Налог на гранты

Налог на доходы физического лица-получателя гранта, страховые взносы

  • 18. Попадают ли средства, выплачиваемые организацией Грантополучателю как «Компенсация трудозатрат» под льготное налогообложение на доходы физических лиц (НДФЛ)?
  • 19. Обязана ли Организация, предоставляющая условия для выполнения проекта, поддержанного Фондом, начислять и перечислять взносы в соответствующие внебюджетные страховые фонды согласно закону РФ №212 ФЗ от 24.07.2009 года (в действующей редакции) «О страховых взносах в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Федеральный фонд обязательного медицинского страхования» на произведенную выплату «компенсации трудозатрат» участникам гранта. Предусматривает ли «компенсация трудозатрат» (получателей) гранта Фонда, указанная в Перечне допускаемых Российским фондом фундаментальных исследований расходов гранта, выделяемого победителям конкурса инициативных научных проектов (утвержден бюро Совета Фонда 29 января 2014 г.) уплату страховых взносов?
  • 20. Согласно условиям Фонда, Организация принимает на свой счет грант и осуществляет платежи и выдачу наличных денежных средств Грантополучателю в соответствии с Перечнем допускаемых расходов. Исходя из положений Ст.7 Федерального закона от 24 июля 2009 г. №212-ФЗ «О страховых взносах в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Федеральный фонд обязательного медицинского страхования», сумма гранта является объектом обложения страховыми взносами. Однако согласно Ст.5 указанного Закона, ни Организация, ни Грантополучатель такими плательщиками не являются. Текст договора не содержит указание на передачу нашей Организации функций по уплате страховых взносов. В этой связи возникает вопрос, правомерны ли действия нашей Организации по уплате соответствующих взносов с сумм гранта?
  • 21. Необходимо ли применять начисления и выплаты страховых взносов во внебюджетные фонды в связи с выплатой «компенсации трудозатрат» получателю гранта, не состоящему в трудовых отношениях с Организацией?
  • 22. Возникает ли у Организации обязанность выплачивать страховые взносы в ПФР, ФФОМС, ФСС при выплате «компенсации трудозатрат» Грантополучателю? Если обязанность по уплате страховых взносов у Организации не возникает, то возникает ли такая обязанность лично у Грантополучателей? Если такая обязанность у Грантополучателя возникает, как она может быть реализована?
  • 23. В Перечне допускаемых Фондом расходов гранта не перечислены расходы по оплате труда членов коллектива для выполнения работ по Проекту и начислению страховых взносов в государственные фонды (ПФР, ФОМС и ФСС). Допускает ли Фонд эти расходы в случае, когда работы по проекту производятся в рамках трудовых отношений между Грантополучателем и Организацией?

Ответ:

В соответствии с действующим законодательством, п.6 Ст.217 НК РФ грант, полученный физическим лицом (физическими лицами), освобождается от обложения налогом на доходы физического лица.

В соответствии с п.1 Ст.5 Федерального закона от 24 июля 2009 года № 212-ФЗ, плательщиками страховых взносов являются лица, производящие выплаты и иные вознаграждения физическим лицам: организации; индивидуальные предприниматели; физические лица, не признаваемые индивидуальными предпринимателями.

Ст.7 Федерального закона от 24 июля 2009 года № 212-ФЗ устанавливает, что объектом обложения страховыми взносами для плательщиков страховых взносов признаются выплаты и иные вознаграждения, начисляемые плательщиками страховых взносов в пользу физических лиц в рамках трудовых отношений и гражданско-правовых договоров, предметом которых является выполнение работ, оказание услуг.

В зафиксированной в документах Фонда схеме отношений Фонда, Организации и получателя гранта [см. ответы на общие вопросы] Организация и получатель гранта в связи с выполнением Проекта не состоят в трудовых отношениях, получатель гранта также не выполняет работ в рамках гражданско-правовых договоров по заказу Организации. В отношениях между получателем гранта и Организацией «заказчиком» является получатель гранта. Выплаты, которые производит Организация получателю гранта – это «возврат» принадлежащих ему денежных средств.

В силу приведенных выше законодательных норм обязательств по начислению и уплате страховых вносов в отношениях Организации и получателя гранта нет ни у одной из сторон.

В отношениях Фонда и получателя гранта, если и существуют обязательства по начислению и уплате страховых взносов, то они могут существовать у Фонда, как у организации производящей выплаты в пользу физического лица, но не у получателя гранта. По мнению юристов, и у Фонда есть законные основания для того, чтобы не начислять и не уплачивать страховых взносов. В связи с этим Фонд не передавал «функции по уплате страховых взносов» Организациям.

Полагаем, что выплаты страховых взносов, если они осуществляются Организацией в рамках отношений, оформленных документами Фонда, не могут быть признаны обоснованными.

Если Организация по каким-то основаниям производит выплаты из денежных средств получателя гранта в рамках трудовых отношений (зарплата, премия) или по гражданско-правовым договорам, в которых Организация выступает в качестве заказчика работ, страховые взносы на эти выплаты должны начисляться и выплачиваться.

