Юридические ошибки судебная практика

Юридические и фактические ошибки в уголовном праве

Главная > Реферат >Государство и право

1. Юридическая ошибка ……………………………………………. с. 5.

2. Фактическая ошибка …………………………………………….. с. 7.

3.Значение юридических и фактических ошибок для квалификации преступлений …………………………………………………………. с. 12.

Уголовное право как совокупность юридических норм, устанавливающих преступность и наказуемость деяний, является нормативной базой для борьбы с преступлениями. Несомненно, что успешное решение этой проблемы зависит от правильного применения уголовно-правовых норм на основании серьезного исследования и оценки всех признаков совершенного лицом преступного деяния, образующих состав преступления.

В каждом совершенном преступлении вина носит индивидуальный характер, позволяя исследовать особенности психического отношения лица к совершенному общественно опасному деянию и вредным последствиям.

В связи с вышеуказанным важное значение приобретает исследование вопроса об уголовно-правовой ошибке, когда лицо неверно оценивает юридические или фактические обстоятельства совершенного деяния.

Следует заметить, что проблема ошибок (в широком смысле, а не только уголовно-правовом) выходит за рамки их изучения отдельной наукой (в частности, уголовным правом). Исследованию ошибок поведения человека уделяют внимание различные науки: психология, социология, философия и т.д. Никто не застрахован от ошибки в своем поведении, и лишь часть человеческих ошибок попадает в сферу их изучения уголовным правом.

В новом Уголовном кодексе Российской Федерации 1996 г. специальных норм, посвященных уголовно-правовым ошибкам, не содержится. Это обстоятельство порождает существенную проблему, когда множество различных, подчас диаметрально противоположных, мнений среди специалистов относительно уголовно-правовой характеристики деяния лица, совершенного в условиях ошибки, влекут его неверную юридическую оценку, что не может не сказаться на уголовной ответственности в целом.

При совершении преступления в сознании лица могут неправильно отражаться те или иные обстоятельства, имеющие важное значение для его юридической оценки. В этом нет ничего удивительного, так как людям в целом свойственно ошибаться. Однако заблуждение лица, совершающего конкретное преступление, вызывает особый интерес, поскольку самым непосредственным образом связано с его виной, а в конечном счете, с оценкой его деяния. Наличие ошибки может весьма существенно повлиять на квалификацию, совершенного деяния, так как она охватывается признаками субъективной стороны преступления, определяя характер и содержания интеллектуальных и волевых процессов.

Ошибкой в уголовном праве признается неправильное представление (заблуждение) лица о юридических или фактических свойствах (признаках) совершаемого им деяния.

Действующее уголовное законодательство Российской Федерации не содержит специальных постановлений, определяющих понятие и значение ошибки при установлении вины и уголовной ответственности. Вопрос об ошибке и ее влиянии на вину и уголовную ответственность решается теорией уголовного права и судебной практикой.

В теории уголовного права предлагаются различные классификации ошибок. Различают, например, ошибки, относящиеся к признакам преступления (относительно характера общественной опасности деяния и его противоправности); значимость ошибки (существенные и несущественные); социально-психологическая природа (виновная и невиновная); причины возникновения (извинительная и неизвинительная). Однако наиболее признанным является деление ошибок на юридические и фактические.

С проблемой вины непосредственно связан вопрос об ошибке и ее влиянии на вину и ответственность.

Российское уголовное право исходит из того, что лицу, совершившему общественно опасное деяние, могут быть вменены в вину только такие обстоятельства, которые были ему известны в момент совершения преступления. Вопрос о неправильном представлении лица относительно характера деяния и обстоятельств его совершения должен разрешаться по правилам ошибки. Ошибка — это заблуждение лица, совершившего общественно опасное деяние, относительно юридических свойств и фактических обстоятельств этого деяния.

Юридическая ошибка представляет собой неправильное представление лица о юридической оценке совершённого им деяния, либо юридической ответственности, связанной с его совершением 1 или, юридическая ошибка — это заблуждение лица относительно юридической характеристики совершенного им деяния и его правовых последствий. 2

Юридические ошибки подразделяются на несколько видов: 3

1. Ошибочное представление лица о преступности совершенных им деяний. К так называемым «мнимым преступлениям» могут быть отнесены мелкое хулиганство, самогоноварение, спекуляция, валютные операции. Такого рода деяния не влекут уголовной ответственности.

Так, лицо полагает, что его действия преступны и влекут за собой уголовную ответственность, тогда как они Уголовным кодексом не предусмотрены. Например, лицо считает, что управление транспортным средством в нетрезвом состоянии является уголовно наказуемым деянием 4 . Однако уголовно-правовой запрет такого деяния отсутствует, и оно признается административным правонарушением. Деяние, предусмотренное уголовным законом, не может влечь уголовной ответственности вследствие отсутствия уголовной противоправности как обязательного признака преступления.

2. Неправильное представление лица о совершенном им деянии как непреступном. Незнание закона не освобождает от ответственности.

3. Ошибочное представление лица о юридической квалификации совершенного им деяния. Совершая вымогательство, виновный полагает, что его действия — это разбойное нападение. В подобных случаях виновный привлекается за то преступление, которое он фактически совершил.

4. Ошибочное представление лица о виде и размере наказания не влияет на ответственность, так как находится за пределами умысла и неосторожности.

Таким образом, юридическая ошибка не изменяет квалификации фактически совершенного и от нее не зависят вид и размер назначаемого судом наказания. Так, момент возникновения юридической ошибки связан с этапом оценки содеянного: возникшая у субъекта потребность реализуется надлежащим образом, волевые действия осуществляются в соответствии с намеченным заранее планом, т. е. замысел виновного претворяется в жизнь, однако оценки деяния правоприменителем и совершившим его лицом не совпадают.

Способность человека анализировать и оценивать свои поступки, свои намерения (самосознание) тесно связана с возникновением у него ответственности за свои действия, поскольку, при совершении того или иного деяния у каждого психически здорового человека есть реальная возможность оценить его противоправность. Именно это свойство сознания обусловило выделение интеллектуального элемента вины: лицо осознает или имеет возможность осознавать все юридические значимые объективные свойства совершаемого деяния.

Фактическая ошибка — это неправильное представление лица о фактических обстоятельствах, относящихся к объекту и объективной стороне преступления.

В соответствии с этим фактическая ошибка может быть ошибкой в объекте, объективных признаках действия (бездействия), в развитии причинной связи, ошибкой в обстоятельствах отягчающих ответственность.

