Доверительная собственность в англии и сша

Возникновение и развитие доверительной собственности в Англии и США Жданов Андрей Александрович

Диссертация — 480 руб., доставка 10 минут , круглосуточно, без выходных и праздников

Автореферат — бесплатно , доставка 10 минут , круглосуточно, без выходных и праздников

Жданов Андрей Александрович. Возникновение и развитие доверительной собственности в Англии и США : Дис. . канд. юрид. наук : 12.00.01 : Санкт-Петербург, 2003 180 c. РГБ ОД, 61:04-12/512

Содержание к диссертации

Раздел I. Доверительная собственность в средневековом праве Англии 15

Глава 1. Истоки use в английском праве 15

Глава 2. Use и право Справедливости в XIV — начале XVI вв 22

Глава 3. Statute of Uses 1535 г. и инкорпорация use в Общее право 57

Глава 4. Влияние особенностей Общего права на развитие use 68

Раздел II. Развитие траста в Англии и США в XVII — начале XX вв. 88

Глава 1. Возникновение траста и его основные особенности 88

Глава 2. Институт трастовых фондов в XVII — XVIII вв 107

Глава 3. Императивные трасты в XVII-XVIII вв 127

Глава 4. Основные тенденции развития траста в XIX — начале XX вв 132

Раздел III. Траст и доктрина судебного прецедента в Англии и США в новое время 142

Глава 1. Проблема определения траста 142

Глава 2. Право Справедливости и доктрина судебного прецедента 149

Перечень источников и литературы 168

Введение к работе

Актуальность темы исследования. Доверительная собственность занимает сегодня одно из важнейших мест в правовых системах стран Общего права, прежде всего, Англии и США. Такая оценка связана, во-первых, с тем, что доверительная собственность является одним из базовых институтов правовых систем стран Общего права, и, во-вторых, с тем, что ни среди вещно-правовых, ни среди обязательственных конструкций стран континентальной правовой семьи нельзя подобрать отношений, идентичных доверительной собственности. Поэтому она может служить ключом к пониманию многих отличительных черт и эволюции правовых систем Англии и США, остававшихся незамеченными или труднообъяснимыми, что особенно важно в период наметившейся гармонизации правовых систем разных стран в условиях интеграции мировой экономики, развития экономических, культурных и иных связей между народами. Несмотря на важную роль доверительной собственности, ее определение остается крайне спорным моментом. Например, в России доверительная собственность традиционно понимается как правовой институт, «где одно лицо является собственником имущества, отчужденного ему другим лицом для определенных целей, указанных отчуждателем. Приобретатель — он является доверительным собственником — использует приобретенное имущество не совсем свободно, а только в соответствии с целями, указанными учредителем (отчуждателем). Он осуществляет свое право не для себя, а для других лиц — выгодоприобретателей».

Такова в наиболее общем виде схема доверительной собственности, которая использовалась в странах Общего права для самых различных целей. Однако эта схема мало помогает в определении природы доверительной собственности и ее места в правовых системах стран Общего права. В юридической литературе обычно утверждается, что доверительная собственность -это всеобъемлющий институт, пределы использования которого сложно определить. 2 Юристы Общего права всячески поддерживают такое «мистическое» восприятие доверительной собственности, утверждая, что этот институт применяется для неограниченного количества целей. Вместе с тем потребности

1 Нарышкина Р.Л. Доверительная собственность в гражданском праве Англии и США. М., 1965. С.З.

2 См. напр.: Безбах В.В. Доверительная собственность // Советская юстиция. 1992. № 5. С. 10.

современной юридической науки и практики, вызванные в частности интернационализацией торгового оборота, все чаще требуют определить конкретные пределы использования траста, что невозможно без развернутого исследования»истории доверительной собственности и выявления всех ее основных функций в странах Общего права.

Целью настоящей работы является исследование истории развития института доверительной собственности в Англии и США, где этот институт получил наиболее широкую разработку, путем систематизации и критического анализа исторических фактов, а также выявление новых факторов и тенденций в развитии института доверительной собственности в этих странах. В соответствии с этой целью были поставлены следующие задачи:

анализ развития двух исторических форм института доверительной собственности — use и траста;

изучение функций и исторической роли каждой из форм доверительной собственности путем их сопоставления с институтами Общего права и сходными правовыми институтами других стран и правовых систем;

определение института доверительной собственности путем сравнительного анализа use и траста;

выявление роли доверительной собственности в развитии правовых систем Англии и США и исследование доверительной собственности как механизма такого развития.

Объектом диссертационного исследования является история возникновения и развития правового института доверительной собственности в Англии и США. Хронология настоящей работы определяется ее основной задачей — анализом функций доверительной собственности и изучением ее как особого механизма эволюции правовых систем указанных стран. Так как известны две формы доверительной собственности — use (XIII-XVI вв.) и траст (с XVII в.), работа строится на изучении основных характеристик каждой из этих форм и их сравнительно-правовом анализе. При этом исследование траста в основном

3 Например, коллизионное право США содержит разные правила для конструктивных трастов и трастовых фондов, а также по вопросам учреждения, действительности и управления трастового фонда, и соответственно делает необходимым четко различать все эти четыре случая. См.: Fischer-Dieskau С. Die Kollisionrechlliche Behandlung von Living und Testamentary Trusts. Bonn, 1967. S. 20-21.

ограничивается периодом становления и господства промышленного капитализма в Англии и США (XVII-XIX вв.). Данные о современной истории доверительной собственности в XX в. привлекаются в той мере, в какой они необходимы для общей характеристики траста и его места в правовых системах этих стран.

Методологической и теоретической основой диссертационного исследования являются исторический метод, методы сравнительного правоведения и логического анализа. Работа строится на критическом анализе (который в свою очередь основан на общепринятых принципах исследования документов, разработанных в рамках герменевтики) исторических и правовых источников Англии и США, а также теоретического материала в области истории развития и правового регулирования доверительной собственности. Автор исходит из того, что появление и развитие доверительной собственности, учитывая ее важное место в праве Англии и США, отражали общий прогресс правовых систем указанных стран, если рассматривать право как фактор развития цивилизации.