Налог на гранты

Открытая общественная правовая информационная система

Задать вопрос юристу

  • Главная ›
  • Вопрос-Ответ ›
  • Основы налогового права ›
  • Налог на доходы физических лиц ›
  • Подоходный налог за грант

Народный вопрос №3130

Подоходный налог за грант

Моя внучка Торшина Екатерина, 14 лет, круглая сирота я ее опекун, за успехи в хореографии получила Грант Губернатора Орловской обл. не полную сумму 20000 рублей, а с вычетом подоходного налога 17400 рублей. Правомерно ли это? Мне на этот вопрос уже отвечали юристы и согласно ст. Налогового кодекса глава 217, пункт 7 не должны удерживать подоходный налог. Разъясните пожалуйста.

Ответы экспертов

Статьей 217 Кодекса установлен перечень доходов, освобождаемых от налогообложения налогом на доходы физических лиц. Согласно пункту 6 данной статьи Кодекса освобождены от налогообложения суммы, получаемые налогоплательщиками в виде грантов (безвозмездной помощи), предоставленных для поддержки науки и образования, культуры и искусства в Российской Федерации международными, иностранными и (или) российскими организациями по перечням таких организаций, утверждаемым Правительством Российской Федерации.

Согласно п. 7 ст. 217 НК РФ также освобождаются от налогообложения НДФЛ суммы, получаемые налогоплательщиками в виде международных, иностранных или российских премий за выдающиеся достижения в области науки и техники, образования, культуры, литературы и искусства, туризма, средств массовой информации по перечню премий, утверждаемому Правительством Российской Федерации, а также в виде премий, присужденных высшими должностными лицами субъектов Российской Федерации (руководителями высших исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации) за выдающиеся достижения в указанных областях, по перечням премий, утверждаемым высшими должностными лицами субъектов Российской Федерации (руководителями высших исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации).

Суммы в виде грантов, выплачиваемые налогоплательщикам организациями, не включенными в указанные перечни, облагаются налогом на доходы физических лиц в общеустановленном порядке.

Исходя из предоставленной вами информации, Грант Губернатора Орловской области в вышеназванные перечни не входит. Следовательно, подоходный налог удержан правомерно.

Налогообложение грантов

В настоящее время вопросы налогообложения грантов регулируются Налоговым кодексом Российской Федерации, а также иными нормативно-правовыми актами, принятыми во исполнение соответствующих норм Налогового кодекса РФ.

Необходимо отметить, что с 01.01.2006 г. уточнено понятие «грант» в целях применения главы 25 Налогового кодекса РФ, а именно определены области осуществления конкретных программ, для которых предоставляются гранты. Это прежде всего наука и образование, искусство, культура, охрана здоровья населения. В области охраны здоровья населения определены направления: СПИД, наркомания, детская онкология, включая онкогематологию, детская эндокринология, гепатит и туберкулез.

В рамках действующего налогового законодательства под грантом понимают денежные средства или иное имущество в случае, если их передача (получение) удовлетворяет следующим условиям:

  • — гранты предоставляются на безвозмездной и безвозвратной основах российскими физическими лицами, некоммерческими организациями, а также иностранными и международными организациями и объединениями по перечню таких организаций, утверждаемому Правительством Российской Федерации, на осуществление конкретных программ в области образования, искусства, культуры, охраны здоровья населения (направления — СПИД, наркомания, детская онкология, включая онкогематологию, детская эндокринология, гепатит и туберкулез), охраны окружающей среды, защиты прав и свобод человека и гражданина, предусмотренных законодательством Российской Федерации, социального обслуживания малоимущих и социально незащищенных категорий граждан, а также на проведение конкретных научных исследований;
  • — гранты предоставляются на условиях, определяемых грантодателем, с обязательным предоставлением грантодателю отчета о целевом использовании гранта.

В зависимости от того, кто является грантополучателем, можно выделить два случая:

  • — грантополучатель – физическое лицо;
  • — грантополучатель – юридическое лицо (организация).

В первом случае, грант получает непосредственно физическое лицо (договор о предоставлении гранта заключается между грантодателем и физическим лицом). В этом случае, в соответствии с пунктом 6 части 1 статьи 217 Налогового кодекса РФ полученные средства не являются доходом физического лица и не подлежат налогообложению.

Во втором случае, грантополучателем выступает юридическое лицо (договор о предоставлении гранта заключается между грантодателем и юридическим лицом), и в соответствии с пунктом 14 части 1 статьи 251 Налогового кодекса РФ полученные средства не включаются в налоговую базу юридического лица и не подлежат налогообложению. Согласно этому же пункту в налоговую базу не включаются средства, полученные из Российского фонда фундаментальных исследований, Российского фонда технологического развития, Российского гуманитарного научного фонда, Фонда содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере, Федерального фонда производственных инноваций.