В науке также различают ошибки в средствах и способе совершения преступления, в предмете посягательства и др.

Виды фактических ошибок можно подразделить на следующие:

1. Ошибка в объекте 5

Дача взятки директору коммерческого предприятия связывается в сознании виновного с дачей взятки представителю власти (директор частной охранной фирмы принимается за сотрудника органов внутренних дел). Такое преступление квалифицируется в зависимости от умысла виновного, в данном случае как покушение на деяние, предусмотренное ст. 291 УК РФ. 6

Другое дело, когда речь идет об ошибке в оценке объекта. Похищая оружие, виновный может расценивать свои действия как кражу, хотя в данном случае речь идет не только о посягательстве на собственность, но и на общественную безопасность, которая и является определяющим объектом преступления. Такая ошибка является разновидностью юридической ошибки и поэтому лицо будет отвечать за то преступление, которое оно фактически совершило, т.е. по ст. 226 УК РФ 7 .

2. Ошибка в предмете и в личности потерпевшего не имеет уголовно-правового значения (взлом сейфа, в котором не оказалось большой суммы денег, на которую рассчитывал виновный). Фактически совершенная кража должна квалифицироваться как покушение на кражу в крупном размере, если это охватывалось умыслом преступника.

3. Ошибка относительно характера совершенного действия 8

Лицо сбывает фальшивую денежную купюру, не осознавая этого. В отношении обычных граждан это не повлечет ответственности из-за отсутствия вины. Если же субъектом является кассир, обязанный проверять денежные купюры, и в его действиях будет установлена неосторожная вина, то это может быть расценено как разновидность халатности. Либо такой пример: К., желая напугать М., наставил на него ружье, полагая, что оно не заряжено, нажал на спусковой крючок, в результате чего произошел выстрел, которым М. был смертельно ранен. В данном случае ошибка относительно фактических обстоятельств исключает умысел в действиях К. Если ошибка явилась результатом легкомыслия или небрежности, как в приведенном примере, то, при наличии указанных в законе условий, лицо может подлежать ответственности за неосторожную вину. 9

4. Ошибка относительно общественно опасных последствий чаще всего заключается в ошибочном представлении лица о размере причиненного преступлением вреда. Если при этом умысел виновного был неопределенным, то есть он не имел конкретных намерений, касающихся размера ущерба, то квалификация наступает по фактически наступившим последствиям. Если же речь идет о конкретных намерениях, которые почему-либо не повлекли желаемого результата, то это расценивается как покушение на этот результат.

5. Ошибка в оценке развития причинной связи заключается в неправильном представлении лица о причинно-следственной зависимости между совершенным им деянием и последствиями. Так умысел на убийство человека, помещенного в клетку с дикими животными, предполагал наступления смерти от растерзания. Фактически же смерть наступает от инфаркта, вызванного сильным испугом. Виновный должен отвечать за убийство и покушение на убийство с особой жестокостью.

Н. и М., находящиеся в нетрезвом состоянии, возвращались домой с вечеринки. По пути они поссорились и подрались. Н. нанес М. множество ударов шилом по голове. Полагая, что М. мертв, Н. с целью скрыть совершенное преступление бросил потерпевшего в лужу. Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы, смерть М. наступила от афлексии (попадание воды в дыхательные пути). Н. правильно был осужден за умышленное убийство. 10

6. Ошибка в обстоятельствах, квалифицирующих ответственность, является разновидностью ошибок, относящихся к объективным признакам деяния, и расценивается в зависимости от вины преступника.

В судебной практике нередко возникает вопрос об ошибке в обстоятельствах, отягчающих ответственность. Заблуждение лица относительно указанных обстоятельств должно разрешаться с учетом направленности и содержания умысла лица. Если лицо полагает, что оно совершает преступление при наличии отягчающих обстоятельств, хотя они отсутствуют, то оно подлежит ответственности за преступление, совершенное при отягчающих обстоятельствах. Отягчающие обстоятельства, о наличии которых лицо, совершившее преступление, не знало, не могут быть вменены ему в вину. 11

7. Ошибка в средствах совершения преступления влияет на квалификацию содеянного, если они отнесены к обязательным элементам состава. Например, вооруженность в бандитизме предполагает наличие настоящего оружия, а не макетов или неисправных средств.

Юридические ошибки судебная практика

Уголовное право устанавливает существенные признаки общественно опасных деяний, совершение которых должно по общему правилу повлечь применение мер уголовного наказания. Законодатель, формулируя составы преступлений, осуществляет «восхождение» от конкретного к абстрактному, находит в явлениях их социальную сущность, с тем чтобы затем следователь и суд могли связать ранее познанное абстрактное с изучаемым конкретным и, зная ранее познанную и выраженную в законе сущность, обнаружил бы ее в конкретном противоправном поведении . Состав преступления состоит из более абстрактных сущностей, выраженных в нормах Общей части Уголовного кодекса (субъект, вина и т.д.), и менее абстрактных сущностей, выраженных в нормах Особенной части Уголовного кодекса и характеризующих преступления определенного рода и вида, отвлекаясь от их индивидуальных особенностей. Правильное истолкование правовых понятий, характеризующих состав преступления, особенно в случаях, когда эти понятия носят общий характер и не раскрываются в законе, является существенной гарантией недопущения ошибок. Изучение судебной практики показывает, что, к сожалению, даже суды нередко допускают ошибки в истолковании состава преступления, которые, будучи обнаруженными вышестоящими судами, влекут отмену приговоров. В структуре всех ошибок, повлекших отмену обвинительных приговоров с прекращением дела, ошибки в определении состава преступления занимают значительную, а по отношению к ошибкам, повлекшим отмену обвинительных приговоров с прекращением дела по всем статьям обвинения, — определяющую часть (в отношении лиц). Таким образом, вопрос об ошибке в уголовном праве является актуальным для всей отрасли права, а также для науки уголовного права. Целью настоящей курсовой работы является установление влияния фактических и юридических ошибок на наступление уголовно-правовой ответственности. Задачами исследования являются: ? Проанализировать понятие и установить содержание ошибки в уголовном праве России; ? Дать общую характеристику ошибкам в уголовном праве; ? Установить особенности фактических ошибок в признаках объективной стороны: — ошибки отклонением действия; — ошибки в средствах; — ошибки в развитии причинной связи; — ошибки в факультативных признаках объективной стороны. ? Рассмотреть понятие и отличительные особенности юридических ошибок в уголовном праве. Структура работы соответствует цели и задачам работы. Работа включает в себя настоящее введение, три главы, объединяющие параграфы, в которых решаются поставленные задачи, заключение, содержащее выводы относительно всего проведенного исследования, и списка использованных источников.