В исторической науке известно, что все цивилизации в своем развитии помимо специфических черт имеют некие универсальные тенденции. На основе этого явления Ясперс разработал теорию осевого времени и параллелизма исторических явлений, утверждавшую общность развития мыслящего человечества. Другой пример — это А. Тойнби, который разрабатывал применение сравнительного метода к общему исследованию цивилизаций. Общность и принципиальную сравнимость цивилизаций он объяснял наличием универсальных тенденций в их становлении и развитии: «Если провести эмпирическое исследование фактов человеческой жизни, отраженных в истории цивилизаций, то обнаруживается регулярность и повторяемость их, что открывает возможность использовать для анализа сравнительный метод». 4 Одновременно теория права, особенно естественно-правовое направление, рассматривает сегодня право как явление цивилизации и один из универсальных критериев развития цивилизации. «Основные характеристики социального прогресса (организованность общественной жизни, степень свободы в обществе) и особенности права как инструмента, обеспечивающего организованность и социальную свободу, активность, ответственность, таковы, что в условиях цивилизации они как бы

созданы друг для друга». Причем, прогресс права свободы в обществе непосредственно связывается в теории права с развитием таких универсальных правовых категорий как правосубъектность, собственность и договор. 5 Согласно приведенным посылкам, в основу сравнительного метода, используемого автором в работе, положены указанные универсальные правовые категории, прежде всего частная собственность и договор. Следуя терминологии А.И. Косарева, автор рассматривает и определяет доверительную собственность как вариант развития и прогресса права Англии и США в контексте этих универсальных правовых категорий, и стремится выявить юридические и неюридические факторы, предопределившие основные особенности этого «варианта». 6

История средневековой доверительной собственности наиболее полно исследована в английской историко-правовой науке, хотя в работе привлекаются труды авторов из других стран, включая Россию. Во-первых, это работы по истории английского права, представляющие собой общее описание развития английской правовой системы (У. Холдсворт, Г. Поттер, М.В. Петрова). Особенно следует отметить изданный в девяти томах в 1926 г. труд У. Холдсворта «История английского права», не имеющий до сих пор аналогов в английской науке по полноте исследования истории права и богатству фактического материала. Во-вторых, это собственно работы по истории права Справедливости и доверительной собственности, прежде всего Ф. Мэйтланда (1850-1906), труды которого остаются наиболее полным исследованием по данной теме. В этих работах сформулированы все те основные взгляды на причины возникновения, сущность и функции доверительной собственности, которые сегодня господствуют в англоамериканской юридической науке.

В настоящей работе доверительная собственность рассматривается в качестве многостороннего правового и социального явления, в связи с чем в ней широко представлен междисциплинарный подход и привлечены источники из

4 Тойнби А. Постижение истории. М., 1996. С. 74-75; Ясперс К. Смысл и назначение истории. М, 1994. С. 74,
257.

5 Алексеев С.С. Теория права. М, 1995. С. 181; Нерсесянц B.C. Право — математика свободы. М, 1996. С. 5-
17.

6 Косарев А.И. Поступательное движение в истории дореволюционных типов права. Автореф. дисс. на
соиск. ученой степени доктора юр. наук. М, 1989. С. 22.

нескольких областей науки. Использованы специальные исторические

исследования базовых институтов Общего права — договорного права, теории

судебного прецедента и форм исков (Ф. Мэйтланд, Т.В. Апарова, P.O. Халфина, Р.

Кросс, Р. Уолкер). Для анализа английского средневекового права используется

трактат Г. Брэктона «О законах и обычаях Англии», являвшийся долгое время

источником английского права. Для характеристики английского Общего права

XVIII в. используются написанные В. Блэкстоном «Комментарии к законам

Англии», также имевшие силу источника права в Англии. Кроме того, привлечены

работы юристов, посвященные земельному праву и правам на недвижимость,

которые широко освещают исторические предпосылки институтов английского

земельного права и преемственность современного английского земельного права

от институтов средневекового права, сложившихся в Англии со времен

норманнского завоевания 1066 г. (Р. Мегарри, Л.И. Дембо). Для исследования

истории траста в Новое время используются также работы английских юристов,

посвященные доверительной собственности как современному правовому

институту, т.е. по большей части структуре трастовых фондов. В основном для ее

описания привлечены работы Г. Китона, Г. Ханбюри и П. Петти. Классические

труды по доверительной собственности дополнены статьями по отдельным

проблемам доверительной собственности из Интернета, публикуемыми

электронным журналом «Trusts and Trustees», которые в основном принадлежат

перу юристов США и освещают новейшие изменения в регулировании

доверительной собственности (например, появление целевых трастов).

В диссертации также использовались труды по гражданскому праву,

особенно принадлежащие перу И.А. Покровского, М.И. Кулагина, О.С. Иоффе, и

работы по истории гражданского права, включая римское право,

западноевропейское средневековое право и право Нового времени,

дореволюционное русское право, а также право мусульманских стран, которые

дают необходимый материал для сравнительного исследования истории развития

институтов права собственности в странах Общего права и странах,

принадлежащих к другим правовым семьям. Эти работы дополнены статьями с

Интернет-сайта «Forum Historie Iuris» Гумбольдтского университета Берлина.

Кроме того, в диссертации используются данные социально-экономической

истории европейских стран и США.

Исследование опирается также на работы по вопросам сравнительного права, включая фактический материал и выводы, содержащиеся в общетеоретической литературе по сравнительному праву, которая сопоставляет развитие и особенности правовых систем разных стран в целом. Особенно значимыми в этой группе являются книги, написанные Р. Давидом (Франция), а также Т. Цвайгертом и X. Кетцем (Германия). Помимо этих работ, широко используется специальная сравнительно-правовая литература по трасту, особенно работы X. Кетца и К. де Вульфа, которые направлены на выявление структуры и функций траста в Англии и США и на исследование институтов, выполняющих схожие функции в Германии и во Франции. По образцу этих работ в 1965 г. вышла в свет книга Р.Л. Нарышкиной — единственное на сегодняшний день исследование в России, посвященное доверительной собственности, где также рассматриваются структура и отдельные функции доверительной собственности в Англии и США с позиции юриста континентальной Европы.

