лиц в 2019 году

Судом установлено, материалами дела подтверждено и ответчиком не оспаривалось, что при продаже видеоплеера «Фунай» продавец магазина-салона «Электроника» не обеспечил истца технической документацией на проданный товар на понятном ему языке, в связи с чем Родин был лишен возможности знать об особых свойствах товара и о правилах его эксплуатации, несоблюдение которых повлекло непригодность к дальнейшему использованию видеоплеера по назначению.

Письменное обращение Родина 22 марта 1994 г . о расторжении договора купли-продажи и выплате в добровольном порядке неустойки в случае просрочки исполнения его требования свыше 20 дней ТОО «Торговый дом «Электроника» оставил без внимания.

При таком положении суд и кассационная инстанция обоснованно пришли к выводу о законности заявленного истцом требования и взыскании с ответчика неустойки за задержку его исполнения.

Отменяя судебные постановления в части взыскания неустойки, надзорная инстанция Рязанского областного суда сослалась на то, что упомянутым Законом выплата неустойки за задержку расторжения договора купли-продажи не предусмотрена. Между тем с данным выводом согласиться нельзя, так как он противоречит п.1 ст.10 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей» (в редакции от 7 февраля 1992 г .), согласно которому при приобретении товара, не обладающего необходимыми потребителю свойствами в связи с предоставлением ему недостоверной или недостаточно полной информации о товаре, он вправе расторгнуть договор и потребовать возмещения причиненных ему убытков. Невозврат денежной суммы, уплаченной Родиным за товар ненадлежащего качества, в связи с неисполнением ответчиком его требования о расторжении договора купли-продажи видеоплеера повлек для истца убытки. Поэтому ответчик обязан был уплатить Родину неустойку (пени) в размере 1% цены товара за каждый день просрочки.

Таким образом, постановление президиума областного суда незаконно и подлежит отмене с оставлением в силе решения суда и определения кассационной инстанции в части взыскания в пользу истца неустойки.

Вместе с тем эти судебные постановления также подлежат отмене в части отказа Родину в иске о компенсации морального вреда.

Отказывая в удовлетворении этого требования, суд сослался на отсутствие доказательств причинения истцу морального вреда.

В то же время, как признал установленным суд, ТОО «Торговый дом «Электроника» упорно уклонялся от добровольного исполнения обязательств и произвел подмену товара. Эти действия ответчика, по мнению истца, свидетельствуют о причинении ему нравственных страданий, т.е. морального вреда, но суд данным обстоятельствам не дал оценки» [3] .

Итак, если законом или договором установлена неустойка за неисполнение или ненадлежащее исполнение продавцом своих обязательств, уплата этой неустойки, а также возмещение убытков не освобождают его от исполнения обязательства в натуре. Кроме того, покупатель может потребовать возмещение морального вреда.

На практике часто возникает вопрос о том, исходя из какой цены необходимо исчислять неустойку, и решается он каждый раз по-разному.

Существуют три различных подхода к проблеме:

1) взыскание неустойки исходя из цены товара на момент приобретения;

2) взыскание неустойки исходя из его цены на момент обращения в суд (либо подачи заявления в магазин);

3) взыскание неустойки исходя из цены на момент вынесения судом решения. Последний подход представляется наиболее правильным, поскольку неустойка, установленная в Законе, призвана прежде всего наказать продавца (или изготовителя), нарушающего права потребителей, и предотвратить подобные нарушения в дальнейшем [4] .

Если исходить из цены покупки, то сумма бывает настолько ничтожна, что не отвечает целям неустойки. Если же исходить из цены, действующей на момент подачи заявления, то издержки судебной системы (в частности, длительное рассмотрение дела) ложатся на потребителя.

Если потребитель в связи с нарушением продавцом (изготовителем) или организацией, выполняющей функции продавца (изготовителя) на основании договора с ним, предусмотренных ст. 20 — 22 Закона «О защите прав потребителей» сроков предъявил иное требование, вытекающее из продажи товара с недостатками, неустойка (пеня) за нарушение названных сроков взыскивается до предъявления потребителем нового требования из числа предусмотренных ст. 18 Закона.