Смотрите так же:  Адвокат уильям джонсон эсквайр

В действующем уголовном законодательстве отсутствует норма об ошибках. Поэтому вопросы о понятии, видах и значении уголовно-правовых ошибок разрабатываются в теории уголовного права. Ошибка — это неправильные действия, неправильные мысли. Уголовное право интересует такая ошибка в сознании виновного, которая при мобилизации воли на совершение деяния приводит к неверному результату. Ошибка — это неверная оценка лицом, совершившим преступление, своего поведения, его последствий или фактических обстоятельств дела; заблуждение лица относительно характера и степени общественной опасности совершенного им деяния и его противоправности. В юридической литературе существует несколько классификаций ошибок по различным критериям. Так, по причинам возникновения их подразделяют на извинительные (невиновные) и неизвинительные (виновные); по значимости и влиянию на квалификацию — на существенные, которые изменяют квалификацию содеянного, и несущественные, которые никак на этой квалификации не отражаются. Но основная классификация ошибок проводится по предмету. По этому критерию все они подразделяются на юридические и фактические (ошибки в фактических обстоятельствах дела). Вопрос об ошибке в уголовном праве связан с принципом субъективного вменения. Юридическая ошибка — это неправильное представление лица о преступности и наказуемости деяния, его квалификации и пределах уголовной ответственности за содеянное. Выделяют три разновидности юридических ошибок: ошибка в преступности деяния; ошибка в квалификации и ошибка в наказуемости деяния. Фактическая ошибка — это ошибочное представление субъекта относительно фактических признаков содеянного, характеризующих элементы конкретного состава преступления. Фактическая ошибка — это неверное представление лица о фактических обстоятельствах деяния и его последствиях. В юридической литературе выделяют четыре разновидности фактических ошибок: ошибка в объекте посягательства; ошибка в предмете преступления; ошибка в личности потерпевшего; ошибка в признаках объективной стороны. Ошибками в признаках объективной стороны являются: — ошибки отклонением действия; — ошибки в средствах; — ошибки в развитии причинной связи; — ошибки в факультативных признаках объективной стороны. Названные виды ошибок в работе детально рассмотрены и проанализированы. Юридическая ошибка (или ошибка в праве) — это неправильное представление субъекта о преступности или непреступности совершенного им деяния (действия или бездействия) и его последствий, юридической (уголовно-правовой) квалификации содеянного, а также о виде и размере наказания, которое может быть назначено за совершение этого деяния. Юридической ошибкой является также заблуждение лица в оценке содеянного уголовным законом, т.е. в квалификации совершенного преступления. Например, лицо думает, что оно совершает менее тяжкое телесное повреждение, а фактически его действия подлежат квалификации как тяжкое телесное повреждение. Такая ошибка не влияет на уголовную ответственность виновного. Его действия подлежат квалификации в соответствии с законом, а не с его представлениями о содеянном. Таким образом, юридическая ошибка лица, совершившего преступление, не влияет ни на квалификацию, ни на размер и вид определяемого судом наказания, так как ответственность наступает вне зависимости от мнения виновного.

1. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 N 6-ФКЗ, от 30.12.2008 N 7-ФКЗ, от 05.02.2014 N 2-ФКЗ) // Собрание законодательства РФ, 03.03.2014, N 9, ст. 851. 2. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 N 63-ФЗ (ред. от 03.02.2014) // Собрание законодательства РФ, 17.06.1996, N 25, ст. 2954. 3. Джинджолия Р.С. Унификация оценочных признаков при квалификации преступлений против личности: Монография / Р.С. Джинджолия; Под ред. проф. AA. Магомедова. — M.: ЮНИТИ-ДАНА, Закон и право, 2012.-271 с. 4. Жалинский А.Э. Уголовное право в ожидании перемен: теоретико-инструментальный анализ. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Проспект, 2009. 400 с. 5. Козаченко И. Я., Курченко В. H., Злоченко Я. M. Проблемы причины и причинной связи в институтах Общей и Особенной частей отечественного уголовного права: вопросы теории, оперативно-следственной и судебной практики. — СПб.: Издательство «Юридический центр Пресс», 2003. — 791 с. 6. Колосовский В.В. Теоретические проблемы квалификации уголовно-правовых деяний: монография. М.: Статут, 2011. 398 с. 7. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации: научно-практический (постатейный) / Н.И. Ветров, М.М. Дайшутов, Г.В. Дашков и др.; под ред. С.В. Дьякова, Н.Г. Кадникова. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Юриспруденция, 2013. 912 с. 8. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Г.Н. Борзенков, А.В. Бриллиантов, А.В. Галахова и др.; отв. ред. В.М. Лебедев. 13-е изд., перераб. и доп. М.: Юрайт, 2013. 1069 с. 9. Нургалеев Ш.Х., Чинчикова Г.Б. К вопросу о юридических ошибках // Безопасность бизнеса, 2006, N 3. С. 85. 10. Огородникова Н.В., Прохоров А.Ю. Соотношение субъективного вменения и фактической ошибки (в контексте последних новелл уголовного закона) // Российский следователь. 2012. N 23. С. 19 — 22. 11. Прохоров Л.А., Прохорова М.Л. Уголовное право: Учебник. М., 2009. 12. Спиридонова Л.Э. Проблемы квалификации действий лица в условиях фактической ошибки при наличии умысла на убийство двух и более потерпевших // Законность. 2012. N 10. С. 52 — 55. 13. Уголовное право России. Общая часть: учебник / Д.И. Аминов, Л.И. Беляева, В.Б. Боровиков и др.; под ред. В.П. Ревина. 2-е изд., испр. и доп. М.: Юстицинформ, 2009. 496 с. 14. Уголовное право Российской Федерации. Общая часть: Учебник для вузов. Под ред. В.С. Комиссарова, Н.Е. Крыловой, И.М. Тяжковой. М.: «Статут», 2012. 15. Уголовное право Российской Федерации. Общая часть: учебник для вузов / Н.Н. Белокобыльский, Г.И. Богуш, Г.Н. Борзенков и др.; под ред. В.С. Комиссарова, Н.Е. Крыловой, И.М. Тяжковой. М.: Статут, 2012. 879 с. 16. Уголовное право зарубежных стран. Общая и Особенная части : учебник / под ред. И.Д. Козочкина. — 3-е изд., перераб. и доп. — М. : Волтерс Клувер, 2010. — 1056 с.