Возможен также более сложный случай, когда физическое лицо прямо упомянуто как получатель гранта в договоре с юридическим лицом — грантополучателем, но не имеет отдельного договора с грантодателем. Например, физические лица упомянуты как исполнители научного проекта, поддержанного грантом, в договоре между организацией -грантополучателем и организацией — грантодателем. В этом случае вопрос о правоприменении решается следующим образом. Если физическое лицо получает грант в виде денежных средств или иным способом непосредственно от грантодателя, то также применяется статья 217, часть 1, пункт 6 Налогового кодекса РФ. В этом случае, соответственно, полученные средства признаются грантом и не подлежат налогообложению. В случае, если грант поступает от грантодателя организации -грантополучателю, то применяется пункт 14 части 1 статьи 251 Налогового кодекса РФ. Соответственно, эти средства не включаются в налоговую базу организации.

Смотрите так же:  Субсидия дошкольных учреждений

Однако, если организация грантополучатель при этом выплачивает заработную плату физическим лицам, как исполнителям проекта, поддержанного грантом, то эти выплаты (фонд заработной платы) включаются в налоговую базу и подлежат налогообложению в соответствии с пунктом 1 статьи 237 Налогового кодекса РФ по ставкам, определенным статьей 241 Налогового кодекса РФ, а полученные физическими лицами средства в соответствии с подпунктом 6 пункта 1 статьи 208 Налогового кодекса РФ являются доходом физического лица и включаются в налоговую базу, которая подлежит налогообложению по ставке 13% в соответствии с пунктом 1 статьи 224 Налогового кодекса РФ (налог на доходы физического лица).

Постановлением Правительства Российской Федерации от 24.12.2002 г. № 923 утвержден Перечень международных и иностранных организаций, гранты которых не учитываются в целях налогообложения в доходах российских организаций – получателей грантов. Дополнения к перечню приняты в Постановлении Правительства РФ от 21.01.2006 г. № 24.

Таким образом, для того чтобы денежные средства или иное имущество, переданные международной или иностранной организацией, представляли собой грант и не подлежали налогообложению, необходимо чтобы соответствующая международная или иностранная организация были включены в вышеуказанный Перечень. В противном случае, такие полученные средства включаются в налоговую базу и подлежат налогообложению.

В практике также встречается случай, когда один научный проект получает совместную поддержку нескольких организаций, и грантовое соглашение является многосторонним. В этом случае только средства, поступающие для исполнения данного проекта от тех организаций, которые упомянуты в вышеуказанном перечне не включаются в налоговую базу грантополучателя.

Постановление Правительства РФ от 24 декабря 2002 г. N 923
“О перечне иностранных и международных организаций, гранты которых не учитываются в целях налогообложения в доходах российских организаций — получателей грантов” (в ред. Постановления Правительства РФ от 21.01.2006 N 24)

Комментарии и мнения

Из письма Минфина России от 24.08.17 № 03-15-06/54477 неожиданно следует, что перед получением гранта работником через организацию ей экономически выгоднее его уволить. Тогда ограниченные средства гранта не придётся тратить ещё и на уплату обязательных страховых взносов.

В письме рассматривается следующая ситуация: есть грантодатель — федеральное бюджетное учреждение, есть компания, которая распределяет этот грант между исполнителями проекта, есть физические лица, которые получают эти деньги. При этом граждане как являются работниками компании, так и нет.

В соответствии с п. 1 ст. 420 НК РФ объектом обложения страховыми взносами для организаций признаются выплаты и иные вознаграждения в пользу физических лиц, подлежащих обязательному социальному страхованию, (за исключением вознаграждений, выплачиваемых лицам, указанным в пп. 2 п. 1 ст. 419 НК РФ), в частности в рамках трудовых отношений и по гражданско-правовым договорам, предметом которых являются выполнение работ или оказание услуг.

Таким образом, по мнению чиновников, объектом обложения страховыми взносами на основании пп. 1 п. 1 ст. 420 НК РФ являются все выплаты в пользу физических лиц в рамках трудовых отношений, в том числе производимые как на основании положений трудовых договоров, так и при отсутствии положений о тех или иных выплатах в указанных договорах, но производимые в связи с наличием трудовых отношений между физическим лицом и компанией.

Согласно пп. 1 п. 1 ст. 419 НК РФ плательщиками страховых взносов являются лица, производящие выплаты и иные вознаграждения физическим лицам. Поэтому у компании, производящей данные выплаты, возникает обязанность по начислению и уплате страховых взносов с указанных выплат.

Следовательно, если организация производит выплаты физическим лицам, которые состоят с ней в трудовых отношениях, суммы таких выплат, (за исключением сумм, поименованных в ст. 422 НК РФ), подлежат обложению страховыми взносами независимо от источника их финансирования, в том числе за счёт средств гранта.

В случае если выплаты за счёт средств гранта производятся компанией в пользу физического лица, которое не состоит в трудовых отношениях и не заключило гражданско-правовых договоров на выполнение работ, оказание услуг с данной компанией, (то есть получается, что компания — это не более чем передаточное звено между бюджетным учреждением и непосредственным грантополучателем), то такие выплаты объектом обложения страховыми взносами не признаются и обязанности по уплате страховых взносов с данных выплат не возникает.

Аналогичный ответ был дан и в письмах Минтруда России от 16.11.14 № 17-3/ООГ-998 и от 26.04.16 № 17-3/В-170, а также в письме ПФР России от 29.07.14 № НП-30-26/9660.