Смотрите так же:  Простое банкротство

Источниковедческой основой диссертации являются тексты нормативно-правовых актов и судебные отчеты, охватывающие основные этапы развития доверительной собственности в Англии и США, включая тексты королевских статутов Англии XIII, XVI и XVII вв., законодательство Англии и США ХІХ-ХХ вв., судебные отчеты по наиболее важным прецедентам, относящиеся к XV, XIX и XX вв. При работе с источниками автор использовал сборники законодательства и судебной практики, изданные на английском и русском языках, а также материалы с официальных Интернет-сайтов Иельского университета и других университетов. Следует отметить, что исследование use в значительной степени опирается на изученные автором тексты королевских статутов, а также на обзоры иных статутов, в основном приводимые У. Холдсвортом, что связано: (1) с малочисленностью судебных отчетов по указанному периоду, которые отражали бы судебную практику в суде Канцлера, и (2) отдаленностью периода Средних веков, в силу чего средневековая доктрина права Справедливости не может быть воспроизведена без критического исследования доступных источников. Исследование траста, напротив, в большей степени опирается на общеизвестные доктрины юристов Общего права, получившие широкое отражение в судебной практике и законодательстве Англии и США. Поэтому при описании траста более важное

значение приобретают сравнительно-правовые методы, а тексты статутов и

судебных отчетов в основном используются для иллюстрации положений юридической доктрины.

Степень научной разработанности проблемы. Исследования по истории доверительной собственности в странах Общего права, особенно в английской юридической науке, как уже было отмечено, сами по себе не являются новыми. Однако эти исследования в ряде случаев недостаточны для понимания доверительной собственности как историко-правового явления в силу следующих причин:

1. История доверительной собственности рассматривается в них под
сильнейшим влиянием современных авторам английских правовых доктрин и
категорий конца XIX-XX вв., например, под влиянием доктрины добросовестного
возмездного приобретателя права Справедливости, а не на основе универсальных,
т.е. понятных за пределами стран Общего права, правовых категорий, таких как
собственность, договор, система права. Вследствие этого авторы иногда не
раскрывают в полной мере место и значение этого института в истории
английского права, ограничиваясь узким историческим исследованием правовой
доктрины и отдельных сторон института доверительной собственности. Это
относится, в том числе к трасту, определения которого, даваемые английскими и
американскими юристами с использованием таких исторически сложившихся
терминов как «право Справедливости» без дополнительного разъяснения этих
терминов, являются мало понятными для юристов других стран. 7

2. Развитие доверительной собственности иногда рассматривается
изолированно от других исторических институтов английского права, прежде
всего, от институтов собственности Общего права. Например, за исключением
работ У. Холдсворта, который сравнивает режим собственности Общего права и
права Справедливости, сравнительный метод для исследования функций
доверительной собственности в средневековом английском праве практически не
применяется английскими юристами.

3. Сравнение доверительной собственности с аналогичными правовыми
институтами других стран носит иногда ограниченный характер, так как
доверительная собственность рассматривается часто только как структура

правоотношений — обязательств доверительного собственника по отношению к бенефициару, а не как особый вид собственности. В связи с этим английские авторы часто не учитывают историческую специфику доверительной собственности, тесно связанную с различными особенностями правовых систем Англии и США, включая доктрину расщепленной собственности. Так, Ф. Мэйтланд в работе «Траст и корпорация» 8 проводит сравнительное исследование доверительной собственности и института душеприказчика по праву Бургундского королевства. Такое частное сравнение, проливая свет на истоки доверительной собственности, не отвечает все же масштабу использования самого института доверительной собственности в средневековой Англии, а потому оно может быть эффективным только в исследовании отдельных элементов и функций доверительной собственности.

В результате история доверительной собственности рассматривается в английской литературе в некоторых случаях как набор фактов, изучаемый вне исторического контекста. Такой подход не соответствует современным требованиям к историко-правовому исследованию, согласно которым подлежащий применению текст или факт обретает конкретность и завершенность лишь в истолковании, которое крепко держится в свою очередь за смысл таких текста или факта, выявленных из исторического контекста. 9 Следовательно, чтобы добиться лучшего понимания феномена доверительной собственности, необходимо изучить его в историческом контексте в связи с иными существенными правовыми и социальными особенностями в Англии и США.

В странах романо-германской правовой семьи, включая Россию, исследования по истории доверительной собственности обладают несомненной новизной. Традиционно историко-правовая наука этих стран исходит из презумпции, будто так называемый «феодальный колорит» правовых систем стран Общего права, представленный, в частности, институтом доверительной собственности, — это дань традиции, которая не выходит за рамки особенностей формы права. Давно известно, что англо-американскому праву чужды римские

7 Golds-worth ./. No Easy Definition [WWW-документ] II Trusts-and-Trustees: [WWW-сайт]. URL:
(2003. 11 марта).

8 Maitland F. W. Trust and Corporation II The Collected Papers. V.3. London, 1911.

9 ГадамерГ.Г. Истина и метод. М., 1998. С. 385, 392-393, 397.