Сычёва О.А. Судебная ошибка в уголовном судопроизводстве // Симбирский научный вестник (Ульяновск). 2013. № 1(11) С. 104-108

Сычёва О.А., кандидат юридических наук, заведующий кафедрой образовательного права (юридический факультет) ФГБОУ ВПО «Ульяновский государственный педагогический университет им. И.Н. Ульянова», судья в отставке

Как гласит латинский афоризм, «Errare humanum est» – человеку свойственно ошибаться. Термин «ошибка» означает неумышленная «неправильность в действиях, мыслях» «Times New Roman»;mso-ansi-language:RU;mso-fareast-language:RU;mso-bidi-language:
AR-SA»>[1] .

«Судебная ошибка» – это широко оперируемое понятие, в смысл которого вкладывается осуждение невиновного, оправдание виновного, случаи неправильной квалификации деяния, назначение несправедливого наказания.

Понятие «судебная ошибка» официально используется высшими судебными инстанциями, в том числе, Конституционным Судом РФ в процедуре пересмотра судебных актов в контексте устранения таких ошибок.

Термин «судебный» используется в смысле «исходящий от суда как государственного органа».

Вопрос о понятии, признаках и причинах судебной ошибки является дискуссионным. В литературе высказана позиция, что судебная ошибка есть состоявшийся результат, в процессе формирования которого имели место и ошибочные действия, и ошибочная мыслительная деятельность. Она появляется при недостижении правосудием своей цели. О судебной ошибке можно говорить лишь с момента принятия судебного акта, разрешающего дело по существу, а все иные ошибочные действия, совершенные судом во время подготовки и слушания дела, в том числе, ошибочные мысли, статуса судебной ошибки иметь не могут, поскольку отсутствует прямая причинная связь между ошибочным действием и целью правосудия, а у суда еще нет окончательного мнения по делу «Times New Roman»;mso-ansi-language:RU;mso-fareast-language:RU;mso-bidi-language:
AR-SA»>[2] .

Другое существующее мнение, что судебная ошибка – это ошибка конкретного судебного состава в сборе и оценке доказательств, в применении норм материального и процессуального права «Times New Roman»;mso-ansi-language:RU;mso-fareast-language:RU;mso-bidi-language:
AR-SA»>[3] .

Н.А. Колоколов выделяет судебные ошибки в широком понимании – как разновидность ошибок, допускаемых органами государственной власти, и в узком понимании — как логические ошибки судебного правоприменения «Times New Roman»;mso-ansi-language:RU;mso-fareast-language:RU;mso-bidi-language:
AR-SA»>[4] .

На практике судебной ошибкой в уголовном процессе считается несоответствие позиции судьи мнению вышестоящей инстанции, уклонение его от проводимой в регионе уголовной политики «Times New Roman»;mso-ansi-language:RU;mso-fareast-language:RU;mso-bidi-language:
AR-SA»>[5] .

Одной из важнейших причин судебных ошибок являются упущения в процессе судебного исследования доказательств.

Ошибки судебного следствия – это непреднамеренные существенные нарушения норм закона, научно-методических рекомендаций, а также недостатки и упущения, допущенные при применении или неприменении тактических средств и приемов исследования доказательств в суде компетентным лицом, являющимся носителем процессуальных прав и обязанностей в данной сфере правоприменения (председательствующим судьей, защитником, обвинителем), нарушающие или создающие угрозу нарушения нормального хода центральной части судебного разбирательства, вызванные как поведенческими отклонениями субъекта исследования от строго регламентированных законом процедур либо их искажением, так и деформациями мыслительного процесса соответствующего субъекта, либо одновременным наличием обоих негативных составляющих.

Такие ошибки в могут быть выражены как в неправильных действиях, так и в бездействиях и убеждениях соответствующего субъекта. Именно существенные нарушения порождают ошибку, что отличает ее от недочета в деятельности, промаха своего рода, тактического просчета. В свою очередь непреднамеренность ошибки отграничивает ее от произвола, допускаемого умышленно.

Правильная классификация типичных ошибок судебного следствия способствует систематизации накопленных знаний, уяснению причин допускаемых ошибок, выработке мер по их устранению и профилактике. В литературе предложены различные классификации следственных и судебных ошибок «Times New Roman»;mso-ansi-language:RU;mso-fareast-language:RU;mso-bidi-language:
AR-SA»>[6] .

Можно выделить следующие нижеуказанные группы ошибок, допускаемых при производстве судебного исследования доказательств.

1) ошибки организационного характера — связанные с подготовкой и своевременностью проведения судебных действий, подготовкой к процессу, изучением материалов уголовного дела. Это ошибки часто являются следствием недостатков планирования своей деятельности компетентным субъектом.

2) тактические ошибки, допускаемых в ходе исследования доказательств, которые подразделяются на:

-гносеологические (связанные с процессом познания),

-поведенческие (не избрание нужного тактического средства либо выбор такового, не подлежащего применению в данной ситуации, не подходящего к ней, ошибки в процессуальном общении),

-процессуальные (выражаются в нарушении норм процессуального права),

-правовые (связаны с неверным применением норм материального права).

Тактические ошибки часто являются следствием неправильной или неполной оценки судебной ситуации.

Под судебной ситуацией судебного следствия понимается совокупность условий, обстановку, в которой в данный момент протекает процесс исследования доказательств. С учетом характера конкретной судебной ситуации должен быть сделан выбор в пользу того или иного подлежащего применению тактического средства.

Смотрите так же:  Экспертиза компрессоров автомобильных

3) допущенные в процессе фиксации хода и результата исследования доказательств. Они нередко связаны с неверным отражением секретарем хода процесса в протоколе судебного заседания, допущенных в нем искажениях.