Однако есть Постановления АС Поволжского округа от 08.04.15 № Ф06-22690 и от 14.05.15 № Ф06-23013/2015. У судей по этому вопросу сложилось иное мнение: объектом для исчисления обязательных страховых взносов являются не любые доходы работника по месту его работы, а лишь начисленные ему за определённый трудовой результат. А ведь получение гранта в нашем случае не связано с исполнением работником трудовых обязанностей в организации, передавшей грант; эта выплата также не является компенсирующей или стимулирующей. Причём тут наличие трудовых отношений?

Так что в рассматриваемой ситуации у организации есть два варианта действий:

  • не платить страховые взносы, и в случае конфликта с налоговиками обращаться в суд;
  • временно уволить работника — в этом случае налоговики просто не смогут возражать против неуплаты страховых взносов.

Вопрос: О начислении страховых взносов на выплаты, производимые организацией физлицам за счет средств гранта.

Уплата налогов при получении грантов

Добрый день!
Когда Вы задаёте вопрос, не забывайте, пожалуйста, о правилах форума. Напомню: мы стремимся создать на нашем форуме доброжелательную атмосферу. Поэтому у нас принято здороваться, а также говорить «спасибо» и «пожалуйста». Уважительное отношение к форумчанам, экспертам и модераторам — требование правил форума.

Пожалуйста, не создавайте новую тему с таким же вопросом. На Ваш вопрос Вам ответят здесь, в этой теме.

Как громко то! Аж уши заложило.
В интернет-пространстве написание текста заглавными буквами воспринимается, как крик.
А у нас тишина, как в библиотеке.

Теперь по существу.
У Вас УСН «доходы».
Налоговая база — доходы — определяются по правилам, установленным в главе 25 НК РФ для налога на прибыль.
В частности, как и при налоге на прибыль, в доходы не включаются те из них, которые перечислены в статье 251 «Доходы, не учитываемые при определении налоговой базы».

Цитата (Статья 251 НК РФ): 1. При определении налоговой базы не учитываются следующие доходы:

14) в виде имущества, полученного налогоплательщиком в рамках целевого финансирования. При этом налогоплательщики, получившие средства целевого финансирования, обязаны вести раздельный учет доходов (расходов), полученных (произведенных) в рамках целевого финансирования. При отсутствии такого учета у налогоплательщика, получившего средства целевого финансирования, указанные средства рассматриваются как подлежащие налогообложению с даты их получения.
К средствам целевого финансирования относится имущество, полученное налогоплательщиком и использованное им по назначению, определенному организацией (физическим лицом) — источником целевого финансирования или федеральными законами:
.
в виде полученных грантов. В целях настоящей главы грантами признаются денежные средства или иное имущество в случае, если их передача (получение) удовлетворяет следующим условиям:

гранты предоставляются на безвозмездной и безвозвратной основах российскими физическими лицами, некоммерческими организациями, а также иностранными и международными организациями и объединениями по перечню таких организаций, утверждаемому Правительством Российской Федерации, на осуществление конкретных программ в области образования, искусства, культуры, науки, физической культуры и спорта (за исключением профессионального спорта), охраны здоровья, охраны окружающей среды, защиты прав и свобод человека и гражданина, предусмотренных законодательством Российской Федерации, социального обслуживания малоимущих и социально незащищенных категорий граждан;

гранты предоставляются на условиях, определяемых грантодателем, с обязательным предоставлением грантодателю отчета о целевом использовании гранта;

Итак, начнем с того, подпадает ли Ваш грант под определение «гранта» для целей статьи 251.

То, что Вы получаете деньги не от иностранной или международной организации, это понятно.
Ваш изначальный источник: Президент России.
К сожалению, Вы не указали, от кого именно Вы получаете деньги, но думаю, что от некоммерческой организации.
Источник совпадает.

Дальше — цель получения гранта. Думаю, что формулировка «защита прав и свобод человека и гражданина» вполне подходит.
Значит и цель совпадает.

Остается — наличие в условиях гранта обязательного отчета о целевом использовании гранта. На всякий случай проверьте, есть ли в Вашем договоре (или другом документе) эта обязанность. А пока будем считать, что есть.

Следовательно, Ваш грант подпадает под определение «целевого финансирование» и не облагается налогом при соблюдении еще одного условия: ведение раздельного учета доходов и расходов, полученных (произведенных) в рамках целевого финансирования.
Не забывайте об этом, поскольку для УСН-6% учет расходов не актуален и о нем многие забывают. И такая мелочь может очень осложнить жизнь.

Итак, мы выяснили, что полученные вами грант не облагается налогом. Т.е., он не включается в доходы для УСН.

А вот что касается НДФЛ, то я вообще не понимаю, каким образом он здесь может всплыть.
Я рассматривал вариант получения гранта непосредственно АНО. Именно АНО не включает грант в доход для УСН.
АНО не платит за себя НДФЛ, поскольку, хоть и некоммерческая, но организация.
Если потом эти деньги выплачиваются людям, то тут уже нет никакого значения, грант это или нет. Там уже другие принципы определения налога (уже НДФЛ). Но это другая тема.