В случае если потребитель предъявил новые требования из числа предусмотренных ст. ст. 18, 20 — 22, то за просрочку выполнения этого нового требования также взыскивается неустойка, предусмотренная п. 1 ст. 23 Закона.

Говоря о неустойке, следует отметить, что размер подлежащей взысканию неустойки (пени) в случаях, указанных в ст. 23, п. 5 ст. 28, ст. ст. 30, 31 Закона «О защите прав потребителей», а также в случаях, предусмотренных иными законами или договором, определяется судом исходя из цены товара (выполнения работы, оказания услуги), существовавшей в том месте, в котором требование потребителя должно было быть удовлетворено продавцом (изготовителем) или организацией, выполняющей функции продавца (изготовителя), исполнителя на день вынесения решения, поскольку продавец (изготовитель) или организация, выполняющая функции продавца (изготовителя), исполнитель не выполнили возложенную на них п. 5 ст. 13 названного Закона обязанность удовлетворить требования потребителя по уплате неустойки в добровольном порядке.

Исполнитель должен выплатить потребителю неустойку и возместить убытки добровольно, независимо от того предъявлял он соответствующее требование или нет. При этом убытки возмещаются потребителю в полной сумме сверх неустойки, установленной Законом или договором (п.2 ст.13 Закона «О защите прав потребителей»)..

Б. обратился в суд с иском к товариществу с ограниченной ответственностью (ТОО) о взыскании неустойки, ссылаясь на то, что в сентябре 1993 года заключил с ответчиком договор на строительство коттеджа, но тот был построен с нарушением установленного договором срока.

Решением суда иск удовлетворен частично: в пользу Б. взыскана неустойка в размере 11 125 000 рублей. Кассационной инстанцией данное решение изменено, размер неустойки, подлежащей взысканию в пользу истца, снижен до 1 900 125 рублей. Постановлением президиума городского суда указанное определение оставлено без изменения.

Судебной коллегией по гражданским делам Верховного Суда РФ удовлетворен протест, внесенный в порядке судебного надзора: вынесенные по делу судебные постановления отменены и дело направлено на новое судебное рассмотрение по следующим основаниям.

В соответствии с п. 4 ст. 29 Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 г . «О защите прав потребителей» в случае нарушения установленных сроков начала и окончания выполнения работы (оказания услуги) исполнитель уплачивает потребителю за каждый день просрочки неустойку в размере трех процентов от стоимости работы (услуги), а если стоимость работы (услуги) отдельно в договоре не определена — общей стоимости заказа. Согласно п. 1 ст. 14 того же Закона, условия договора, ущемляющие права потребителей по сравнению с правилами, предусмотренными законодательством, признаются недействительными.

Установлено, что в сентябре 1993 года стороны заключили договор на строительство коттеджа и тот построен товариществом с нарушением срока. В случае нарушения сроков сдачи готового объекта договором предусмотрена выплата подрядчиком заказчику неустойки за каждую неделю задержки в размере 0,1 % от суммы договора. Разрешая спор и взыскивая в пользу Б. неустойку за нарушение срока окончания строительства в размере 3% за каждый день задержки, суд правильно указал, что, поскольку условие заключенного сторонами договора о размере этой неустойки ущемляет права истца по сравнению с правилами, установленными законодательством, указанное условие является недействительным и следует исходить из предусмотренных ст. 29 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей» требований.

Довод кассационной инстанции и президиума о том, что в данном случае при расчете неустойки за нарушение срока окончания строительства следует руководствоваться не законом, а договором, а также довод судебной коллегии о том, что нужно применять п. 1 ч. 1 ст. 14 названного Закона только в случае, когда в результате выполнения условий договора, ущемляющих права потребителей, у него возникли убытки, нельзя признать правильными, поскольку эти доводы противоречат требованиям Закона.