Еще Аристотель отмечал, что «самая ясная речь — та, которая состоит из общеупотребительных слов» «Times New Roman»;mso-ansi-language:RU;mso-fareast-language:RU;mso-bidi-language:
AR-SA»>[7] . В литературе обоснованно рекомендуется избегать многозначности слов (полисемии), что нередко приводит к смешению понятий, а, следовательно, к ошибкам в рассуждениях «Times New Roman»;mso-ansi-language:RU;mso-fareast-language:RU;mso-bidi-language:
AR-SA»>[8] . Допущенные при протоколировании (и иных видах фиксации) процессуальных действий неточности, упущения, небрежности нередко оборачиваются процессуальными, тактическими ошибками, могут привести к изменению показаний в суде «Times New Roman»;mso-ansi-language:RU;mso-fareast-language:RU;mso-bidi-language:
AR-SA»>[9] . Для судебного разбирательства характерен особый «протокольный язык» — совокупность определенных юридических терминов и понятий, своеобразных речевых оборотов, особых стилистических правил составления процессуальных документов, соблюдение обязательных реквизитов. В настоящее время в ряде регионов в централизованном порядке организуются курсы лекционных занятий профессиональными педагогами по русскому языку (по специфике речи судопроизводства) для федеральных и мировых судей.

Другая разновидность ошибок в процессе фиксации исследования доказательств – механическое воспроизведение приведенных в обвинительном заключении (акте) доказательств в приговоре суда. Такой судебный акт незаконен ввиду нарушения судом принципа непосредственного исследования доказательств.

Поскольку ошибки судебного исследования доказательств часто бывают связанными между собой, необходимо устанавливать их первопричины. Как верно отмечено в литературе, выявить единую причину ошибок судебного правоприменения практически невозможно, так как их видовому многообразию соответствует причинное многообразие footnote»> «Times New Roman»;mso-fareast-font-family:»Times New Roman»;mso-ansi-language:
RU;mso-fareast-language:RU;mso-bidi-language:AR-SA»>[10] .

Причины таких ошибок могут быть объективными и субъективными, то есть зависящими и не зависящими от субъекта исследования по происхождению.

Так, к объективными причинам может быть отнесено отсутствие разработанной методики либо несовершенство используемой методики исследования доказательств определенного вида, отсутствие сформировавшейся судебной практики по конкретному вопросу.

Субъективные причины чаще всего заключаются в профессиональной некомпетентности (незнании положений закона и разработанных криминалистической наукой рекомендаций), профессиональные упущения (поверхностный подход к исследованию материалов дела, к выполнению процессуальных действий), дефекты органов зрения и чувств познающего субъекта, его неудовлетворительное психологическое состояние, характерологические черты личности субъекта, незаконное вмешательство в правосудие со стороны граждан (попытки воздействия на участников процесса и суд), давление со стороны средств массовых информаций; логические дефекты умозаключений субъекта исследования доказательств.

Согласимся с мнением, что знание основных правил и законов логики в судебной правоприменительной деятельности будет способствовать уменьшению количества допускаемых ошибок footnote»> «Times New Roman»;mso-fareast-font-family:»Times New Roman»;mso-ansi-language:
RU;mso-fareast-language:RU;mso-bidi-language:AR-SA»>[11] .

Вышеуказанные ошибки судебного исследования доказательств могут иметь место в деятельности суда, стороны защиты, стороны обвинения. Большая ответственность возлагается на профессионализм сторон и на проницательность судьи. Судья – это человек со своими достоинствами и недостатками. Еще Л.Е. Владимиров указывал, что «суд человеческий способен совершать ошибки» footnote»> «Times New Roman»;mso-fareast-font-family:»Times New Roman»;mso-ansi-language:
RU;mso-fareast-language:RU;mso-bidi-language:AR-SA»>[12] . Л.М. Карнозова обращает внимание, что «нельзя, однако, забывать, что те требования, которые формулируются по отношению к суду как институту, обращены фактически к человеку, облаченному в судейскую мантию…Мы имеем неустранимый разрыв между требованиями к суду и человеческими возможностями» ftn13″ href=»#_ftn13″ name=»_ftnref13″ title=»»> footnote»> «Times New Roman»;mso-fareast-font-family:»Times New Roman»;mso-ansi-language:
RU;mso-fareast-language:RU;mso-bidi-language:AR-SA»>[13] .

Последствия судебных ошибок являются крайне неблагоприятными не только для авторитета государственной власти, правосудия, но и чреваты финансовыми потерями для государственной казны, о чем свидетельствует практика Европейского суда последних лет. Проблема судебных ошибок регулярно является предметом обсуждения на заседаниях Высшей квалификационной коллегии судей РФ, квалификационных коллегий субъектов, а также на производственных совещаниях судов районного звена. В постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 31.05.2007 г. № 27 «О практике рассмотрения судами дел об оспаривании решений квалификационных коллегий судей о привлечении судей судов общей юрисдикции к дисциплинарной ответственности» «Times New Roman»;mso-ansi-language:RU;mso-fareast-language:RU;mso-bidi-language:
AR-SA»>[14] отмечено, что в работе судов имеют место отдельные факты нарушения судьями требований закона и правил судейской этики. В настоящее время действует ФКЗ РФ «О дисциплинарном судебном присутствии» от 09.11.2009 г. № 4-ФКЗ footnote»> «Times New Roman»;mso-fareast-font-family:»Times New Roman»;mso-ansi-language:
RU;mso-fareast-language:RU;mso-bidi-language:AR-SA»>[15] , закрепивший создание специального судебного органа, рассматривающего дела по жалобам на решения Высшей квалификационной коллегии судей и квалификационных коллегий судей субъектов по членам судейского корпуса о совершении ими дисциплинарных проступков.

Наиважнейшее значение имеет организация и принятие мер по профилактике судебных ошибок. Основное и самое действенное средство от абсолютного большинства судебных ошибок – профессионализм компетентного лица, составляющими которого являются: строгое следование нормативной уголовно-процессуальной процедуре, знание норм материального права, постоянное повышение уровня собственной квалификации, изучение обзоров судебной практики, работа над собственным правосознанием, культивирование в себе уважительного и беспристрастного отношения к людям, а также знание положений психологии личности и общения.

Объективными предпосылками к минимизации судебных ошибок являются существование соответствующего духу времени законодательства, организация периодического повышения квалификации судей и сотрудников аппарата, увеличения штата судей и помощников судей, должный отбор кандидатов на должности, развитие институтов кураторства — оказания помощи вышестоящими коллегами с выездами на места, повсеместное внедрение достижений научно-технического прогресса и повышение уровня технического оснащения судов.