Смотрите так же:  Банкротство ооо ключ

Если грант выдан не организации (АНО), а конкретно человеку, то эту тему тоже нужно рассматривать отдельно в новой теме.

Налогообложение грантов или поддержка науки по-российски

Поддержка науки во всем мире носит адресный характер и распространяется на конкретных исследователей. И принимает она форму грантов. Но как это делается в России? В чем специфика российской грантовой поддержки? Можно ли здесь рассчитывать на успех?

1. Проблема «размывания» грантов. В настоящее время действующая в России система грантов имеет множество серьезных недостатков. Среди них особое место занимает система налогообложения выделяемых государственными фондами субвенций на проведение исследований. Сущность этой системы состоит в проведении денег, выделяемых государственными фондами (Российским государственным гуманитарным фондом (РГНФ), Российским фондом фундаментальных исследований (РФФИ) и т.п.) индивидуальным исследователям и исследовательским коллективам, через юридические лица. Законодателем не только не предусмотрены, но и откровенно запрещены прямые перечисления денег физическим лицам, осуществляющим научные исследования. Тем самым, хотя в конкурсе на гранты принимают участие физические лица, которые, в конечном счете, и выигрывают субвенции на исследовательские проекты, означенные суммы проходят через организации, которые никакого отношения к указанным проектам не имеют.

Непосредственным итогом такой системы является то, что субвенции на исследовательские гранты попадают в своеобразную «налоговую мясорубку» юридических лиц, которая отрезает значительную часть исходной суммы. В результате непосредственные исследователи, выполняющие проекты, на руки получают суммы, далекие от тех, которые фигурируют в финансовой отчетности государственных фондов. Тем самым происходит размывание средств, выделяемых на проведение исследований. До конечного адресата доходит совсем не та сумма, которая фигурирует в качестве цены исследовательского гранта.

Действующая система налогообложения грантов приводит к тому, что к индивидуальным исследователям постоянно «прилипают» хозяйственные структуры, которые отсасывают на себя значительную часть выделенных государством средств. Между тем само государство использует юридических лиц в качестве канала, с помощью которого часть средств, выделенных на проведение исследований, изымается обратно в бюджет посредством запуска соответствующего налогового механизма. Таким образом, возникает ситуация, когда государство одной рукой дает средства на научные исследования, а другой рукой отбирает их. Данная система никак не может считаться нормальной, так как почти все западные фонды действуют по совершенно иным принципам: деньги выделяются непосредственным исполнителям гранта (физическим лицам) и они не подлежат налогообложению. Россия выстроила свою собственную грантовую модель науки, отличную от прогрессивных западных моделей.

Из сказанного ясно, что с точки зрения стимулирования исследовательской деятельности эффективность российской модели финансирования научных грантов гораздо ниже эффективности западной модели. Однако острота данной проблемы непосредственно зависит от величины тех финансовых потерь, которые несут исследователи в результате «проката» грантовых средств через организации и предприятия. Если эти потери невелики, то и сама проблема не слишком актуальна, если же потери значительны, то под вопросом оказывается сама целесообразность действующей системы финансирования грантов.

2. Оценка масштаба потерь исследовательских субвенций из-за налогообложения юридических лиц. Рассмотрим более подробно те утечки средств, которые возникают у исследователей в результате действующей системы налогообложения. Для этого необходимо учесть несколько моментов.

Во-первых, организация, через которую осуществляется финансирование гранта, имеет право на своеобразную «премию». Ее размер строго лимитирован: для РГНФ она составляет не более 15% от общей суммы гранта, для РФФИ — не более 20%. С финансовой точки зрения данная премия обусловлена необходимостью осуществления организацией затрат на организационно-финансовое и техническое сопровождение исследовательского проекта. Однако в любом случае это прямой вычет из дохода получателя гранта.

Во-вторых, как только деньги поступают на счет юридического лица и принимают форму заработной платы, в отношении них сразу же вступает в силу такая налоговая норма, как начисления на заработную плату. Это еще один серьезный вычет из дохода получателя гранта. Данный вычет возникает автоматически при переводе физического лица (исследователя) в юридическое лицо (организацию). Соответственно подобный трансфер губительно сказывается на трудовой мотивации исследователя.

В-третьих, начисленная заработная плата исследователю автоматически облагается подоходным налогом. Данная форма изъятия также неподконтрольна исследователю и действует автоматически.

Для того, чтобы оценить масштаб финансовых потерь исследователей при «прокатке» грантов через юридические лица формализуем действующую систему налогообложения субвенций, выделяемых на исследовательские гранты.

Если через S обозначить исходную сумму исследовательского гранта («грязные» доходы), а через D — сумму денег, получаемых исследователем на руки («чистые» доходы), то зависимость между ними с учетом действующей налоговой системы может быть выражена следующим образом:

, (1)

где ν — доля накладных расходов, связанных с «оприходованием» гранта (затраты на регистрацию научно-исследовательской работы в ВНТИЦ, комиссия банку за перечисление заработной платы на пластиковые карты и т.п.); α — норматив начислений на оплату труда (единый социальный налог); β — доля средств гранта, идущих на организационно-финансовое и техническое сопровождение проекта; γ — ставка подоходного налога.

