Импортозамещение в медицине приказ

«Третий лишний». Что изменилось на рынке медизделий?

Алексей ВАНИН, гендиректор MDpro

Анализ проведен на основании данных о государственных закупках медицинских изделий, а также результатов опроса отечественных производителей медицинских изделий.

Курс на импортозамещение

C 2014 в России принят курс на импортозамещение – постепенную замену иностранных товаров российскими. Вопрос о необходимости импортозамещения в стратегически важных отраслях стал активно обсуждаться на фоне введения торгово-экономических санкций в отношении России. Предполагается, что снижение импортной зависимости будет достигнуто за счет инноваций и стимулирования инвестиций в развитие отечественной промышленности.

По оценкам Минпромторга России, в случае реализации продуманной политики импортозамещения к 2020 году можно рассчитывать на снижение импортозависимости по разным отраслям промышленности с уровня 70-90% до уровня 50-60%. Фармацевтическая и медицинская промышленность отнесены к числу наиболее перспективных отраслей с точки зрения импортозамещения (доля импорта по состоянию на 2014 год составляла 70-80%).

План мероприятий по импортозамещению для медицинской промышленности был утвержден Минпромторгом в марте 2015 года (Приказ Минпромторга РФ №655 от 31.03.2014 «Об утверждении плана мероприятий по импортозамещению в отрасли медицинской промышленности Российской Федерации»). Документом были установлены целевые показатели по наращиванию доли локальной продукции в поставках медицинских изделий к 2020 году. В приказе перечислены 111 видов медицинских изделий, доля импорта которых в ближайшие годы должна быть существенно снижена.

В таблице 1 медицинские изделия, вошедшие в приказ, представлены в сгруппированном виде.

Указанный приказ Минпромторга России, содержащий целевые установки по доле импортных медицинских изделий, должен, очевидно, сопровождаться мероприятиями, которые обеспечат достижение заявленных показателей. В этом отношении следует особо обратить внимание на «План мероприятий по снижению негативных последствий экономического кризиса на развитие производства лекарственных средств и медицинских изделий» (февраль 2015 года), ставший результатом совместной работы Минпромторга России с отраслевыми экспертами. Разработка этого документа осуществлялась под эгидой Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП) и Торгово-промышленной палаты (ТПП). По замыслу экспертов обозначенные в нем меры должны обеспечить поддержку локальному производству медицинских изделий и способствовать привлечению инвестиций в отрасль. Ожидается, что предложенные мероприятия войдут в актуальную повестку работы Правительства.

Опасения не подтвердились

Вместе с тем одним из уже действующих инструментов, реализующих политику по увеличению доли локальной продукции в потреблении медицинских изделий, является постановление правительства РФ №102 «Об установлении ограничения допуска отдельных видов медицинских изделий, происходящих из иностранных государств, для целей осуществления закупок для обеспечения государственных и муниципальных нужд». Этот документ вступил в силу 13 февраля 2015 года.

В постановлении приведен перечень медицинских изделий иностранного производства, которые допускаются к государственным закупкам только в том случае, если в торгах приняло участие менее двух производителей из стран Таможенного союза – России, Казахстана, Белоруссии или Армении.

С одной стороны, очевидно, что принятие этого постановления способствует импортозамещению в отрасли, а также стимулирует привлечение инвестиций и локализацию новых производств. С другой стороны, нельзя не упомянуть, что часть участников рынка и эксперты видели в принятии постановления угрозу сложившемуся статус-кво в сфере обеспечения здравоохранения. В частности, озвучивалась позиция о том, что реализация постановления приведет к уходу с рынка иностранных производителей (товаров), попавших под ограничение. Сейчас, спустя более 6 месяцев с момента принятия постановления, мы можем констатировать, что эти опасения не подтвердились, передела рынка не произошло. Изменение доли поставок в пользу российских компаний происходит медленно и пока носит ограниченный характер.

В первую очередь это обусловлено ограниченностью сферы применения постановления. Оно регулирует только сферу государственных закупок медицинских изделий, никоим образом не ограничивая потребление в частном секторе. При этом перечень медицинских изделий, утвержденный постановлением, включает позиции, пользующиеся высоким спросом именно со стороны частных медицинских учреждений. Это касается лабораторной техники и реагентики: частный сектор обеспечивает около половины потребления медицинских изделий в этой группе. Еще более высока доля частного потребления сегменте медицинских изделий для стоматологии: частные стоматологические центры закупают более 70% продукции в этой группе. Индивидуальные глюкометры – пример медицинского изделия из перечня, объем потребления которого на 90% складывается из покупок домохозяйств. Постановление не могло оказать и не оказало значимого воздействия на сегменты рынка, в которых доминирует частное потребление.

Если рассматривать непосредственно государственные закупки медицинских изделий, то постановление имеет силу лишь по отношению к тем из них, которые осуществляются медицинскими учреждениями в рамках Закона № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд». Госзакупки, проводимые по Федеральному закону № 223-ФЗ «О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц», эти ограничения не затрагивают. Если сейчас это порядка 5-10% от всего объема госзакупок медицинских изделий, то в дальнейшем эта доля увеличится. Причина этого – сокращение бюджетного финансирования государственных ЛПУ и рост объема денежных средств, зарабатываемых за счет оказания платных услуг (именно эти средства тратятся по процедурам ФЗ-223).
Важно отметить и то, что действие постановления распространяется только на те медицинские изделия внутри кодов ОКПД, которые непосредственно включены в перечень, а не на весь код ОКПД. Например, в постановлении указан код 33.10.15.152 «пинцеты медицинские», но при этом в перечень вошли только «пинцеты микрохирургические».