Все ошибки подразделяются на типичные (массовые), малораспространенные (редкие) и единичные. В науке и практике выявляются и подвергаются конкретному анализу чаще всего типичные ошибки, что вполне оправданно. Именно на преодоление и уменьшение распространенных ошибок в первую очередь ориентированы разрабатываемые научно-методические рекомендации. Говорить о полном устранении судебных ошибок, к сожалению, утопично, поскольку, как верно указано в литературе «…природа судебных ошибок в том, что каждое судебное решение содержит элементы субъективности: юридически решение принимается судом, а фактически решают судьи, люди, решения которых субъективны, зависят от их профессиональной квалификации и психологических особенностей. Поэтому судебные ошибки не только возможны, они неизбежны, поскольку природа их принципиально неустранима. Проблема сводится к поиску средств, уменьшающих, насколько возможно, влияние субъективности…» ftn16″ href=»#_ftn16″ name=»_ftnref16″ title=»»> footnote»> «Times New Roman»;mso-fareast-font-family:»Times New Roman»;mso-ansi-language:
RU;mso-fareast-language:RU;mso-bidi-language:AR-SA»>[16] .

Опасность судебной ошибки также состоит в том, что она влечет отступление от истины в уголовном процессе. В действующем уголовно-процессуальном законе не провозглашена задача установления истины. О возможности выделения подобной задачи мнения ученых разделились. Так, А.Ю. Корчагин заметил, что «в тексте закона … фактически подразумевается установление истины» «Times New Roman»;mso-ansi-language:RU;mso-fareast-language:RU;mso-bidi-language:
AR-SA»>[17] . Н.А. Лукичев считает, что «стремление суда к истине не вызывает сомнений» «Times New Roman»;mso-ansi-language:RU;mso-fareast-language:RU;mso-bidi-language:
AR-SA»>[18] . Аналогичны позиции у В.П. Божьева, О.В. Волколуп, А.В. Гриненко «Times New Roman»;mso-ansi-language:RU;mso-fareast-language:RU;mso-bidi-language:
AR-SA»>[19] , а также Т.А. Лотыш, Р.Д. Рахунова, А.Б. Соловьева «Times New Roman»;mso-ansi-language:RU;mso-fareast-language:RU;mso-bidi-language:
AR-SA»>[20] . Противоположные точки зрения по этому вопросу высказаны С.Л. Кисленко, С.А. Пашиным footnote»> «Times New Roman»;mso-fareast-font-family:»Times New Roman»;mso-ansi-language:
RU;mso-fareast-language:RU;mso-bidi-language:AR-SA»>[21] и др. На основании анализа высказанных в специальной литературе мнений, а также изучения материалов судебной практики мы считаем установление истины по делу задачей судебного следствия, поскольку в противном случае судом не может быть постановлен справедливый приговор. Но в стремлении суда установить истину таковая не может являть собой абсолют. Как известно, абсолютная истина не опровергается последующим развитием науки, а обогащается и постоянно подтверждается жизнью footnote»> «Times New Roman»;mso-fareast-font-family:»Times New Roman»;mso-ansi-language:
RU;mso-fareast-language:RU;mso-bidi-language:AR-SA»>[22] . По нашему мнению, установление объективной и конкретной судебной истины является одной из задач судебного следствия. При этом свойство конкретности судебной истины следует трактовать исходя из его философской подоплеки — как «основанности на знании реальных связей, взаимодействия всех сторон объекта, главных, существенных свойств, тенденций его развития» «Times New Roman»;mso-ansi-language:RU;mso-fareast-language:RU;mso-bidi-language:
AR-SA»>[23] , что применительно к уголовно-процессуальной деятельности означает неразрывную связь устанавливаемых обстоятельств с личностью конкретного лица, его прошлым поведением и деятельностью.

Надеемся, что учет вышеизложенной информации при наличии у компетентного субъекта чувства нравственной ответственности за свое поведение перед участниками процесса и обществом в процессе судебного исследования доказательств позволит предотвратить либо своевременно выявить и устранить ошибки в этой крайне ответственной области правоприменительной деятельности.

ПРОБЛЕМЫ КВАЛИФИКАЦИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ В УСЛОВИЯХ ФАКТИЧЕСКОЙ ОШИБКИ

Курченко В.Н., к.ю.н., председатель судебной коллегии по уголовным делам Свердловского областного суда.

В действующем уголовном законодательстве отсутствует норма об ошибках. Поэтому вопросы о понятии, видах и значении уголовно-правовых ошибок разрабатываются в теории уголовного права. Ошибка в уголовно-правовой литературе характеризуется как «неправильное представление», либо «неверная оценка», либо «заблуждение лица» относительно юридических или фактических обстоятельств совершаемого им общественно опасного деяния (или относительно общественной опасности и противоправности деяния) .
———————————
Фаткуллина М.Б. Юридические и фактические ошибки в уголовном праве: Проблемы квалификации: Дис. канд. юридических наук. Екатеринбург, 2001. С. 18.

Ошибка — это неправильное действие, неправильные мысли. Уголовное право интересует такая ошибка в сознании виновного, которая при мобилизации воли на совершение деяния приводит к неверному результату. При ошибке человек сопоставляет действительность со значением о ней и по-своему ее воспринимает и оценивает, а в конечном счете знание оказывается неверным. Причины ошибки в основном субъективны, что и отражается на уголовно-правовом ее значении. Ошибку отличает осознанность, то есть способность и возможность предвидения (правильного, верного представления) лицом цепочки развития событий (их последовательности), а также их окончательной оценки.

Вопрос об ошибке тесно связан с принципом субъективного вменения, поскольку в содержание вины входят не только истинные, но и ошибочные представления лица о характере совершаемого деяния и его социальном значении.

Ошибка — это неверная оценка лицом, совершившим преступление, своего поведения, его последствий или фактических обстоятельств дела; заблуждение лица относительно характера и степени общественной опасности совершенного им деяния и его противоправности. В юридической литературе существует несколько классификаций ошибок в праве по различным критериям. Так, по причинам возникновения их подразделяют на извинительные (невиновные) и неизвинительные (виновные); по значимости и влиянию на квалификацию — на существенные, которые изменяют квалификацию содеянного, и несущественные, которые никак на этой квалификации не отражаются. Но основная классификация ошибок проводится по предмету. По этому критерию все они подразделяются на юридические и фактические (ошибки в фактических обстоятельствах дела).

Юридическая ошибка — это неправильное представление лица о преступности и наказуемости деяния, его квалификации и пределах уголовной ответственности за содеянное. Выделяют три ее разновидности: ошибка в преступности деяния, ошибка в квалификации и ошибка в наказуемости деяния.