Вместе с тем незаконны и выводы как суда, так и судебной коллегии о том, что размер подлежащей взысканию в пользу Б. неустойки следует определять исходя из стоимости работ, указанных в договоре. Пленум Верховного Суда РФ в п. 12 постановления от 29 сентября 1994 г . «О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей» дал разъяснения о том, что размер подлежащей взысканию неустойки в случаях, указанных в ст. 21, п. 4 ст. 29, ст. 31 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей», а также в случаях, предусмотренных иными законодательными актами или договором, определяется судом исходя из стоимости товара (работы, услуги) на время вынесения решения, поскольку продавец, изготовитель, исполнитель не выполнили возложенную на них п. 5 ст. 11 названного Закона обязанность удовлетворить требования покупателя об уплате неустойки в добровольном порядке [5] .

Ответственность исполнителя за нарушение сроков оказания услуги наступает независимо от наличия или отсутствия его вины. Закон освобождает исполнителя от удовлетворения требований потребителя толь­ко в двух случаях: если нарушение сроков оказания услуги произошло по вине самого потребителя, либо вслед­ствие действия непреодолимой силы (п. 6 ст. 28 Закона). При этом бремя доказывания обстоятельств, освобождающих от ответственности лежит на исполнителе.

Делая на основе вышесказанного вывод, можно отметить, что основной функцией гражданско-правовой ответственности является компенсацион­ная функция, то есть эта ответственность имеет своей задачей, в ос­новном, восстановление нарушенной имущественной сфе­ры потребителя за счет имущества правонарушителя. Вот почему основное значение в Законе «О защите прав потребите­лей» придается применению таким предусмотренным дей­ствующим законодательством мерам ответственности, как воз­мещение убытков и взыскание неустойки.

[1] Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга первая. Общие положения. М., 2003. С. 660 — 661.

[2] Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй (постатейный). Изд. 3-е, испр. и доп. / Под ред О.Н.Садикова — М.: Юридическая фирма Контракт; Инфра – М. — 1998. – с.496.

[3] Определение СК Верховного Суда РФ от 15 декабря 1998 г . «Требования о расторжении договора купли-продажи и взыскании с ответчика неустойки за задержку исполнения требования о расторжении договора признаны правильными» (Извлечение) // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. — 1999 г . — №6. — стр.6.

[4] Постановление Пленума Верховного Суда РФ «О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей» от 29 сентября 1994г. №7. // Российская газета, N 230, 26.11.1994г.

[5] Обзор судебной практики Верховного Суда РФ за второй квартал 1996 года (по гражданским делам) (утв. постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 11 сентября 1996 г .) // Бюллетень Верховного Суда Российский Федерации, 1997 г ., N 3, с. 8, (определение N 5В-96-39).

Неустойка как форма ответственности

НЕУСТОЙКА КАК ФОРМА ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОЙ

ОТВЕТСТВЕННОСТИ ПРИ МЕДИЦИНСКОМ ВМЕШАТЕЛЬСТВЕ

Утвердилось мнение, что наиболее действенная защита личных неимущественных прав граждан наряду с имущественными осуществляется нормами публичного права. Например, в Уголовном кодексе Российской Федерации содержатся статьи, предусматривающие суровую ответственность за неоказание помощи больному (ст. 124), за ненадлежащее оказание медицинской помощи, повлекшее тяжкие последствия, за разглашение врачебной тайны, незаконное производство аборта и другие. В Административном кодексе также предусмотрены серьезные санкции.

Однако такая защита, хотя и выполняет задачу предупреждения правонарушений, практически ничего не может дать лицу, права которого уже оказались существенно нарушенными. Так, потерпевший, потерявший в результате нарушения его неимущественного права (право на телесную неприкосновенность, например) трудоспособность и в связи с этим вынужденный нести определенные материальные и моральные неудобства, не сможет в соответствии с нормами публичного права добиться возмещения этих расходов. Добиться восстановления нарушенных прав возможно, лишь применяя меры гражданско-правовой ответственности.