Таким образом, постановление даже при полной реализации охватывает лишь часть рынка медицинских изделий, включенных в перечень. По нашим оценкам, под его действие попадает не более 20% российского рынка госзакупок медицинских изделий (Таблица 2).

Если принять весь объем рынка госзакупок медицинских изделий, на который распространяется действие постановления за 100%, то его импортозамещающий потенциал можно оценить следующим образом:

  • 40% – объем поставок медицинских изделий из перечня уже достигнутый компаниями из стран Таможенного союза. В этом отношении постановление будет лишь способствовать сохранению доли локальных производителей и никак не повлияет на изменение рыночных позиций игроков.
  • 20% – объем поставок медицинских изделий из перечня, для которых нет аналогов, производимых в странах Таможенного союза. Яркий пример – реагенты для импортных закрытых клинико-диагностических систем. В категориях, подобных этой, российские производители не смогут в краткосрочной перспективе предложить к поставке продукцию собственного производства, а значит, приоритет в закупках останется за импортными медицинскими изделиями. В данном случае постановление будет способствовать принятию решений об открытии производств на территории России с тем, чтобы воспользоваться преференциями в будущем. В том числе такие решения могут быть приняты иностранными производителями.
  • Оставшиеся 40% – это объем поставок импортных медицинских изделий из перечня, для которых есть аналоги, производимые в странах Таможенного союза. Другими словами, это максимальный объем «быстрого» импортозамещения, который теоретически может быть достигнут за счет постановления. В масштабах всего рынка это составляет порядка 8%.

Наблюдение за реальной практикой применения постановления подтверждает приведенные выше оценки об ограниченности потенциала постановления, а также позволяет сделать вывод о том, что отказ от импорта даже в тех сегментах, где есть российские аналоги, происходит медленно и трудно. Результат экспертного опроса показал, что это обусловлено действием двух ключевых факторов. Первый фактор – неприменимость постановление к комплексным закупкам медицинских изделий. Под комплексной закупкой в данном случае понимается закупка в одном лоте разных медицинских изделий, часть из которых входит в перечень, а часть нет. Процедура применения постановления по отношению к таким закупкам отсутствует, поэтому не действует и сама преференция. И это при том, что не менее 25% медицинских изделий из перечня приобретаются именно в составе комплексных закупок. Таким образом, большой объем продукции, к поставке которой могли бы быть применены ограничения на импорт, поставляется без применения таких ограничений.

Второй фактор – организационно-инфраструктурные ограничения. Важно понимать, что постановление предполагает (для получения преференции) участие в каждом тендере как минимум двух производителей из стран Таможенного союза. Но реальность такова, что поставки большинства российских производителей носят региональный характер (охватывают несколько регионов, близлежащих к точке производства). Для эффективного использования возможностей, предоставляемых постановлением, российским компаниям необходимо развивать дистрибуцию, наращивать производство и увеличивать штат сотрудников, отвечающих на участие в торгах. Этот процесс не может произойти мгновенно и займет минимум один-два года.

Другим аспектом организационно-инфраструктурных ограничений в первые месяцы после принятия постановления было то, что не все российские производители имели необходимые сертификаты о происхождении товаров. Именно наличие такого документа, подтверждающего, что товар был произведен в одной из стран Таможенного союза с соблюдением адвалорной доли, является обязательным условием получения преференция при участии в государственных закупках. По прошествии полугода с момента принятия постановления этот аспект постепенно утрачивает свое значение, однако его большое влияние в первые месяцы действия документа во многом определило невысокую эффективность Постановления в этот временной период.
Анализ практики применения постановления, с учетом упомянутых ограничений, показывает, что к текущему моменту объем импортозамещения составил не более 10% от государственного потребления медицинских изделий, включенных в перечень (в денежном выражении), или 2% от всего объема госзакупок медицинских изделий (Таблица 2).

Россия ужесточит контроль за качеством медицинских изделий

3 декабря на повестке дня Правительства России оказался законопроект, который вносит поправки в базовый закон «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации». Чиновники решили пересмотреть фундаментальные позиции медицинского законодательства на фоне политики импортозамещения. Ведь при том, что отечественные предприятия способны резко увеличить производство медизделий, желаемого их качества пока никто гарантировать не может.

Как отмечается на сайте Росздравнадзора, медицинские изделия — это «любые инструменты, аппараты, приборы, оборудование, материалы и прочие изделия, применяемые в медицинских целях отдельно или в сочетании между собой». По данным Минпромторга, доля импорта медизделий в России составляет порядка 83%! В частности, даже такие несложные в производстве предметы, как шприцы и катетеры у нас в основном импортные. Не удивительно, что вопрос о контроле за качеством медизделий особенно остро встал после того, как правительство взяло курс на импортозамещение.

Смотрите так же:  Заявление на компенсацию родительской платы в детском саду как заполнять

Стало очевидным, что медицина — одна из самых уязвимых сфер. Многие приборы и оборудование заместить просто нечем. «Конечно, количественно выпуск медизделий, да и лекарственных препаратов, у нас, безусловно, растет. Это свидетельствует о том, что наши заводы готовы увеличивать объемы производства, — признает сопредседатель Всероссийского союза пациентов, член Общественного совета при Минздраве РФ Ян Власов. — Только вот качеством их продукции потребитель часто недоволен. Думаю, что именно из-за этого власти и решили внести изменения в законодательство».