Из формулы (1) несложно видеть, что связь между «грязными» и «чистыми» доходами получателя гранта выражается тривиальной формулой:

, (2)

где k — коэффициент пропорциональности, играющий роль коэффициента полезного действия грантовых субвенций и оценивающийся по формуле:

. (3)

С коэффициентом k непосредственно связан коэффициент потерь , который играет роль коэффициента диссипации (рассеяния) грантовых субвенций. Коэффициент r в дальнейшем будет трактоваться еще и как налоговое бремя, что полностью соответствует его глубинному смыслу, ибо диссипация финансовых средств в основном происходит из-за действия фискальных инструментов.

Полученные соотношения воспроизводят действующую бухгалтерскую систему налогообложения грантовых средств и позволяют проводить простые оценочные расчеты. Для этого воспользуемся следующими значениями фигурирующих в формулах (1)-(3) параметров. Доля накладных расходов ν включает затраты на регистрацию научно-исследовательской работы в ВНТИЦ, комиссию банку за перечисление заработной платы на пластиковые карты и отчисления на увеличение стоимости материальных запасов организации. Как правило, эта величина незначительна и для грантов средней величины составляет ν=3-4%. Норматив начислений на оплату труда α (единый социальный налог) в настоящее время составляет α=26,2% от величины заработной платы. Доля средств гранта β, идущих на организационно-финансовое и техническое сопровождение проекта, для РГНФ составляет β=15%. Хотя в нормативных документах цифра в 15% оговаривается в качестве предельной (формально она может быть равна нулю), на практике именно она и используется при работе с грантовыми субвенциями. Ставка подоходного налога γ в настоящий момент составляет γ=13%.

Учитывая приведенные значения параметров, несложно оценить эффективность исследовательских грантов в России. Для этого возьмем конкретную величину ν=3,2% и воспользуемся формулой (3):

. (4)

Таким образом, коэффициент полезного действия грантовых субвенций составляет k=56,7%. Соответственно коэффициент диссипации грантовых субвенций составляет r=43,3%. Если же рассмотреть РФФИ, для которого β=20%, то данные цифры составят 53,4% и 46,6% соответственно.

Таким образом, сегодняшняя налоговая система России настроена таким образом, что около половины выданных грантов возвращается в государственную казну. Такая величина налогового бремени считается недопустимо высокой даже для юридических лиц, ведущих коммерческую деятельность. Аналогичным образом данная величина является безмерно завышенной и для физических лиц. Тем самым налоговое бремя грантовых субвенций не соответствует никаким международным и российским стандартам. Если же учесть, что сами гранты представляют собой специфическую форму благотворительности (в нашем случае государственной благотворительности), то подобная система налогообложения представляется и вовсе абсурдной.

3. Трансфер физических лиц в юридические: экономические и правовые коллизии. К настоящему моменту уже принят федеральный закон «О внесении изменения в статью 217 части второй Налогового кодекса Российской Федерации» №38-ФЗ от 23 марта 2007 г., в соответствии с которым в Налоговый кодекс РФ (НКРФ) внесено изменение относительно налогообложения грантов. В соответствии с новой редакцией НКРФ, не подлежат налогообложению доходы физических лиц, полученных налогоплательщиками в виде грантов (безвозмездной помощи), предоставленных для поддержки науки и образования, культуры и искусства в Российской Федерации международными, иностранными и (или) российскими организациями по перечням таких организаций, утвержденных Правительством Российской Федерации. Новое правило налогообложения должно вступить в силу с 1 января 2008 года.

Главным отличием новой системы является введение налоговых льгот не только для международных и иностранных, но и для российских организаций, выдающих исследовательские гранты. Данный шаг является абсолютно оправданным и давно назревшим. Однако следует отметить, что, вводя льготу по налогообложению физических лиц, российское законодательство не предусматривает главного — отказа от процедуры трансфера физический лиц в юридические. Между тем именно этот механизм является главным кризисным звеном российской системы грантов. Рассмотрим этот вопрос более подробно.

Во-первых, льгота по подоходному налогу на физических лиц не перекрывает налогового бремени, связанного с переходом исследователей под патронаж юридических лиц. Так, в соответствии с нашими расчетами ликвидация подоходного налога на грантовые субвенции при нынешних условиях приведет к тому, что коэффициент полезного действия k возрастет с 56,7% до 65,2%. Тем самым общее налоговое бремя для исследователей сократится на 8,5 процентных пунктов (п.п.). Между тем выведение исследователей из «обоймы» юридических лиц и возврат им изначального статуса физических лиц даже при сохранении подоходного налога позволило бы повысить коэффициент полезного действия k с 56,7% до 87,0%. В этом случае налоговый выигрыш исследователей составил бы 30,3 п.п., что в 3,6 раза больше выигрыша от экономии на подоходном налоге. Таким образом, российское государство в очередной раз идет на косметический ремонт налоговой системы, сохраняя ее сущностные недостатки.