правовые конструкции, а его институты собственности, договора и наследования очень своеобразны. Однако в науке истории права считается, что отличие Общего права от континентального носит главным образом формальный характер, что предопределяет, например, одну и ту же сущность права и в Англии и во Франции. С критикой этого подхода в свое время выступил А.И. Косарев, отметивший, что различие между двумя правовыми семьями носит более глубокий характер и связано с различными неюридическими факторами. 10 Однако схожий подход к трасту используется и в европейском сравнительном правоведении, которое приходит к выводу, что цель сравнительно-правовой работы — это критическое исследование институтов в различных правовых системах с тем, чтобы выяснить, каким образом они применяются для выполнения одних и тех же функций, несмотря на их догматическую форму. Применение этого метода в свою очередь опирается на принцип: «Схожие по своим функциям институты различных правовых систем приводят, несмотря на различия в догматической структуре, к одним и тем же результатам». 11

Конечно, нельзя отрицать ни схожесть экономических систем (производственных отношений) западных стран, ни полезность выявления правовых институтов, выполняющих схожие функции в правовых системах разных стран. Однако одного такого подхода недостаточно для исследования доверительной собственности, так как при этом остаются нерешенными следующие проблемы: (1) чем обусловлены формальные различия траста и аналогичных правовых институтов других правовых семей и (2) какое место в развитии правовых систем Англии и США занимает траст, который вьтолняет и функции, не имеющие аналогов в правовых системах других стран. Известно, что сравнительные исследования на макроуровне, включая изучение отдельных свойств различных правовых систем, не могут не ставить своей задачей выявление различающихся функций, которые вьшолняются различными правовыми системами, а также изучение права как фактора общественной жизни. Однако

10 Косарев А.И. Англосаксонская и романо-германская формы буржуазного права. Калинин, 1977. С. 10-11.

11 Дембо ЛИ. Очерки современного аграрного законодательства капиталистических стран. М., 1962. С. 15-
16; Черншовский З.М. Всеобщая история государства и права. М, 1995. С. 385; Koetz Н. Trust und Treuhand.
Goettingen, 1963. S. 38,99.

12 Марченко M.H. Сравнительное правоведение. Общая часть. М., 2001. С. 103.

этот подход мало применялся к исследованию траста, который изучался в основном изолированно от других особенностей правовых систем Англии и США. Поэтому в настоящей работе доверительная собственность исследуется как важное свойство правовых систем Англии и США во взаимосвязи с другими существенными особенностями этих правовых систем.

Научная новизна исследования. Настоящая работа является одной из первых попыток в отечественной науке описать развитие и дать определение института доверительной собственности, охватывающее все его существенные стороны, на основе исследования места доверительной собственности в истории развития правовых систем Англии и США, включая:

Выявление основных особенностей и факторов, с которыми связано развитие доверительной собственности в Англии и США, прежде всего социально-экономических и культурных факторов, проявлявшихся на уровне взаимодействия права и социальной системы в Англии и США (особенности политической централизации и значение земельной собственности в Англии, структура наследования в Англии и США), а также правовых факторов (система прецедентного права, доктрина расщепленной собственности);

Определение и описание развития института доверительной собственности с помощью универсальных правовых категорий, характеризующих уровень развития и прогресс права в целом, таких как: система права, собственность, обязательство, договор, абсолютные и относительные права, вещные и обязательственные (личные) иски;

Исследование института доверительной собственности как важнейшего механизма эволюции, т.е. внесения принципиальных изменений в правовые системы Англии и США на основе такого источника права как судебный прецедент.

Основные положения и выводы, выносимые на защиту:

1. Доверительная собственность во все периоды своего развития является

правовым институтом, который в условиях доктрины расщепленной собственности

можно определить как особый вид собственности, т.е. самостоятельную систему

норм права, известную как право Справедливости, в рамках которой создавались и

защищались самые различные по содержанию имущественные права. Однако,

несмотря на свою самостоятельность, право Справедливости всегда сохраняло

формальную связь с системой права, известной как Общее право, так как рассматривало (а) собственность права Справедливости как производную от собственности Общего права, и (б) нормы права Справедливости как производные от норм Общего права. В результате доверительная собственность служила для внесения изменений общего характера в правовые доктрины и институты Общего права, не прибегая к прямой отмене норм Общего права.

Доверительная собственность появилась в средневековой правовой системе Англии в XIV-XVI вв. в форме use, которая являлась правовым институтом, сочетавшим: (а) имущественные права землевладельцев, связанные с феодальными земельными владениями, и (б) процессуальные права этих землевладельцев в суде Канцлера, разработанные судом Канцлера на основе инквизиционной судебной процедуры. Доверительная собственность в указанный период фактически способствовала внедрению в английское право таких универсальных юридических принципов, как принцип частной собственности на землю и принцип свободы договоров, и, как следствие, содействовала разрушению военно-ленной системы земельных держаний.

В своем развитии use сочетала восприятие таких известных римским правовым источникам институтов, как право собственности и договор, с использованием разработанной в рамках средневекового Общего права доктрины расщепленной собственности и системы земельных имений, позволявшей рассматривать любое имущественное право как отчуждаемый объект собственности. Особенности развития use были во многом связаны с социально-экономическими и культурными условиями в Англии, включая незаконченный абсолютизм и политическое влияние класса землевладельцев. Причем после принятия Статута 1535 г. «О доверительной собственности» и последовавшей за этим инкорпорации use в Общее право разработанная судом Канцлера модель земельного права была практически полностью воспринята Общим правом и стала основой для последующего развития Общего права.

Траст появился в XVII в. и развивался в основном в двух формах,

которые можно условно классифицировать на трастовые фонды и императивные

трасты. В отличие от use, развитие траста не было связано с особой судебной

процедурой, а также с созданием новой доктрины собственности и договора в

праве Англии и США. Однако появление и развитие траста стало возможным

только благодаря господству судебного прецедента в качестве источника права в Англии и США в XVII-XIX вв., которое сделало возможным и даже необходимым, в силу казуистичности норм прецедентного права, появление особой системы права (право Справедливости). Кроме того, специфика и широкое использование траста в Англии и США были связаны с особенностями доктрины расщепленной собственности и системы частного права. Например, с помощью трастов, обозначенных в работе термином «императивные трасты», вносились изменения в содержание и порядок отчуждения имущественных прав Общего права без внесения изменений в нормы Общего права. Причем, широкое использование императивных трастов было напрямую связано с соотношением институтов права собственности с такими институтами Общего права как обязательство и договор.