Сейчас правительство рассматривает поправки в статьи 14 и 15 федерального закона об охране здоровья. Они предусматривают создание централизованной системы госконтроля за качеством работы медицинских и фармкомпаний. За Росздравнадзором закрепляются полномочия по контролю за лицензиатами — медицинскими и фармкомпаниями. «При этом предусматривается изъятие соответствующих полномочий из перечня полномочий в сфере охраны здоровья, переданных органам государственной власти субъектов Федерации», — гласит пояснение к законопроекту.

Итак, в скором будущем должна быть создана единая федеральная система лицензионного контроля. «Фактически поправки к закону — это возврат к той системе, которая была еще 10 лет назад, когда только появился Росздравнадзор, — поясняет Ян Власов. — Изначально его задачей был контроль за всеми организациями в сфере здравоохранения. Росздравнадзор проверял в том числе и разрешительные документы, связанные с лицензированием закупочной деятельности. Позже, когда министром стала Татьяна Алексеевна Голикова, эти полномочия у него были изъяты и переданы региональным управлениям здравоохранения. В результате контроль ослаб. В регионах власть творила что хотела».

Курс на импортозамещение заставил активизироваться в том числе и недобросовестных предпринимателей, которые в погоне за выгодой гонят прочь мысли о качестве. Логично, что наращивать объемы производства медизделий можно только одновременно с ужесточением контроля за самим производственным процессом и его результатом.

«В этом направлении правительство сделало абсолютно верный шаг — Росздравнадзор должен заниматься надзором, — говорит член Общественного совета при Минздраве. — Впрочем, одного его не достаточно. Нужно дать не только полномочия, но и инструменты для работы. В первую очередь возникает вопрос: кто будет законы исполнять? Если в среднем регионе на 3,5 млн человек по 14 человек работает в надзорных органах, и зарплата у них в среднем 12–18 тыс. руб., то о чем мы говорим? Думаю, что за изменениями в законодательстве последует еще целый ряд конструктивных изменений, в том числе и в структуре надзорного ведомства».

Правительство очень заинтересовано в том, чтобы поднять рынок российских медизделий на новый уровень: сегодня вводятся все новые и новые ограничения на импорт зарубежного оборудования. Так, 2 декабря стало известно, что в 2016 году Минпромторг РФ планирует расширить список импортных медизделий, для которых устанавливаются ограничения при закупках. С таким заявлением выступил глава ведомства Денис Мантуров. Постановление об ограничении госзакупок Дмитрий Медведев подписал еще 5 февраля этого года. В него были включены, например, электрокардиографы, микрохирургические ножницы, импланты для остеосинтеза, неимплантируемые слуховые аппараты и еще ряд медицинских инструментов и оборудования.

Вообще, сразу же, как только был взят курс на импортозамещение, российские производители взялись стремительно наращивать объемы производства. По данным Росстата, только за месяц, в марте этого года, объем производства медицинских изделий в России вырос на 17,6% – по сравнению с февралем. Грядущее расширение списка замещенных медизделий Денис Мантуров связывает именно с тем, что локальные компании уже расширили ассортимент своего производства.

Кстати, постепенно снижать зависимость от импорта не так сложно. Надо только объединить усилия наших исследовательских компаний и производителей. «Уровень клинических исследований и качества производимой продукции в России растет очень высокими темпами именно за счет внедрения и автоматизации бизнес процессов международного уровня, — рассказывает Ольга Логиновская, директор по качеству и корпоративному развитию компании Flex Databases (занимается автоматизацией процессов по проведению клинических исследований). — При законодательной поддержке правительства и инициативе таких компаний в совсем недалеком будущем доля современных отечественных медицинских препаратов и приборов будет выше импортной вне всяких сомнений».

Чтобы наши медизделия не уступали импортным, надо повысить и стандарты качества для производителей. «Бизнес-процессы нужно прописать в соответствии с международными требованиями, лучшими практиками индустрии, затем автоматизировать их и следить за четким выполнением, например очень популярное решение — это внедрение технологичных систем, те же автоматические системы по фармаконадзору, — говорит Ольга Логиновская. — К тому же важно наладить обучение сотрудников. Качество производимого продукта, будь то лекарственный препарат или медицинский прибор, всегда зависит от сотрудников предприятия в не меньшей степени, чем от современности оборудования завода».

Импортозамещение в медицине: приказ N 155

Одним из перспективных направлений развития российской экономики является импортозамещение в различных отраслях, целью которого является снижение зависимости российского рынка от поставки иностранной продукции путем создания собственных производственных линий.

Импортозамещение в медицине основано на разработке новых технологий производства российских медизделий, расходников и лекарственных средств.

Бытует мнение, что существующие механизмы импортозамещения в медицине действуют лишь на уровне «ватных палочек». Так ли это, мы рассмотрим в настоящей статье.

Импортозамещение и закупки товаров для медицины

Основные проблемы импортозамещения в медицине связаны с недоработкой правовой базы, регулирующей этот вопрос. Рассмотрим основные нормативно-правовые акты в этой сфере.

Нормы, посвященные импортозамещению, содержатся как в 44-ФЗ (ст. 14), так и в законе 223-ФЗ (п. 1 ч. 8 ст. 3).