Во-вторых, «загоняя» российских исследователей в рамки юридических лиц, российское государство тем самым осуществляет ряд действий, которые с экономической и правовой точек зрения являются некорректными. Так, выступая в роли благотворителя при выдаче гранта, государство находит юридическое лицо, которое не только становится каналом перемещения денег от государства к исследователю, но и работодателем для исследователя. И как работодатель данное юридическое лицо обязано осуществлять все предусмотренные налоговые платежи. Между тем совершенно очевидно, что указанная организация по линии гранта никак не может выступать в качестве работодателя, а исследователь — в качестве наемного работника. Это принципиальная экономическая и правовая ошибка. Заметим попутно, что и само государство не выступает в отношении исследователя в качестве работодателя. Оно не дает ему работу, а покупает продукт его работы, выплачивая взаимно согласованную цену. В этом заключается глубинный смысл конкурсной системы предоставления грантов. Учитывая, что полученный исследователем грант представляет собой его доход, то максимум, на что может претендовать государство — это подоходный налог. Во многих случаях грантовые субсидии получают статус благотворительных пожертвований, что ликвидирует и этот налоговый платеж.

Смотрите так же:  Приказ о доплате на время болезни

В-третьих, грантовая система как таковая, орирентированная на поддержку свободных исследователей, находится в явном противоречии с нынешней системой выдачи грантов, ориентированной на исследователей, жестко «привязанных» к конкретной организации. Глубинный смысл конкурсной системы грантов состоит в устранении из процесса конкуренции юридических лиц. Более того, данная система предполагает, что некоторые исследователи в какой-то момент времени могут даже лишиться постоянной работы, но продолжать работу над полученным грантом и участвовать в новых конкурсах. При нынешней же системе привязки исследователей-индивидуалов к организациям возникает некий аналог крепостной системы зависимости исследователей от своего финансового канала в лице организации, через которую идет финансирование их проектов. Сегодня в России безработный исследователь, который не смог договориться ни с какой организацией о финансовой «прокачке» своего гранта, автоматически лишается права и на сам грант.

В-четвертых, система грантов в идеале ориентирована на сугубо индивидуальных исследователей и их небольшие коллективы по конкретным проектам, в то время как российская система провоцирует работу с массовым исследователем. Такое противоречие является прямым следствием включения в систему грантов юридических лиц. Например, крупный институт или университет, сотрудники которого выиграли грант, оформляют всю документацию таким образом, что в ней отражается финансовая картина сразу по всем участникам проектов. Иногда выпадение по каким-либо обстоятельствам одного участника из общего списка автоматически нарушает работу по оформлению документов всех остальных участников. Тем самым возникает противоречие между индивидуальным характером исследовательских грантов и массовым (конвейерным) характером системы финансового учета юридических лиц.

Рассмотренные аспекты налогообложения грантовых субвенций показывают, что в настоящий момент мы имеем полностью искаженную, уродливую систему отношений различных хозяйствующих субъектов: государства, исследователя (физического лица) и организации (юридического лица). Тем не менее, такая система отношений выгодна российскому государству, так как позволяет ему экономить или, вернее, возвращать бюджетные деньги.

4. Роль доверия государства населению и контуры новой системы. Закрепленные на протяжении нескольких лет принципы работы российских государственных фондов, финансирующих научные исследования, являются нерациональными. Подключение юридических лиц к процессу финансирования индивидуальных грантов не оправдывает себя. С чем же связано такое положение дел?

На наш взгляд, это связано с отсутствием доверия государства своим гражданам. По его мнению, заключать договор с физическим лицом можно только при наличии гарантии со стороны юридического лица. Исследователь-индивидуал, как правило, не имеет банковского счета, не имеет офиса, не ведет финансовую отчетность и вообще он по определению ненадежен. Государство постоянно подозревает исследователей в желании присвоить деньги, не отработав их. Ничем другим нельзя оправдать тот факт, что государство отказывается иметь дело непосредственно с исследователями. В противоположность государственным фондам западные фонды строят свою деятельность на принципах финансирования непосредственно исследователей. Более того, многие из них категорически отказываются иметь дело с какими-либо юридическими лицами. Наоборот, многие западные фонды поощряют семейные гранты, когда супруги, родители и дети ведут совместное исследование в выбранном направлении. И западные фонды не боятся того, что пресловутые семьи исследователей не выполнят свои обязательства!

Аналогичный случай недоверия со стороны российского государства в отношении своего населения проявляется во введенной системе «материнского (семейного) капитала», в соответствии с которой государство с 2007 г. депонирует 250 тыс. руб. для родившей второго (третьего) ребенка женщины, но расходовать их можно только после трех лет с момента открытия счета и только по строго определенным направлениям. В этом случае государство, например, подозревает (и отчасти небезосновательно) женщин в том, что они, родив ребенка и получив означенную сумму денег, сдадут ребенка в детский дом, обманув тем самым государство. В данном случае в целом прогрессивное и полезное начинание принимает примерно столь же уродливые формы, как и в случае с грантами.