5. Трастовые фонды представляли собой обязательство доверительного собственника по управлению трастовым имуществом в пользу бенефициара, право собственности на трастовое имущество которого регулировалось и защищалось в рамках особой системы права — права Справедливости. Благодаря особенному значению и развитию институтов права собственности в Общем праве Англии и США, а также развитию ограниченной в семье собственности в Новое время (когда право собственности на имущество расщеплялось между членами семьи на очень длительные сроки), трастовые фонды получили широкое распространение в Англии и США. Это в частности выразилось в использовании траста в целях юридического обособления имущества, т.е. в таких целях, для достижения которых в странах романо-германской правовой семьи традиционно использовался институт юридического лица.

Смотрите так же:  Специальная доверенность в суд

Теоретическое и практическое значение исследования. Применение результатов настоящей работы может носить теоретический характер в целях дальнейшего исследования истории права Англии и США, а также практический характер, включая использование ее в качестве учебного пособия в учебном процессе.

Апробация результатов исследования. Диссертация обсуждена на кафедре теории и истории государства и права юридического факультета Санкт-Петербургского государственного университета. Основные положения и выводы диссертации нашли отражение в опубликованных автором работах.

Истоки use в английском праве

В английской науке традиционно существовало два основных подхода касательно этимологии термина «use», обозначавшего доверительную собственность в Англии в Средние века, и, соответственно, истоков самой доверительной собственности. Во-первых, считалось, что понятие use обозначало первоначально рыцарское держание феодала в пользу своих родственников на длительный срок. Понятие use в этом случае возникает в результате конкретизации более общего выражения «ad opus» (от имени). Во-вторых, термин use использовался также для обозначения владения землей светскими феодалами в пользу церкви. Здесь источником слова use является попытка церковников представить владение в свою пользу как аналог римского института узуфрукта (хотя на самом деле эти институты имеют много различий). Следует отметить, однако, что термин use, как это будет показано ниже, используется в исторических источниках для описания обоих этих видов земельных отношений. Кроме того, в последующем доверительная собственность играла важную роль как в отношении рыцарских держаний, так и в отношении церковной собственности. Поэтому корни доверительной собственности и самого термина use справедливо искать в равной степени в этих двух вариантах земельных отношений.

1.1. Термин use в праве рыцарских держаний. Традиция передачи и владения вещью в пользу третьего лица имеет глубокие корни в англосаксонском праве. Эта традиция, в частности, получила развитие в древнегерманском институте душеприказчика (salman). Salman был лицом, которому вещь передавалась для определенных целей, которые подлежали выполнению при жизни или после смерти отчуждателя вещи. Salman был известен в VI в. Салической правде франков.13 У англосаксов тот же душеприказчик существовал под названием «executoo . Кроме того, институт владения имуществом в пользу другого лица обозначался в древнегерманских источниках права также латинской фразой «ad opus». В англосаксонском праве с помощью ad opus обозначали, например, положение чиновника в отношении находящихся в его обладании королевских денег. В земельном праве Англии термин «ad opus», позже с XIV в. трансформировавшийся в «use», также появляется для обозначения отношений, где одно лицо владеет землей в пользу другого лица. В XII в. известны случаи, когда возмездное отчуждение феода осуществлялось путем передачи его «продавцом» своему лорду to the use (дословно — «в пользу») покупателя, после чего лорд сразу же наделял этим феодом покупателя. С XI в. use постепенно становится обозначением особого вида земельных отношений, где одно лицо осуществляло длительное владение земельным имением в пользу другого лица, когда земля передавалась землевладельцем другому лицу «to the use» третьего лица.

Известны случаи, когда подобное распоряжение имением совершали рыцари, которые отправлялись в крестовый поход и желали, чтобы их землей владели в пользу их детей, или чтобы их жены и сестры получали выгоды от имения. Например, около 1080-1087 г. некий Удо договаривается с аббатом Рамси, что последний будет владеть землей рыцаря в пользу двоюродной сестры. В XIII в. практика отчуждения феодальных имений для постоянного владения в пользу других лиц уже стала широко распространенной. Об этом свидетельствует Записная книжка (Notebook) Брэктона. Из нее следует, например, что в 1224 г. королевский суд слушал дело, где крестоносец доверил свою землю брату Вудо в use в пользу своих детей (ad opus puerorum suorum). В 1233 г. перед судом слушалось дело, где R желал передать феод своему 7-ми летнему сыну. Через окружной суд графства он принял омаж сьша, пошел на участок и совершил процедуру передачи владения, т.е. инфеодизации. При этом он вверил землю X держать ее в пользу сына, после чего вверил ее и Y для той же цели. Из дела 1244 г. видно, что мать некого Н желала приобрести дом, принадлежавший R. Н добился от R передачи дома себе, но в пользу (ad opus) матери на срок ее жизни.

1.2. Термин use в праве церковной собственности. Особую роль в развитии правовой категории «use» сыграла деятельность католической церкви. Известно, что земли часто передавались учреждениям католической церкви для определенных целей, которые обозначались термином «use» (для содержания библиотеки, приобретения определенных предметов культа). В 1185 г., разрешая спор архиепископа Кентерберийского с монахами, папа Урбан III установил, что настоятель обязан употреблять доходы с переданного церкви имущества строго в указанных целях, т.е. в соответствии с use. Таким образом, собственность церкви носила повсеместно целевой характер, и ее использование определялось той целью, для которой она отчуждалась церкви. Поэтому церковную собственность на землю как таковую иногда понимают как прототип доверительной собственности. Однако американский историк права Г. Берман справедливо замечает, что «трактовать церковную собственность XII в. как доверительную собственность, — значит допускать некоторые вольности в отношении термина, который приобрел ряд конкретных значений в английском праве».