В 223-ФЗ указано, что Правительство России может устанавливать приоритет товаров, которые имеют российское происхождение, по отношению к иностранным товарам, однако соответствующий акт Правительства за последние годы принят так и не был. Эксперты объясняют это вступлением России в ВТО, поскольку любые ограничения и запреты при осуществлении закупок по 223-ФЗ теперь могут быть рассмотрены как несоблюдение правил ВТО.

Поэтому эта норма является на сегодняшний день «мертвой», и вряд ли ситуация в скором времени изменится.

Поэтому более подобно следует рассмотреть те акты, которые принимались в рамках ФЗ-44. Эти акты, касающиеся порядка импортозамещения, можно разделить на две группы:

  • акты, которые устанавливают приоритет российской продукции над иностранной, но не устанавливающие ограничений и запретов на закупку иностранной продукции. К этой группе мы отнесен приказ Минздравсоцразвития РФ от 25.03.2014 года № 155;
  • акты, определяющие ограничения допуска иностранных товаров при проведении закупок. Эти акты также не запрещают закупку иностранной продукции и позволяют заказчику ее приобрести, если поставщик станет победителем в конкурсных процедурах.

Ко второй группе относится постановление Правительства РФ № 102 от 05.02.2015 года, касающееся закупки медизделий, а также постановление Правительства РФ № 1289 от 30.11.2015 года, о закупках лекарств.

Если закупка осуществляется по 44-ФЗ и один из этих актов подлежит применению, заказчик обязан сделать упоминание о действии документа в своем плане-графики закупок и отразить эту информацию к извещении о остальной документации по закупке.

В противном случае, в действиях заказчика будут усматриваться нарушение законодательства о закупках.

Далее мы рассмотрим особенности применения каждого вышеназванного документа в отдельности.

  • возможность скачивать шаблоны документов
  • доступ к просмотру видеотренингов ведущих экспертов
  • доступ к журналам для главного врача и его заместителей

Активировать доступ

Этот документ действует в отношении закупок любых видов лекарственных средств.

Основной посыл документа — к заявкам, в которых содержится предложение о поставке отечественного товара, применяется 15% ценовая преференция.

С 01.01.2016 года под отечественными понимаются товары, произведенные на территории России, Казахстана, Беларуси, Киргизии и Армении.

Механизм закупки по приказу № 155 прост – если в аукционе выиграл участник, который предлагает иностранный товар, то цена по контракту должна быть дополнительно снижена заказчиков на 15% от суммы ценового предложения участника закупки.

То есть, при проведении аукциона приказ № 155 действует на опережение, т.к. участник, который предложил товар иностранного происхождения, должен заранее предусмотреть в своей цене ее 15% снижение.

Если заказчиком проводится запрос котировок, то при оценке поданных участниками заявок, заказчик сам должен применить к заявкам участников, предлагающих отечественный товар, 15% снижающий цену коэффициент.

Однако, если участник станет победителем закупки, то контракт с ним будет заключён по предложенной изначально цене.

Если участники предложили одинаковые цены, то победит участник, который имеет право на предоставление льготы.

Приказ 155 не применяется в следующих случаях:

  • если в лот заказчиком включена только часть товаров из перечня Приказа № 155;
  • если закупка не состоялась;
  • если все участники закупки предложили иностранный товар;
  • если все поступившие на закупку заявки являются отечественными;
  • если в заявке победителя более 50% предложенной цены приходится только на отечественные товары.

Неоднозначные вопросы применения приказа № 155

1. В соответствии с п. 9 Приказа, для его применения заказчик должен установить в документации о закупке следующее:

  • требование об указании участниками в заявке страны происхождения товара;
  • требование об указании участниками заявки своей цены за одну единицу товара по каждой позиции;
  • положение о том, что участник товара несет ответственность за достоверность сведений о стране происхождения товара.

При несоблюдении этих требований, заказчик вынужден будет отклонить заявку участника.

2. Приемы, выработанные поставщиками для обхождения применения приказа № 155 в их отношении.

Так, заказчики не всегда указывают в НМЦК к закупке единичные расценки закупаемой продукции, то есть при расчете конечной цены использовались коммерческие предложений в целом по лоту. В таком случае применение в аукционе единичных расценок делает невозможным применение к победителю аукциона положения п. 11 Приказа № 155, определяющего доли товаров из стран ЕАЭС в составе заявки. Поэтому в итоге победитель аукциона при заключении контракта сможет сам определить единичные расценки поставляемых заказчику товаров.

В связи с этим, рекомендуем при применении приказа № 155 проводить обоснование НМЦК по единичным расценкам закупаемой продукции, что позволит исключить возникновение спорных ситуаций с контролирующими органами.

Еще один вариант обхода действия приказа № 155 со стороны участника – он может в своей заявке указать, что все поставляемые им товары происходят, например, из России. Заказчик на данном этапе не сможет проверить достоверность информации и отказать участнику в связи с предоставлением недостоверных сведений даже в том случае, если совершенно очевидно, что данные товары на территории ЕАЭС не производятся в принципе.

Смотрите так же:  Если штраф оплачен после 60 дней

Существует в приказе № 155 и еще один пробел – если участник закупки заявит, что все его товары происходят из ЕАЭС, то запрет на изменение страны происхождения товара, который установлен этим же приказом, примениться не может.