Смотрите так же:  Возвратить залог залогодателю

Помимо материального возмещения за вред здоровью, причиненный ненадлежащим врачеванием (на эту тему авторы высказывались ранее — см. журнал «Медицинское право» N 4 (12) за 2005 год), пациент как потребитель, пользуясь положениями законодательства о защите прав потребителей, вправе предъявить требования об уплате неустойки, связанной с нарушением сроков исполнения его законных и обоснованных требований. Традиционно к такой форме ответственности, как неустойка (штраф), суды относятся с большим (и понятным) предубеждением, справедливо полагая, что «убытки не могут быть использованы для наказания ответчика, каким бы возмутительным ни было его поведение» . Вместе с тем абсолютно очевидно, что для пациента неустойка как форма гражданско-правовой ответственности представляется наиболее привлекательным и удобным средством «упрощенной компенсации потерь, вызванных неисполнением или ненадлежащим исполнением должником своих обязательств» . Как пациент, так и его профессиональный партнер по договору (исполнитель медицинской услуги) заранее осведомлен о размере возможной ответственности уже с момента заключения самого договора медицинского обслуживания, т.к. неустойка является точно фиксированной величиной. Не исполняя (ненадлежаще исполняя) свои обязательства, должник все же может надеяться, что данное обстоятельство не повлечет каких-либо невыгодных последствий для него, «ибо речь пока идет о вероятности, но не о неизбежности убытков. Наличие условия о неустойке с самого начала вносит ясность: по крайней мере, в ее пределах ответственность должна наступить» . Следовательно, неустойка усиливает действенность мер ответственности, делая их достаточно определенными.

Более того, неустойка взыскивается за сам факт нарушения обязательства, и нет необходимости представления пациентом доказательств подтверждения причинения вреда здоровью и его размера. Конструкция статей Закона «О защите прав потребителей», предусматривающих взыскание неустойки, позволяет воспользоваться данной санкцией только в случае нарушения сроков: либо выполнения работ (оказания услуг) (ст. 28 Закона), либо удовлетворения требований потребителя, связанных с обнаружением недостатков оказанной или оказываемой услуги (ст. 29 Закона). Тем самым законодателем дополнительно подчеркивается важность обеспечения своевременного представления исполнения обязательства. Нарушение названных сроков говорит об игнорировании прав пациента, неуважительном к нему отношении, как к равноправному, заслуживающему достойного к себе внимания участнику договорного обязательственного отношения, в связи с чем представляются несостоятельными и необоснованными попытки некоторых авторов относиться к предоставленному законом праву пациентов требовать уплаты неустойки (в форме пени) как к чему-то нечистоплотному, непорядочному, свидетельствующему о корыстных мотивах и побуждениях со стороны пациента. Являясь самостоятельной формой гражданско-правовой ответственности, неустойка (обязанность ее уплаты) для должника носит зависимый дополнительный характер, т.к. напрямую зависит от доказанности неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства и наличия тех же условий, которые необходимы для наступления гражданско-правовой ответственности вообще. В медицинских отношениях при наличии известных (перечисленных выше) сложностей для пациента с доказыванием причинения вреда и причинной связи между наступившим вредом и действиями исполнителя медицинской услуги последний, вполне возможно, вообще может быть освобожден от ответственности. В подобном случае «во избежание таких последствий желательно обеспечить потерпевшему лицу, хотя бы в точно фиксированных размерах, определенную сумму возмещения в виде неустойки» . Правило о взыскании неустойки представляется тем более справедливым, учитывая установленные в самом законе ограничения ее возможного размера: сумма взысканной неустойки не может превышать цену отдельного вида оказания услуги или общую цену заказа (п. 5 ст. 28 Закона). Неустойка может быть уменьшена и по решению суда (ст. 333 ГК РФ), если ее расчетная величина явно не соразмерна последствиям нарушения обязательства. Но суд не обладает правом отказать во взыскании неустойки вообще, хотя она может быть уменьшена до символической суммы (до 1 рубля, например), что совпадает с «известным обыкновением английских судов отмечать факт нарушения при отсутствии сколько-нибудь ощутимого ущерба для кредитора. И в этом нет ничего одиозного, тем более что для истца может иметь существенное значение не только сумма неустойки, но и признание его правым или признание ответчика правонарушителем» . Но неустойка подлежит снижению судом лишь в указанных законом случаях, другие факторы и чрезмерность по отношению к ним не могут служить основанием для снижения ее размера. Однако в соответствии с Постановлением Пленума Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г. судам рекомендовано принимать во внимание в том числе обстоятельства, не имеющие прямого отношения к последствиям нарушения обязательства: цена товара (в нашем случае — услуги), сумма договора, суды уменьшают размер неустойки и в связи с фактом взыскания с должника значительной суммы убытков, и в связи «с тяжелым финансовым положением ответчика» (особенно если дело касается ответчика — государственного учреждения). При этом финансовое положение потерпевшей стороны — пациента остается без внимания и участия.