Use и право Справедливости в XIV — начале XVI вв

Началом развития Общего права считается 1153 год, когда король утвердил первую форму иска, которая выходила за пределы отношений короны с ее непосредственными вассалами и касалась широкого крута землевладельцев, после чего королевские суды постепенно устанавливают контроль над всеми спорами по поводу феодального землевладения (исключая крестьянское). Следует отметить, что в юридической науке понятие «Общее право» обозначает традиционно два различных по объему предмета. Во-первых, это система судебных прецедентов, выработанных королевскими судами в Англии и заимствованных в бывших английских колониях. В этом смысле Общее право противостоит исходящему от Парламента страны так называемому статутному праву и праву в виде норм и судебной практики, порождаемому английскими «судами Справедливости». Во-вторых, существует более широкое понятие Общего права, обозначающее всю правовую семью стран, в которых действует Общее право, и охватьшает собой как право Справедливости, статутное право и административное законодательство, так и собственно Общее право в узком его понимании. Во избежание путаницы, термин «Общее право» будет употребляться в дальнейшем в своем узком значении. Поэтому термины «собственность Общего права», «имение Общего права», «нормы Общего права» и другие, будут обозначать соответствующие явления Общего права как одной из ветвей судебного права. Более широкое понятие будет использоваться только при обозначении стран Общего права, т.е. стран англосаксонской правовой семьи.

Специфика английского права в этот период была связана с идейно-политической борьбой в Англии XIII в. С одной стороны, происходило падение политического влияния короны, ярким примером чего была Великая Хартия Вольностей, которая явилась, по существу, правовой основой сокращения прерогатив королевской власти. С другой стороны, сам факт бурного развития Общего права в XIII в. свидетельствовал о расширении судебных прерогатив королевской власти, что давало возможность королю все больше вмешиваться в дела правосудия. Однако Общее право формировалось королевскими судами далеко не всегда под влиянием королевских интересов. В действительности Общее право было продуктом борьбы тех противоречивых тенденций, которые определяли характер королевской власти в XIII в. и служили основой для развития доктрины собственности Общего права в XIII в. Юристы Общего права в феодальный период рассматривали всю английскую систему земельных отношений через призму двух основных правовых доктрин, которые были разработаны путем введения единообразной терминологии в отношении всех повинностей и земель королевства.

Во -первых, это доктрина держании ієііигєзу, согласно которой вся земля королевства находится в держании от короля непосредственно или косвенно и на условиях выполнения определенного рода повинностей. Эта доктрина отражала особенности английского феодализма, существовавшие после норманнского завоевания. «Все землевладельцы — крупные и мелкие, духовные и светские, нормандцы и англосаксы — держали землю в конечном счете от короля. Он был верховным собственником всей земли в Англии и сюзереном всех держателей, от кого бы непосредственно они не получали свои фьефы». В зависимости от характера повинностей выделялись различные виды держаний, важнейшими из которых были сокаж и рыцарское держание. Во-вторых, это доктрина имений (estates), согласно которой определялся срок держания. Слово «estate» происходит от латинского слова «status» и указывает на связь положения лица в феодальной иерархии с количеством и видом принадлежащего ему свободного землевладения. Понятие имения служило основой для выражения всей совокупности субъективных прав феодального землевладельца на землю, включая имущественные права. В результате, «в основе архаических конструкций земельно-правовых институтов в английском праве лежит своеобразная классификация владельческих прав, исходящая из понятия «estate» как общего и первоначального универсального понятия права на землю, связанного с владением».27 Все имения подразделялись на пожизненные (life estates) и наследственные (fee). Последние были наиболее распространенными в период возникновения Общего права, так как феоды создавались только в форме наследственного имения. Соответственно, понятие имения изначально в Общем праве было шире понятия феода.

Унификация права и усиление королевской власти в Англии сопровождались распространением идей римского права о природе земельной собственности. Период конца XI-XIII вв. считается эпохой «теоретической» рецепции римского права в Европе. В это время школа глоссаторов стремилась установить первоначальный смысл римских правовых текстов и систематизировать на основе понятий римского права действующее позитивное право.28 Английское право также испытало полноценную теоретическую рецепцию римского права. Так, с середины XII в. оно преподавалось в английских университетах, а Брэктон использовал его в своих трудах для систематизации и приведения в порядок местного правового материала. Трактат Брэктона «О законах и обычаях Англии» содержал более 500 отрывков из крупнейшего памятника римского права — Дигест Юстиниана, причем эти отрывки соответствуют действующему английскому праву XIII в. Итогом рецепции было придание феодальному имению многих черт римского права собственности (dominium).

Изначально уступка феода была возможна только с согласия всех предполагаемых наследников землевладельца. Родственники, которые в каком-то будущем и при каких-то обстоятельствах могли стать наследниками феода, могли запретить отчуждение последнего. Все они, а также сеньор, имели право ретракта -принудительного выкупа проданной земли у ее нового собственника. Но около 1200 г. королевские суды позволяют отчуждать наследственный феод без разрешения наследников. Принцип свободы распоряжения землей находит отражение и в появлении условных феодов (conditional fees). В отличие от наследственных (простых) феодов (fee simple), они прекращались при наступлении определенных условий, не связанных с фактом отсутствия наследников у феодала (отлагательные условия). Такими условиями могли служить совершение или не совершение определенного действия, или наступление конкретного события. Первые известные случаи создания условных феодов Мэйтланд относит к 1192, 1256, 1269 гг. Однако идея о том, что свобода создания условной собственности соответствует духу права, четко прослеживается уже у Брэктона, когда он писал: «Отчуждатель может свободно обременять отчуждаемую вещь в тех или иных пределах различными условиями и повинностями, если приобретатель на это согласен, и такое обременение должно иметь силу как созданное по взаимному согласию сторон».