Это прописано в п. 13 приказа № 155 где сказано, что не допускается замена страны происхождения товара за исключением случая, когда в результате такой замены страной происхождения объекта закупке будет являться страна-участник ЕАЭС.

Постановление № 102

Среди специалистов в сфере закупок данный документ получил название «третий лишний», что связано с его смыслом.

Так, в этом акте Правительства РФ установлено, что заказчик отклоняет все заявки, в которых участники предлагают поставку медизделий иностранного происхождения в том случае, если на процедуру закупки были подано 2 и более заявки с предложением отечественного медизделия.

То есть Постановление не запрещает закупку иностранных товаров, если заявки таких участников не будут отклонены.

Постановление № 102 может применяться заказчиком при проведении любой процедуры закупки, кроме закупок у единственного поставщика.

Заявки, которые содержат предложения о поставке отечественных медизделий для применения постановления № 102 должны соответствовать двум условиям:

  • медицинское изделие происходит из страны ЕАЭС;
  • к заявке по таким закупкам приложен сертификат, указывающий на страну происхождения товара по форме СТ-1.

Если сертификат отсутствует или заявка является смешанной (в ней присутствуют и отечественные и иностранные изделия), то в целях применения постановления № 102, заявка признается иностранной.

Применение постановления № 102 вызывает на практике многочисленные споры в связи с тем, что его положения не совсем согласуются с законом о контрактной системе.

Например, в соответствии с 44-ФЗ, если для объекта закупки предусмотрены какие-либо ограничения подзаконными актами, то документы, подтверждающие соответствие товаров ограничениям, должны подаваться участниками закупки во всех случаях.

В постановлении № 102 же сказать, что страна происхождения должен быть подтверждена только для медицинских изделий отечественных.

Поэтому, в соответствии с 44-ФЗ, сертификат формы СТ-1 должны предоставляться на закупку всеми участниками, предлагающими отечественный товар.

По иностранным товарам такое подтверждение не требуется.

После вступления в силу постановления № 102, российские производители медизделий столкнулись с рядом трудностей:

  • получение сертификатов СТ-1 на предлагаемую ими продукцию является дополнительным финансовым обременением. При этом никто не гарантирует, что закупать медизделие будут именно у них и что эти финансовые траты будут оправданы.

Более того, приказом Торгово-промышленной палаты РФ № 29 от 10.04.2015 года установлен порядок получения таких сертификатов, в соответствии с которым сертификат СТ-1 прекращает действовать после окончания закупки товара для муниципальных или государственных нужд, для которой он был выдан.

Таким образом, дважды использовать один и тот же сертификат участник не может, каждый раз его приходится оформлять снова, на что уходит дополнительное время и средства.

  • если сертификат у участника закупки отсутствует, то его заявка заказчиком отклоняется, что не только не поддерживает отечественного производителя, но и создает для него дополнительные бюрократические барьеры при осуществлении закупок.

Отметим, что ситуация немного поменялась после рекомендательного письма ФАС РФ № АЦ/26282/15 от 28.05.2015 года, в котором было сказано, что заказчик должен отклонить все иностранные заявки только в том случае, если на процедуру закупки попадет не менее двух заявок отечественных.

Если две отечественные заявки на закупку не поданы, то постановление № 102 неприменимо. Поэтому заявка, содержащее предложение о поставке отечественных медизделий без сертификата СТ-1, не может быть отслонена заказчиком.

Отметим, что если применить постановление № 102 по ряду причин не получилось, то заказчик должен применять при осуществлении закупки рассмотренный ранее приказ № 155

Постановление № 1289

Еще один документ, именуемый «третьим лишним», однако теперь в отношении лекарств из перечня ЖНВЛП.

Суть документа схожа с положениями постановления № 102. Заказчик обязан отклонить все заявки, которые предлагают поставку лекарств иностранного происхождения, если на закупку поступило две и более заявки поставщиков, предлагающих отечественные лекарства.

В постановлении № 1289 под иностранной понимается и продукция, которая произведена в странах ЕАЭС.

Кроме того, до 31.12.2016 года отечественными не признаются товары, в отношении которых первичная и вторичная упаковка с обеспечением выпускающего контроля произведена в странах ЕАЭС.

Поэтому до 31.12.2016 года заказчик не только обязан отклонить такие заявки, но и не может запросить у участников сертификаты СТ-1 в отношении лекарств.

По смыслу норм постановления № 1289, страной происхождения товара является та страна, в которой лекарство было полностью произведено или подвергнуто достаточной обработке (переработке).

При этом конкретная страна происхождения товара указывается участников в первой части заявочной документации. При этом заявка от участника ЕАЭС будет признана отечественной только при наличии у товара сертификата СТ-1.

Если не удалось применить постановление № 1289, то есть если иностранные заявки не были отклонены по ряду причин, то заказчик в таком случае применяет приказ № 155 в описанном ранее порядке.

Приказ Минпромторга России от 31.03.2015 N 655 «Об утверждении плана мероприятий по импортозамещению в отрасли медицинской промышленности Российской Федерации»

МИНИСТЕРСТВО ПРОМЫШЛЕННОСТИ И ТОРГОВЛИ

от 31 марта 2015 г. N 655

ОБ УТВЕРЖДЕНИИ ПЛАНА МЕРОПРИЯТИЙ ПО ИМПОРТОЗАМЕЩЕНИЮ

В ОТРАСЛИ МЕДИЦИНСКОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

В соответствии с пунктом 4 плана содействия импортозамещению в промышленности, утвержденного распоряжением Правительства Российской Федерации от 30 сентября 2014 г. N 1936-р, в целях организации в Минпромторге России работы по формированию отраслевых планов мероприятий по импортозамещению в гражданских отраслях промышленности Российской Федерации, приказываю:

1. Утвердить прилагаемый план мероприятий по импортозамещению в отрасли медицинской промышленности (далее — план).