Положения, ограничивающие применение неустойки по обязательствам, характерны для законодательств многих стран. Так, Гражданский кодекс Нидерландов предусматривает: «Кредитор не может требовать исполнения неустойки, если на должника не может быть возложена ответственность за недостаток» . Следует признать, что в отношении требования об уплате неустойки в связи с обнаружением недостатка в оказанной медицинской услуге данное уточнение выглядело бы уместно и в Законе РФ «О защите прав потребителей» (ст. 30 Закона).

Как правило, пациент свои требования о возмещении вреда, связанного с ненадлежащим оказанием медицинской услуги, сопровождает и требованием о компенсации морального вреда. Положения ст. 15 Закона «О защите прав потребителей» вслед за ст. 151 ГК РФ устанавливают, что пациент вправе потребовать компенсации ему морального вреда, причиненного вследствие нарушения исполнителем его законных прав. Однако законодателем тут же определены границы использования данного права пациентом: моральный вред подлежит компенсации только при наличии вины причинителя — исполнителя медицинской услуги. Если учитывать, что характерным признаком гражданско-правовой ответственности (как было отмечено выше) является восстановление прав и состояния потерпевшей стороны в результате ненадлежащего исполнения обязанным лицом своих обязанностей, то для потерпевшего по большому счету совершенно неважно, по злому ли умыслу, неосторожности или совершенно случайно такой вред ему был все-таки причинен. Высказанная точка зрения не может считаться противоречащей основополагающему принципу ответственности при наличии вины, «представляющему гордость гражданского права и ценнейшее достижение цивилистической мысли» . По нашему мнению, любой вред, причиненный пациенту «действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающие на принадлежащие гражданину нематериальные блага» (ст. 151 ГК РФ), или пациенту-потребителю вследствие нарушения его прав как потребителя (ст. 15 Закона «О защите прав потребителей»), должен возмещаться независимо от вины — такое положение более справедливо и гуманно по отношению к потерпевшему-пациенту. Упоминание о нецелесообразности «слишком частого отступления от принципа ответственности за вину, даже во имя благородных целей» , в данном случае звучит несколько надуманно, если не цинично. Учитывая сложность доказывания наличия причинной связи между совершенными исполнителем медицинской услуги действиями и наступившими последствиями, а также наличия причиненных убытков для пациента (разумеется, кроме оплаты самой услуги), размер подлежащего компенсации морального вреда становится, чуть ли не единственным получаемым потребителем достойным «возмещением» по данному делу. По результатам судебного разбирательства довольно часто происходит так, что фактически пациент вообще ничего не получает на заявленные исковые требования в адрес медицинской организации. По данным новосибирских журналистов, из заявленных в течение 2003 г. и первой половины 2004 г. в суды 49 исков пациентов, связанных с ненадлежащим оказанием медицинских услуг, на сумму 6 млн. руб. удовлетворено лишь 5 на сумму 230 тыс. руб. . В данном случае неизбежно приходится соглашаться с авторами, предлагающими обеспечить потерпевшей стороне хоть какое-то предоставление: если потерпевшему не удалось отстоять свое право и претендовать на справедливое возмещение по иным основаниям, то пусть получит что-либо хотя бы на основе правил о компенсации морального вреда . При оказании медицинских услуг гражданам вопрос о компенсации морального вреда должен решаться по аналогии с решением данного вопроса (о компенсации имущественного вреда) ст. 1095 ГК РФ (п. 4 ст. 14 Закона «О защите прав потребителей»), т.е. независимо от вины причинителя вреда. Хотя на медицинские отношения, вполне очевидно, и без того распространяются правила ст. 1100 в части причинения вреда жизни или здоровью, если профессиональной медицинской деятельности придать квалифицирующие признаки деятельности, представляющей потенциальную опасность для услугополучателя, т.е. пациента. Признав, таким образом, за ней правовой режим, аналогичный, например, режиму источника повышенной опасности — деятельности, создающей повышенную опасность для окружающих (ст. 1079 ГК РФ).