Фактическая ошибка — это неверное представление лица о фактических обстоятельствах деяния и его последствиях. В юридической литературе выделяют четыре ее разновидности: ошибка в объекте посягательства; ошибка в предмете преступления; ошибка в личности потерпевшего; ошибка в признаках объективной стороны.

Выделяют следующие ошибки в признаках объективной стороны:
1. Ошибка отклонением действия.
2. Ошибка в средствах.
3. Ошибка в развитии причинной связи.
4. Ошибка в факультативных признаках объективной стороны.

Рассмотрим так называемую ошибку отклонением действия. Это вид фактической ошибки, когда осуществление преступного намерения в отношении другого потерпевшего происходит не вследствие того, что виновный ошибочно принимает его за человека, которого, например, он намерен лишить жизни, а вследствие каких-то других причин, которые от него не зависят.

Смотрите так же:  Список адвокатов в воронеже

Ошибка отклонением действия несколько напоминает ошибку в личности потерпевшего. Здесь также вред причиняется не тому лицу, на которое посягал обвиняемый. Но в отличие от этой ошибки в личности при ошибке отклонением действия опасности причинения вреда одновременно подвергаются два лица: то, на которое совершено посягательство, и то, которому фактически причинен вред. Например, виновный выстрелил в человека, но промахнулся, так как потерпевший в момент выстрела шагнул в сторону, и пуля попала в другого, находившегося здесь же, причинив ему вред средней тяжести. В данном случае содеянное должно квалифицироваться как покушение на то преступление, которое хотел совершить виновный, и как неосторожное фактическое причинение вреда. В судебной практике встречаются иные варианты квалификации при ошибке отклонением действия.

Так, приговором Свердловского областного суда Логинов осужден за покушение на убийство из корыстных побуждений общеопасным способом по ст. 15, п. п. «а», «д» ст. 102 УК РСФСР и по ч. 1 ст. 109 УК РСФСР за умышленное причинение вреда средней тяжести.

Логинов взобрался на крышу дома и, дождавшись появления у подъезда дома Азановой, с целью убийства потерпевшей произвел из карабина прицельный выстрел. Однако данным выстрелом Логинов поразил не Азанову, в которую он целился, а ее супруга Кокорева, находившегося в тот момент рядом с ней. Кокореву было причинено сквозное пулевое огнестрельное ранение подмышечной области, причинившее здоровью вред средней тяжести .
———————————
Архив Свердловского областного суда 1995 года. Дело N 2-26.

По данному делу вызывает сомнение правильность применения п. «д» ст. 102 УК РСФСР. Опасность способа убийства должна оцениваться не абстрактно, а в конкретной обстановке совершения преступления. Прицельная стрельба из карабина пулей в одного из двух граждан у подъезда дома, когда Азанова стояла в 0,5 метра от Кокарева, не свидетельствовала об опасности убийства для многих людей. Виновный преследовал цель лишения жизни определенного лица (Азановой). Под общеопасным способом убийства понимается такой способ умышленного причинения смерти, который заведомо для виновного представляет опасность для жизни не только потерпевшего, но хотя бы еще одного лица. В этой связи убийство по данному делу, совершенное путем прицельного выстрела с учетом качества заряда пули, расстояния до жертвы, не создавало опасности для жизни и здоровья иных лиц и не может быть квалифицировано по этому признаку. Опасность должна быть реальной, а не мнимой.

К-н был осужден за неосторожное убийство Ш. и покушение на убийство О. и К. Было установлено, что О. и К. напали на улице на К-на, избили его, а позже пришли к его дому, кричали, вызывали его для расправы, разбили стекло в окне. К-н схватил ружье, зарядил его одним патроном, выбежал на улицу и выстрелил в убегавших О. и К. В это время к дому К-на по склону оврага поднималась группа молодежи, среди которой находилась Ш. Она-то и была убита картечью. По обстоятельствам, которые изложены, К-н не предвидел, но мог и должен был предвидеть причинение смерти не только О. и К., но и другим лицам. В данном случае умышленное действие, направленное на убийство О. и К., повлекло смерть Ш.

Эта смерть явилась результатом неосторожности К-на. Совершенное им преступление судом правильно квалифицировано в этой части по ст. 106 УК РСФСР.
———————————
Бородин С.В. Ответственность за убийство: Квалификация и наказание по российскому праву. М.: Юрист, 1994. С. 159.

Поэтому при так называемом отклонении действия возникает вопрос о признании лишения жизни, совершенного по неосторожности. Ошибка же в личности потерпевшего при убийстве не изменяет формы вины и не оказывает влияния на квалификацию. Итак, ошибка отклонения действия связана не с заблуждением в личности, которую виновный хотел лишить жизни, а с наличием каких-то других причин, которые не зависят от виновного. Ошибки в личности потерпевшего в приведенном примере по делу Логинова нет. Так как виновный абсолютно точно знал свою жертву, визуально держал ее под своим контролем. Однако он недооценил возможное поведение потерпевшей, имеющиеся факторы, обстановку, в которой совершалось это деяния.

Иными словами, имела место недооценка обстановки совершения преступления.

Можно согласиться с тем, что В.А. Якушин подчеркивает, что в подобных случаях никакого отклонения в действиях самого виновного нет, отклоняется лишь объект преступного воздействия (потерпевший). По мнению этого ученого, правильнее было бы говорить не об отклонении в действии виновного, а об отклонении объекта воздействия (потерпевшего) . Мы разделяем точку зрения, что по существу эти случаи представляют ошибку в оценке развития причинной связи .
———————————
Якушин В.А. Ошибка и ее уголовно-правовое значение. Изд-во Казанского ун-та, 1988. С. 88.

Советское уголовное право: Общая часть / Под ред. М.А. Беляева и М.И. Ковалева. М.: Юрид. лит., 1977. С. 200.
Ошибка в средствах.

Ошибка в средствах выражается в использовании лицом иного, чем было запланировано, средства для совершения преступления .
———————————
Уголовное право: Общая часть: Учебник для вузов / Отв. ред. И.Я. Козаченко, З.А. Незнамова, Г.П. Новоселов. М.: Издательская группа ИНФРА-М-НОРМА, 1997. С. 210.

По ошибке используется другое средство, столь же пригодное для достижения преступного результата. Например если при намерении совершить убийство виновный вместо одного яда использовал другой яд. Подобная ошибка в средствах не меняет сущности деяния и его квалификации. Для уголовного права в принципе безразлично, совершено, например, убийство с помощью яда или пистолета.