2. Возложить на Департамент развития фармацевтической и медицинской промышленности:

а) координацию работ по отбору предприятий, участвующих в реализации плана, и определение мер стимулирования на основе отраслевой специфики в соответствии с порядком, утверждаемым приказом Минпромторга России;

б) разработку проектов необходимых нормативно-правовых актов для реализации мер государственной поддержки импортозамещения;

в) мониторинг реализации плана;

г) доведение до потенциальных исполнителей проектов по выпуску импортозамещающей продукции, включенной в план, информации о возможных мерах государственной поддержки реализации плана, предусмотренных, в том числе соответствующими государственными программами и постановлением Правительства Российской Федерации от 17 декабря 2014 г. N 1388 «Об утверждении Правил предоставления из федерального бюджета субсидий федеральному государственному автономному учреждению «Российский фонд технологического развития» в целях внедрения наилучших доступных технологий и импортозамещения в рамках подпрограммы «Обеспечение реализации государственной программы Российской Федерации «Развитие промышленности и повышение ее конкурентоспособности».

3. Возложить на Департамент стратегического развития и проектного управления координацию работ по мониторингу, экспертно-аналитическому и методологическому обеспечению реализации плана.

4. Департаменту информационных технологий и общественных связей опубликовать план на официальном сайте Министерства промышленности и торговли Российской Федерации.

5. Контроль за исполнением настоящего приказа возложить на заместителя Министра С.А. Цыба.

от 31 марта 2015 г. N 655

МЕРОПРИЯТИЙ ПО ИМПОРТОЗАМЕЩЕНИЮ В ОТРАСЛИ

МЕДИЦИНСКОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Импортозамещение в медицине: планы и последствия

Что теряет и что выигрывает российская медицина от программы импортозамещения? Зачем вообще это нужно — делать все самим, изобретать велосипеды? MedAboutMe разбирается в хитросплетениях, от которых зависит здоровье россиян и качество медицинского обслуживания в стране.

Таблетки, лекарства и медоборудование как санкционные продукты

Крым, разумеется, наш, и очень хорошо. И санкции тоже наши. Что в одну сторону, что в другую. Нам запрещают, мы ограничиваем в ответ. Справедливость в сегодняшнем понимании.

Правда, санкции против России начались задолго до возвращения Крыма домой. О необходимости импортозамещения впервые заговорили еще тогда, когда крымчане о российском доме только мечтали.

Негоже совсем, когда огромная страна более чем на 80% зависит от импорта. Это просто небезопасно.

Сдвинуть с места этот воз нелегко, но делать это придется. Даже если в упряжке по-прежнему Лебедь-Минздрав, Рак-правительство и Щука-бизнес, каждый из которых тянет в свою сторону. Правительство заинтересовано в обеспечении независимости от импортных товаров, бизнес хочет получать прибыль, врачам нужно просто лечить пациентов и желательно делать это эффективно. С применением новейших разработок и лекарств, большинство из которых поступали из-за границы. И часть которых попала в санкционные списки, по крайней мере, для госзакупок.

Сложно? Еще как. На самом деле все еще сложнее.

В 2015 году, в ответ на введенные против Российской Федерации санкции со стороны западных стран, правительство сделало ответный шаг. Было принято постановление об ограничении импортных товаров для госзакупок. Это коснулось лекарств, медицинского оборудования и расходных материалов. Закупать медицинские товары из санкционного списка на Западе стало допустимо только в том случае, если в тендере участвует менее двух участников из стран Таможенного Союза (ТС).

К 2020 году доля импортных перевязочных материалов должна снизиться с 89% до 21%. Медицинские перчатки местного производства должны заменить импортные на 35%, на 29% больше будет поступать в медицинские учреждения российских инъекционных игл. Значительное снижение доли импорта планируется и для протезов, включая глазные, стоп и верхних конечностей. Слуховые аппараты зарубежного производства в настоящее время составляют почти 100% российского рынка. К 2020 году импортных слуховых аппаратов должно быть не более 40%. Еще более значительное сокращение планируется для импорта кардиостимуляторов: с 85% до 10%. Замещение импорта ожидает и сложную медицинскую аппаратуру, включая компьютерные томографы и установки для рентгенографии: с 55 до 13% и с 30 до 12% соответственно.

При этом частные покупатели по-прежнему могут приобретать «запретные» товары.

Но многие больные получали жизненно необходимые таблетки в рамках государственной системы здравоохранения. Теперь же им предлагают другие препараты, многие из которых отличаются по качеству и эффективности не в лучшую сторону. Пользоваться прежними препаратами тоже можно — но уже за свои средства. Если получится найти в аптеках привычные импортные медикаменты.