Возникновение траста и его основные особенности

В XVI — XVII вв. происходит возрождение доверительной собственности в форме траста (trust). Судебная практика середины и конца XVI в. свидетельствует о многочисленных попытках землевладельцев создавать доверительную собственность. Во многом это было связано со стремлением собственников уклониться от платежей за феодальные повинности, которые в XVI в. уже давно успели утратить свою легитимность в глазах землевладельцев. О крайне негативном отношении земельных собственников к платежам за повинности свидетельствует, например, ряд положений Великой ремонстрации, представленной Палатой общин Королю 1 декабря 1641 г. Так, в пункте 17 протестующие жалуются на взыскание по всему королевству больших сумм задолженности за посвящение в рыцарское звание. По мнению землевладельцев «эти взыскания противоречили требованиям справедливости и по размеру взыскивавшихся штрафов, и по абсурдному и безрассудному методу их действий». Ремонстрация содержит жалобу на произвол Опекунского суда (пункт 43), который с 1540 г. выступал основным контролирующим и судебным органом по вопросам земельных повинностей. По мнению авторов документа, «состояния многих семей были уменьшены, а некоторые семьи были совсем разорены чрезмерными поборами в пользу опекунских советов» (пункт 44). Кроме того, создание сложных схем семейной собственности оставалось крайне популярным в указанный период и также сопровождалось попытками создать доверительную собственность. «

Смотрите так же:  Штраф за 126

Считается, что для создания траста юристы широко использовали допущенные Статутом 1535 г. при упразднении use так называемые «лазейки». Ряд авторов объясняет наличие этих лазеек недостатками законодательной техники при принятии Статута 1535 г. Однако Холдсворт убедительно показал, что возникновение траста было проявлением тех тенденций и общественных процессов, включая изменения в позитивном праве, которые не могли иметь места и быть учтены законодателем в начале XVI в.132 Одним из способов создания доверительной собственности было использование института аренды. Доктрина Общего права относила право поземельной аренды к числу «реальных движимостей» (chattels real): оно рассматривалось как персональное имущество за исключением случая наследственного правопреемства, когда право аренды переходило к наследнику как реальное имущество. Статут 1535 г., как это буквально следует из его текста, распространялся только на случаи, где в use отчуждался фригольд, т.е. имение, находящееся в свободном держании (seizin), и никак не затрагивал прав, не связанных с феодальным держанием, включая аренду. Как следствие, с помощью длительных сроков аренды земля могла быть фактически выведена из-под режима феодальных повинностей. Однако, невзирая на доктрину «chattels real», суды постепенно приравняли такие арендные права к праву собственности, о чем свидетельствует пункт 45 Великой ремонстрации, где сказано, что «все аренды на срок свыше 100 лет были отданы в опеку». Канцлер Эгертон в 1599 г. официально заявил, что в его суде не будет защищаться никакое «право аренды на сотни или тысячи лет, созданное на землях, которые держатся от короля».

Другой попыткой создать доверительную собственность была конструкция use on use. Суть ее состояла в том, что: «О granted Blackacre «to A and his heirs for the use of В and his heirs for the use of С and his heirs» (О отчуждал земельный участок А и его наследникам, чтобы владеть в пользу В и его наследников, а В -владеть в пользу С и его наследников). В XVI в. суды считали оба траста (в пользу В и С) ничтожными. Опекунский суд в Tyrrel s Case 1557 г. установил прецедент, согласно которому С в этом случае получает полное право собственности, а А и В никаких прав не приобретают. До начала XVII в. суд Канцлера следует этому прецеденту, отказываясь, например, признать доверительную собственность при использовании конструкции use on use в деле Foord v. Hoskins 1615 г. Но в правление Карла I суды отходят от этой практики. В этом смысле дело Sambach v.Dalston 1634 г. явилось поворотным: было установлено, что в случае use on use суды считают ничтожной первую доверительную собственность в пользу В, но признают вторую — в пользу С, а титул Общего права переходит к В. Для обозначения правовой связи между В и С в этой конструкции суд Канцлера ввел специальный термин «trust». Для создания use on use соответственно стали использовать новую формулу: «to В, to the use of В in trust for С» (В, чтобы владеть в пользу В, который владеет на трасте в пользу С). Однако только в 70-х гг. XVII в., т.е. когда феодальные повинности свободного землевладения были уже упразднены, либо их наличие утратило свое экономическое и политическое значение, было окончательно установлено, что use в пользу С имеет силу.134 Эта формула применяется затем для создания траста в Англии вплоть до принятия законодательства 1925 г., когда Статут 1535 г. был отменен и замещен действием Статута «О праве собственности» 1925 г. Надобность в конструкции use on use сразу отпала. В США в ряде штатов, где не было принято систематизированное законодательство о собственности, Статут 1535 г. остается действующим законом до сих пор, а конструкция use on use применяется для создания доверительной собственности.

К середине XVII в. термин «trust» распространяется на все виды действовавшей тогда доверительной собственности. Соответственно формула учреждения всех видов трастов строится через термин «trust». Становление траста проходило преимущественно в рамках деятельности суда Канцлера, хотя другие специальные суды и суды Общего права также приобрели юрисдикцию над трастом. Революционные события 1640-1688 гг. не оказали принципиального влияния на формирование траста. Сначала творцы английской революции рассматривали суд Канцлера наряду с другими судебными органами, действующими вне системы судов Общего права, как проявление тирании монарха. Об этом свидетельствует пункт 3 парламентского Акта от 5 июля 1641 г., установивший: «Ни Его Величество, ни его Тайный совет не имеют никакой юрисдикции, прав и полномочий на основании заявлений, петиций, статей, обвинений постановлять решения или давать распоряжения по делам относительно земель, недвижимого имущества, наследств, товаров или движимости кого-либо из подданных нашего Королевства, но все эти дела должны рассматриваться и решаться в судах Общего права в обычном порядке судопроизводства».135 Суд Канцлера как прерогативный суд стал предметом нападок при республике и был упразднен, но он избежал участи Суда Звездной палаты, и был восстановлен при реставрации (Стюартов) после 1658 г. Развитие траста не прекращалось и в период республики, о чем свидетельствует, в частности, С. Тачстоун, который в своем издании 1651 г. называет трастами все uses, не затронутые действием Статута 1535 г., включая и use on use. Статут 1660 г., который гарантировал действительность сделок, заключенных до 25 апреля 1660 г., т.е. в период революции, упоминает среди таких сделок «доверительные поручения». В результате, в 1670-1671 гт. в комитете Палаты лордов было заявлено, что «траст является теперь тем же, чем был до этого use».