Ансон В. Договорное право. М., 1984. С. 344.

Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Общие положения. М., 2001. С. 483.

Иоффе О.С. Обязательственное право. М., 1978. С. 160.

Иоффе О.С. Указ. соч. С. 160.

Хохлов В.А. Гражданско-правовая ответственность за нарушение договора. Диссертация д.ю.н. Самара, 1998. С. 174.

Постановление Пленума ВС РФ и ВАС РФ от 1 июля 1996 г. N 6/8 // Вестник ВАС РФ. 1996. N 9. С. 15.

Гражданский кодекс Нидерландов. Кн. 2, 3, 5, 6. Лейден, 1996. С. 296.

Шевчук С.С. Гражданско-правовое регулирование договора возмездного оказания медицинских услуг. Ростов, 2001. С. 174.

Шевчук С.С. Указ. соч. С. 174.

Новосибирская городская телевизионная программа «Прецедент». 12 октября 2004 г.

Марусин И.С. Возмещение морального ущерба в новом ГК РФ // Правоведение. 1997. N 1. С. 92.

Другие публикации:

  • Статья за избиение 115 Статья за избиение 115 Автострахование Жилищные споры Земельные споры Административное право Участие в долевом строительстве Семейные споры Гражданское право, ГК РФ Защита прав потребителей Трудовые споры, пенсии […]
  • Приказ мвд россии 1075 дсп от 01122019 Приказ Министерства внутренних дел Российской Федерации от 9 июня 2012 г. N 586 г. Москва "Об утверждении Временной нормы продовольственного пайка для сотрудников органов внутренних дел Российской Федерации, выполняющих отдельные оперативно-служебные и […]
  • Приказ мт 29 Приказ Минтранса РФ от 31 января 2011 г. N 29 "Об утверждении типовых инструкций по производству полетов в районе аэроузла, аэродрома (вертодрома) и типовых схем аэронавигационного паспорта аэродрома (вертодрома), посадочной площадки" Приказ Минтранса РФ от […]
  • Приказ мо рф 1055 2012 Приказ Министра обороны РФ от 2 мая 2012 г. N 1055 "О планировании наградного фонда и фонда единовременных денежных пособий" (с изменениями и дополнениями) (утратил силу) Информация об изменениях: Приказом Министра обороны РФ от 3 июня 2016 г. N 323 в […]
  • Федеральный закон 167-фз от 22072010 Федеральный закон от 22 июля 2010 г. N 167-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "Об оценочной деятельности в Российской Федерации" и отдельные законодательные акты Российской Федерации" (с изменениями и дополнениями) Федеральный закон от 22 июля 2010 […]
  • Аккредитация по охране труда министерство труда заявление Приложение N 2. Правила аккредитации организаций, оказывающих услуги в области охраны труда Приложение N 2к приказу Министерства здравоохраненияи социального развития РФот 1 апреля 2010 г. N 205н Правилааккредитации организаций, оказывающих услуги в области […]

Вам также может понравиться