У меня донорская почка. Каждый, прошедший через трансплантацию органов, знает, сколько нужно принимать лекарств на постоянной основе, чтобы держать в узде организм, чтобы не началась реакция отторжения. Раньше я пользовалась импортным препаратом, теперь он в аптеки нашего города не поставляется — попал под санкции. Вместо привычного лекарства пришлось принимать продукт импортозамещения — и через неделю я уже лежала под капельницами в реанимации. Ну не принимает мой организм этот препарат! Мне надо мой, привычный, а его нет. С огромным трудом достала несколько упаковок через друзей за границей, заплатила кучу денег. А у меня, как у инвалида, их и так немного. Я все понимаю — политика, санкции, национальная безопасность и всякое такое. Но я просто хочу жить, а для этого мне нужно мое лекарство. Оно — не оружие, не стратегический продукт, не уран для бомб. Зачем лишать своих, российских больных привычных, хорошо действующих медикаментов ради политических целей? Неужели нельзя использовать для этого что-то менее насущное?

Смотрите так же:  Брокерский договор поручения

Мой сын с детства тяжело болен. Его кожа постоянно воспалена, каждое прикосновение причиняет сильную боль. Для нас критически важно качество перевязочных материалов. В России и странах ТС ничего подходящего не производят. Нормальный, здоровый человек может не понимать, чем один бинт отличается от другого, но наши дети ощущают каждую нитку своей сверхчувствительной кожей. Чуть грубее повязка — и на этом месте появляется новый волдырь, а потом — новая рана. Пока нам помогают частные благотворительные фонды, выделяют хорошие импортные перевязочные материалы. Я очень боюсь, что расширение санкционных списков отразится и на них. А значит — и на нас с нашими «детьми-бабочками».

От простого тонометра до томографа и аппарата ИВЛ

По предложению Минпромторга в списки ограничений попало медицинское оборудование, жизненно необходимое российским пациентам. Предложено заменять его в больницах российскими аналогами. Но врачи и больные знают, что продукция отечественных производителей отстает по качеству и, порой, очень значительно.

Например, российский портативный аппарат для искусственной вентиляции легких вдвое тяжелее и объемнее импортного аналога. А ведь аппаратами вынуждены будут пользоваться тяжело больные люди, для которых важны и эти параметры. Можно закрыть глаза на некритичные недостатки тонометра, но более дорогая и сложная техника, от которой зависит жизнь больного человека, обязана быть безупречной. И еще — по доступной цене. Минздрав мог бы закупать хорошие импортные аппараты ИВЛ и распределять их через региональные медучреждения по нуждающимся пациентам. Но введенные ограничения не позволят теперь этого сделать — аппараты искусственной вентиляции попали в список и через госзакупки поставить их в Россию нельзя.

Есть и другие проблемы.

Российские производители готовы обеспечивать медицинские учреждения качественной техникой собственного производства. Но некому будет на ней работать — нет специалистов. Компания-поставщик должна организовывать обучение персонала, иначе купленная техника будет простаивать, а российские больные — уезжать в зарубежные клиники за лечением.

Сложную медицинскую технику производят всего несколько наиболее развитых стран, остальные у них покупают. Это нормально, потому что такое производство требует высокого уровня развития технологий и науки. Но нашей стране приходится экстренно заняться импортозамещением, потому что в ситуации постоянного санкционного давления это единственный выход.

У нас высокий потенциал, и я думаю, что в течение ближайшего десятилетия импортозамещение в медицине сможет достичь 75-80%. Постановление об ограничении госзакупок у иностранных производителей, несомненно, станет хорошим стимулом для местной промышленности. Можно даже не «изобретать велосипеды», а покупать лицензии на производство оборудования и собирать его в России из готовых запчастей. Это будет выгодно и удобно как производителям, так и медучреждениям.

Но дальше все оказывается совсем не так радужно. Начиная с получения регистрационного удостоверения, которое связано с массой бюрократических препон и проволочек. Есть реальный шанс, что пока оборудование получит все необходимые удостоверения, оно уже устареет морально.

Еще одна проблема — подготовка кадров. Современное медицинское оборудование требует высокой квалификации, слаженной работы нескольких специалистов. Иногда малейшая погрешность в проведении процедуры может стать фатальной для пациента. А у нас таких высококвалифицированных кадров катастрофически не хватает. И получается, что оборудование есть, деньги есть, а больные едут лечиться за границу, потому что дома некому провести лечение.

Наша компания даже решила подарить установку для радиотерапии стоимостью 150 млн рублей МГУ, чтобы студенты могли осваивать сложную технику в процессе обучения. Но на самом деле, обучением персонала должно заниматься государство, а не частные компании. Вот и получается, что от законов и выделения средств зависит не все. Нужен еще эффективный менеджмент на государственном уровне.

Есть неясные моменты и в других сферах действия ограничительного закона. Не для всех товаров определены четкие критерии, на которые могли бы опираться медицинские учреждения при составлении заказов на медоборудование. Например, постановление ограничивает поставки томографов с указанием определенной конфигурации приборов, в то время как для рентгеновских установок рентгена и ультразвукового диагностического оборудования какая-либо спецификация не указана. Значит ли это, что медучреждения должны покупать только УЗИ в базовой комплектации? Не повредит ли такой подход качеству результатов исследования? Пациент не должен страдать из-за несовершенства законов.

Основания для оптимизма есть!

Хотя программа импортозамещения движется со скрипом, позитивные изменения все-таки есть, и есть основания рассчитывать на большее.

Местные производители медицинских товаров действительно увидели перспективы для развития. В России могут выпускаться хорошее сложное оборудование, перевязочные материалы, аналоги лекарств, не уступающие по эффективности импортным препаратам. Требуется только время и помощь государства, например, в преодолении бюрократических препон.