Для совершения преступления используется средство, сила которого, по ошибочному представлению субъекта, представляется заниженной. Если использовано средство, сила которого по ошибке лицом занижена, содеянное квалифицируется как неосторожное причинение вреда. Например, желая причинить телесные повреждения, виновный стреляет в потерпевшего, уверенный, что ружье заряжено солью, хотя там фактически находится боевой заряд, в результате чего потерпевшему причиняется смертельное ранение .
———————————
Уголовное право. Часть Общая: В четырех томах. Том 2: Пределы и виды дифференциации уголовной ответственности / Отв. ред. И.Я. Козаченко. Екатеринбург, 1992. С. 68.

Для совершения преступления по ошибке используется средство, оказавшееся непригодным. Лопатина на почве личных неприязненных отношений решила убить своего знакомого Чурикова. Реализуя возникший умысел, она вооружилась газовым револьвером марки «РГ-9», будучи уверенной, что оружие боевое. Предложила Чурикову лечь на диван, накрыла его голову подушкой для снижения шума и с целью лишения жизни произвела выстрел в голову потерпевшего. В результате произведенного выстрела произошло возгорание подушки, после чего Чуриков обезоружил Лопатину, вырвав из ее руки газовый револьвер. Довести до конца свой умысел на убийство Лопатина не смогла по независящим от нее причинам, поскольку выстрел был произведен через подушку газом, содержащимся в патроне заряженного револьвера. Суд признал, что Лопатина совершила покушение на убийство. Она в силу своего возраста (19 лет) и жизненного опыта сознавала, что выстрелом из револьвера лишает потерпевшего жизни, желала этого, но не достигла преступного результата вследствие заблуждения относительно свойств применяемого оружия .
———————————
Архив Свердловского областного суда. 2000. Дело N 2-359.

Средства, непригодные для совершения преступлений и ошибочно принятые субъектом за те, с помощью которых можно достичь преступного результата, именуются в литературе непригодными средствами или покушением с негодными средствами.

Критерий разграничения покушения на негодный объект и покушение с негодными средствами в характере причин недоведения преступления до конца.

Много ошибок в судебной практике вызывает понимание покушения на негодный объект, когда, в частности, вследствие особых свойств предмета посягательства действия виновного не посягают на намеченный им объект уголовно-правовой охраны и не могут фактически причинить ему вреда.

Особенность такого негодного покушения состоит в том, что преступление не может быть окончено в силу фактической ошибки, допускаемой виновным.

Например, если виновный, похищая непригодное к функциональному использованию оружие (боеприпасы, взрывчатые вещества), заблуждался относительно его качества, считая, что оно исправно, его действия образуют покушение на хищение оружия.

Вариант негодного покушения предусматривает п. 21 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 6 от 10 февраля 2000 года «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе». Если лицо получает от кого-либо деньги или иные ценности якобы для передачи должностному лицу или лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческой или иной организации, в качестве взятки или предмета коммерческого подкупа и, не намереваясь этого сделать, присваивает их, содеянное им следует квалифицировать как мошенничество. Действия владельца ценностей в таких случаях подлежат квалификации как покушение на дачу взятки или коммерческий подкуп .
———————————
Комментарий к Постановлению Пленума Верховного Суда РФ (РСФСР) по уголовным делам. М.: НОРМА, 2001. С. 36.

Подсудимые Шаульский и Кузнецов являлись сотрудниками милиции. Шаульский занимал должность старшего дознавателя, Кузнецов ранее занимал в этом же отделении должность дознавателя, но затем приказом начальника УВД города Екатеринбурга переведен на должность старшего инспектора-программиста, но продолжал оставаться в отделении дознания.

Шаульский, полагая, что Кузнецов на законном основании занимается дознанием, является должностным лицом, вступил с ним в преступный сговор на получение взятки от Грачева, которому избрал меру пресечения в виде подписки о невыезде.

Кузнецов в нарушение уголовно-процессуального закона проводил дознание по уголовному делу по обвинению Грачева по ч. 1 ст. 167 УК РФ. Шаульский по согласованию с Кузнецовым потребовал от Грачева взятку в виде денег за избрание подписки о невыезде. Грачев в присутствии Кузнецова передал Шаульскому 1000 рублей.

Свердловский областной суд признал, что по факту получения 1000 рублей Шаульский принимал участие в качестве пособника. Он считал, что Кузнецов является должностным лицом и правомерно проводит дознание по уголовному делу Грачева. Шаульский получил деньги в качестве взятки и передал их Кузнецову. Но последний дознавателем не являлся, поэтому действия Шаульского квалифицированы как покушение на пособничество в получении взятки по ч. 3 ст.

Другие публикации:

  • Независимая экспертиза телефонов брянск Независимая экспертиза телефонов брянск В ООО "Центр Независимой Экспертизы" освоена работа по отзывам на заключения экспертов других организаций. Ниже представлены несколько таких отзывов: Спасибо, что Вы посетили наш сайт! Материалы, размещенные на нём, […]
  • Федеральный закон от 24 ноября 1996 г 132-фз Федеральный закон от 24.11.1996 N 132-ФЗ "Об основах туристской деятельности в Российской Федерации" Принят Государственной Думой 4 октября 1996 года Одобрен Советом Федерации 14 ноября 1996 года Настоящий Федеральный закон определяет принципы […]
  • Уголовный кодекс включает в себя Уголовный кодекс РФ Уголовный кодекс Российской Федерации (сокращенно - УК РФ) - основной и единственный источник уголовного права, единственный нормативный акт, устанавливающий преступность и наказуемость деяний на территории Российской Федерации. […]
  • Гражданский кодекс 1996 года часть 1 Гражданский кодекс 1996 года часть 1 Автострахование Жилищные споры Земельные споры Административное право Участие в долевом строительстве Семейные споры Гражданское право, ГК РФ Защита прав потребителей Трудовые споры, пенсии […]
  • Прейскурант цен услуги адвоката Цены на услуги адвоката в Москве Каждый случай индивидуален и требует индивидуального подхода. Специфика оказываемой юридической помощи делает невозможным объявление любых типовых расценок на услуги адвоката. Оценить стоимость услуг будет возможно после […]
  • Треглазова адвокат Адвокат Треглазова Лариса Петровна Статус: Действующий; Реестровый номер: 61/1293; Номер удостоверения: 1676; Государство: Российская Федерация; Федеральный округ: Южный федеральный округ; Субъект Российской Федерации: Ростовская область; Адвокат: Треглазова […]

Вам также может понравиться