Право Справедливости и доктрина судебного прецедента

Особенностью формы английского права с момента формирования Общего права в XII-XIII вв. традиционно считается построение всей системы права на основе судебного прецедента. В Англии и США именно судебный прецедент служил основным источником права, пока в силу развития законодательства в XIX-XX вв. в. не встал вопрос о вытеснении судебного права законодательством. Законодательство или статутное право традиционно выступало в качестве вспомогательного и второстепенного источника права, хотя оно и имело формально более высокую юридическую силу. Важнейшим элементом прецедентного права был принцип stare decisis, т.е. обязательности судебного прецедента, который с конца XVII в. приходит на смену решению дел судами по т.н. свободной аналогии, когда судьи, применяя прецедент, не были связаны прецедентом в обязательном порядке. С этого времени принцип обязательности судебного прецедента становится аксиоматичным в Общем праве и ложится в основу доктрины судебного прецедента. Однако окончательное формирование этой доктрины в Англии относят только к XIX в, когда уровень публикации судебных отчетов, по мнению Р. Кросса, является уже достаточно высоким, а система судов достаточно устоявшейся. Причем, в период XVIII-XIX вв. в Англии и США в процессе формирования доктрины судебного прецедента наблюдается тенденция ужесточения правила об обязательности прецедента, в силу чего решения вышестоящих судов становятся в этот период императивом для нижестоящих судов. Более того, с конца XIX в. апелляционные суды и Палата лордов в Англии становятся связанными своими собственными решениями (до этого решения этих судов были обязательны только для низших судов). В США наблюдался более мягкий подход к обязательности прецедента, например, Верховный суд США заявил в 1871 г., что он не связан собственными решениями, и что его решения обязательны только для нижестоящих судов.

Несмотря на принцип stare decisis, прецедентное право в Англии и США неизменно остается открытой системой, где суды всегда имеют способы обойти существующие прецеденты и создать новые правила. Общее право допускает как прямую отмену прецедента другим прецедентом, так и косвенную отмену, когда создается новый прецедент без отмены старого, и какое-то время существуют два противоречивых прецедента.236 Второй способ внесения изменений в действующее право, в отличие от первого способа, был доступен не только высшим судам, но и судам всех уровней, и был связан с процессом различения и определения применимости прецедентов в зависимости от фактических обстоятельств дела, который проводил каждый судья, разрешая конкретный спор. Любой судебный прецедент — это решение по конкретному делу, и его обязательность связана исключительно с обстоятельствами данного дела, в силу чего нормы прецедентного права носят относительно узкий и конкретный характер.

Каждое судебное решение в странах Общего права содержит в качестве обязательной части ratio decidendi, — норму права, которая создается путем изложения правовых принципов, применимых к правовым вопросам, возникающим из конкретных обстоятельств. Обязательными являются всегда лишь те выводы суда, которые основаны на фактах данного конкретного дела. Отсюда вытекает важная роль фактических обстоятельств, которые определяют сферу применения прецедента. Процесс различения прецедентов — это основной фактор, делающий доктрину прецедента гибкой и легко приспособляемой. В принципе все дела различаются по своим фактам. Следовательно, если суд желает рассматривать как существенный любой факт, который не является общим для разбираемого дела и для прецедента, то он может признать, что дела различаются между собою. В теории любой прецедент можно признать «отличающимся», поскольку почти нет двух таких фактических ситуаций, которые бы в точности совпадали. Как следствие, когда судья берет несколько прецедентов и сопоставляет их с фактическими обстоятельствами дела, у него практически всегда есть несколько вариантов поведения. Он может применить и таким образом обобщить принятые ранее решения, придав набирающему силу правилу еще более общий характер. Но он может признать и неприменимыми все предыдущие прецеденты и вывести для данного дела новое правило. Сначала оно будет носить характер исключения. Но затем, в зависимости от позиции других судей в последующих делах, это исключение может развиться в общее правило, либо так и остаться исключением. «Есть все основания сомневаться, что суд имеет право ограничить процесс обобщения своих решений. Каждая инстанция способна делать обобщения (generalization), и обобщение правила не будет прекращено до тех пор, пока последующий суд не попытается прямо остановить его путем принятия противоположного решения, устанавливая, что данная ситуация находится вне рассматриваемого рода дел. Затем процесс начинается сначала, а исключенная ситуация сама по себе может быть в последующем обобщена».

Другие публикации:

  • Диссертация государственная собственность Право государственной собственности в Российской Федерации Усков Олег Юрьевич Данный автореферат диссертации должен поступить в библиотеки в ближайшее время Уведомить о поступлении Диссертация - 480 руб., доставка 10 минут , круглосуточно, без […]
  • Купить гостинку в красноярске за материнский капитал Продажа малосемеек, гостинок в Красноярске 12 кв.м., 4 / 5 этаж, с ремонтом Продам комнату в общежитии по А. Лебедевой 12 4/5п. Состояние комнаты хорошее. Рядом с комнатой душевая, туалет. Общежитие семейное. Чистота и порядок в подъезде. Хорошее место […]
  • Компенсация за сокращение тк рф Какие выплаты полагаются работнику при увольнении по сокращению? Трудовой договор с работником может быть расторгнут работодателем, в частности, в связи с сокращением штата. В таком случае о предстоящем увольнении работодатель предупреждает работников […]
  • П 2 ст 4 закона об осаго Глава II. Условия и порядок осуществления обязательного страхования (ст.ст. 4 - 17) Глава II. Условия и порядок осуществления обязательного страхования © ООО "НПП "ГАРАНТ-СЕРВИС", 2019. Система ГАРАНТ выпускается с 1990 года. Компания "Гарант" и ее партнеры […]
  • Заявление где ставить подпись и дату Этот вид документов состоит из следующих реквизитов: Схема расположения реквизитов заявления: Прошу принять меня на должность начальника бюро корреспонденции. В 1979 году я окончила Московский государственный историко-архивный институт. До октября 1991 г. […]
  • 243 приказ мчс Приказ МЧС РФ от 6 апреля 2012 г. N 180 "О внесении изменений в нормативные правовые акты МЧС России" (с изменениями и дополнениями) Приказ МЧС РФ от 6 апреля 2012 г. N 180"О внесении изменений в нормативные правовые акты МЧС России" С изменениями и […]

Вам также может понравиться