Еще одна аналогия крайнего недоверия российского государства к своему населению наблюдается во введении такого правила, как необходимость предоставления при выезде одного из супругов с ребенком за границу нотариально заверенного разрешения второго супруга (с указанием срока и страны выезда). В данном случае совершенно явно нарушается презумпция невиновности россиян, и каждый из супругов всех российских семей воспринимается государством в качестве потенциального уголовника, намеревающегося вывести своего собственного ребенка из страны для последующей продажи. Подобная практика создает колоссальные осложнения, прежде всего, для обычных законопослушных граждан. Хотя попытка защиты детей от возможных преступных действий со стороны мошенников сама по себе должна классифицироваться как положительная, ее формы никак не укладываются в рамки рациональных правовых и экономических механизмов.

Во всех трех случаях — в системе грантов, «материнского капитала» и нотариальных разрешений на выезд — мы сталкиваемся с дефицитом доверия государства своему населению. Такое положение дел, конечно, можно частично оправдать неадекватным поведением россиян, однако в любом случае государство, видимо, должно сделать первый шаг в проявлении своего доверия своим гражданам. На старой идеологической платформе крайней подозрительности невозможно выстраивать такие демократические институты, как конкурсная система исследовательских грантов. В этой связи без пересмотра нынешней позиции в отношении правомочности исследователей-физических лиц невозможна прогрессивная перестройка системы налогообложения грантовых субвенций.

Есть еще один предрассудок, который лежит в основе нынешней порочной системы «проката» грантов через организации. Дело в том, что благодаря передаточному механизму в виде юридических лиц государство возвращает часть денег, выделенных на поддержку отечественных исследователей. И такой результат в высших эшелонах власти, по-видимому, считается большим достижением. Однако этого же результата можно было добиться и другим, более простым способом — выделением меньших сумм денег для государственных научных фондов. Если же определенные деньги все-таки выделяются, то за этим, как правило, стоят реальные потребности страны и осуществлять косвенный секвестр выделенных сумм не только не целесообразно, но и опасно, так как это может разрушить и без того слабый сектор отечественной науки. Таким образом, отказ от сложной налоговой игры в отношении исследовательских грантов является непременным условием выстраивания нормальной системы поддержки науки.

Можно предположить, что одной из причин становления системы грантов, основанной на участии фирм и организаций, является техническая нереализуемость финансирования физических лиц из бюджета страны. Однако это не так. Ничто не мешает, например, осуществлять транши (выплаты) по грантам из Казначейства страны непосредственно исследователям на их счета в Сбербанке, который имеет отделения во всех регионах страны. В принципе эта система мало чем отличалась бы от существующей сегодня системы перечисления средств на счета юридических лиц, открытых в большинстве случаев в том же Сбербанке. В связи с этим предрассудок о технической предпочтительности финансовых операций посредством юридических лиц необходимо изживать.

Резюмируя сказанное, следует отметить необходимость внедрения трех простых принципов формирования системы грантов: максимальное доверие государства индивидуальным исследователям; отказ властей от экономии на науке с помощью «скрытых» фискальных инструментов; активное внедрение современных финансовых технологий работы бюджета с физическими лицами. В противном случае постоянное «отнимание» половины выделенных средств (грантов) может сильно демотивировать отечественных исследователей, от которых во многом зависит построение современной национальной экономики инновационного типа.

Другие публикации:

  • Федеральный закон от 21 июля 2019 255-фз Федеральный закон от 29 декабря 2006 г. N 255-ФЗ "Об обязательном социальном страховании на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством" (с изменениями и дополнениями) Информация об изменениях: Федеральным законом от 24 июля 2009 г. N 213-ФЗ […]
  • Федеральный закон центр занятости населения Закон РФ от 19 апреля 1991 г. N 1032-1 "О занятости населения в Российской Федерации" (с изменениями и дополнениями) Закон РФ от 19 апреля 1991 г. N 1032-1"О занятости населения в Российской Федерации" С изменениями и дополнениями от: 15 июля 1992 г., 24 […]
  • Федеральный закон 11 глав Федеральный закон "Об АО" Федеральный закон от 26 декабря 1995 г. N 208-ФЗ"Об акционерных обществах" С изменениями и дополнениями от: 13 июня 1996 г., 24 мая 1999 г., 7 августа 2001 г., 21 марта, 31 октября 2002 г., 27 февраля 2003 г., 24 февраля, 6 апреля, […]
  • Финансовая отчетность список литературы Финансовая отчетность список литературы Сервис бесплатной оценки стоимости работы Заполните заявку. Специалисты рассчитают стоимость вашей работы Расчет стоимости придет на почту и по СМС Номер вашей заявки Прямо сейчас на почту придет автоматическое […]
  • Приказ минфина 157н в редакции Приказ Минфина РФ от 1 декабря 2010 г. N 157н "Об утверждении Единого плана счетов бухгалтерского учета для органов государственной власти (государственных органов), органов местного самоуправления, органов управления государственными внебюджетными фондами, […]
  • Закон 212 фз ст 7-8 212-ФЗ “О страховых взносах в Пенсионный фонд Российской Федерации” Федеральный закон под номером 212 регулировал порядок уплаты страховых взносов в Пенсионный фонд и фонды социального и медицинского страхования. ФЗ 212 утратил силу с первого января 2017 […]

Вам также может понравиться