За последние несколько лет российские ученые достигли значительных успехов, по некоторым направлениям Россия входит в тройку лидеров. Это касается, в частности, борьбы с неинфекционными заболеваниями, охраны материнства и детства. За разработку противоинсультной организационной модели российские медики получили золотую медаль Всемирной организации инсульта.

Большой прорыв совершен в сфере профилактики и лечения ВИЧ: по официальным данным, в стране не только сокращается заболеваемость СПИДом, но еще и стоимость лечения удалось снизить в 2 раза.

Хороших результатов достигли российские онкологи. Прекрасные хирурги в России были всегда, а вот в части химио- и иммунотерапии наша страна отставала. Теперь в распоряжение врачей переданы 26 новых эффективных препаратов, разработанных в России.

Запущены первые установки для протонной терапии, которых ранее в России не было ни одной. Больные получили возможность лечиться, не выезжая для этого в другие страны.

Тем не менее, и врачам, и пациентам хотелось бы иметь больше оснований для оптимизма. Импортозамещение хорошо только тогда, когда оно не приводит к снижению эффективности и качества медицинской помощи. Будем надеяться, что так оно когда-нибудь и будет.

После принятия постановления об ограничении импорта медицинских товаров многие эксперты высказывали опасения, касавшиеся ухода импортеров с российского рынка. Эти прогнозы не подтвердились. Напротив, российские и зарубежные компании стали всерьез рассматривать расширение существующих производств и открытие новых.

Однако постановление необходимо дорабатывать. В уточнениях нуждаются правила применения преференций при торгах, необходимо также внести изменения в правила совершения комплексных закупок.

Российским производителям стоит выходить за рамки региональности, которая ограничивает их возможности воспользоваться преимуществами, предлагаемыми постановлением. Самое время наращивать производство и перестать довольствоваться покупателями из близких к точке производства регионов.

Идея импортозамещения проста и понятна: собственное производство выгоднее, чем приобретение дорогих товаров за границей. Ухудшение отношений с Западом вынудило российское правительство вспомнить об импортозамещении и сделать это слово одним из наиболее часто употребляемых.

Однако даже кризис не заставил экономику России стать ни более гибкой, ни более динамичной. Всем понятно, что прежняя экономическая модель подлежит замене как исчерпавшая себя, но на самом деле она только укрепляется.

На фоне слабого рубля вполне могло бы произойти восстановление и даже рост промышленного производства, но для этого необходимо проведение глубоких и болезненных реформ. Более глубоких, чем пытается провести Кремль.

В нашем центре детской гематологии, онкологии и иммунологии заменить отечественными аналогами можно только постельное белье и тапочки. От качества препаратов, точности приборов зависит жизнь ребенка. Российский препарат может быть дешевле и доступнее, но какой в нем смысл, если полно примесей, а действующего вещества на 25% меньше?

Из-за ограничения импорта мы сталкиваемся с нехваткой жизненно необходимых лекарств. Препараты, которыми мы лечили раньше, теперь просто не закупаются. Те больные, кто имеют такую возможность, уезжают для лечения в другие страны. Кто не может этого сделать, просто обречен. Если только какой-нибудь благотворительный фонд не купит необходимое лекарство.

Нет, в России есть, конечно, предприятия, выпускающие отличные препараты и оборудование высокого качества. Но их продукция довольно дорогая, и выиграть тендер шансов мало.

Правительство должно больше прислушиваться к врачам. Пациенты не могут становиться жертвами непродуманных экономических экспериментов.

Другие публикации:

  • Признание ответчиком иска о недействительности сделки Исковое заявление о признании сделки недействительной Нарушение условий заключения договора может привести к необходимости подать исковое заявления о признании сделки недействительной. Не только договора, но и любого обязательства (сделка может быть […]
  • Пособие маленький мальчик Деньги дадут на первенца и подкидыша Новые пособия на первого и второго ребенка платить их будут не всем. А только семьям с подушевым доходом не более полутора региональных прожиточных минимумов. Размер пособия будет также в сумме прожиточного минимума […]
  • Приказ 54 минэкономразвития Приказ Министерства экономического развития РФ от 15 февраля 2010 г. N 54 "Об утверждении Порядка проведения открытых торгов в электронной форме при продаже имущества (предприятия) должников в ходе процедур, применяемых в деле о банкротстве, Требований к […]
  • Мировой суд чекмагушевский район П О С Т А Н О В Л Е Н И Е 29 декабря 2014 года с. Чекмагуш Мировой судья судебного участка №2 судебного района Чекмагушевский район РБ Хуснутдинов М.М., по адресу Чекмагушевский район с. Чекмагуш улица Мира, 25 рассмотрев материалы дела об административном […]
  • Юридический трудовой инспекции Как без стресса пережить проверку ГИТ? Инспекция труда вправе проверять любого работодателя, независимо от того, сколько работников у него трудится. Поэтому стоит заранее предусмотреть все документы, которые могут попасть в центр ее внимания. Что […]
  • Налог на имущество в 2019г До 2020 года налог на недвижимость увеличится в несколько раз Постепенное увеличение налога на квартиры и нежилую недвижимость от полутора до десяти раз ожидает россиян в течение ближайших пяти лет. Закон, регламентирующий это повышение, подписал президент […]

Вам также может понравиться