Этим постом я открываю цикл небольших статей, касающихся проблем науки. Проблем эти настолько много, что пока не удаётся классифицировать их удобным способом и последовательно изложить. Поэтому буду по мере возможностей описывать каждую проблему отдельно. В конце концов, это соберётся в единую картину, которую можно будет изложить в одной большой статье.

[ Добавлено 10.03.2010: изложение ведётся с позиции Computer Science, но может оказаться актуальным для других наук. Хотя многие люди из другой научной области всего этого у себя не наблюдают, что я узнал из многочисленной критики в адрес этого поста. Поэтому будьте сдержанее, если хотите ответить, может к Вам и правда мои замечания в этой статье отношения не имеют. Выслушиваю критику только от специалистов в Computer Science ].

Сами проблемы науки я пока предлагаю делить на внутренние и внешние. Внутренние проблемы касаются непосредственно самого научного знания – это могут быть уже сформулированные научные проблемы (как форма научного познания [ напомню, что есть 5 форм: научная проблема, научная гипотеза, научная теория, научный закон и научный факт ] ) и проблемы, которые возникают в связи с применением уже имеющегося знания (например, ни одно полезное дифференциальное уравнение нельзя разрешить аналитически, а те, которые можно, давно записаны в сборнике задач А. Ф. Филиппова; данный раздел науки вообще считают закрытым).

Внешние проблемы касаются отношения людей к науке, то есть это внешние по отношению к науке факторы, влияющие на её развитие и определяющие её пользу для общества (или отдельных людей). Проблемами первого вида (внутренними) занимается история и философия науки а для разрешения научных проблем создаются научные теории. Сейчас актуально говорить о проблемах второго вида: как выглядит «наука» в наше время?

Если начинать издалека, то «наука» начинается еще в школе, когда ученик выполняет какую-нибудь работу для конференции «молодых учёных» или просто пытается решить какую-либо предложенную ему задачу по-своему, изобретая что-то своё. Конечно, как правило, это ничего полезного для общественности не даёт, однако сам ученик получает огромный опыт самостоятельной работы, который методически вытряхивается из него всеми возможными способами в той же школе и в университете (но это уже проблемы образования). [ Сегодня такого рода деятельность школьников обычно сводится к скачиванию реферата из Интернета или бездумного исполнения какой-то последовательности действий ]. После школы «научная деятельность», но уже в обязательном порядке повторяется в университете в виде квалификационной работы с обязательной её защитой перед комиссией. Но в такой работе тоже не требуют получить новый результат и все эти дипломы (как им и положено) либо отправляются на свалку, либо ложатся в основу будущей диссертации. Вот здесь и начинается самое интересное – аспирантура. Именно там начинают требовать ежегодных отчетов, выступлений на конференциях и публикаций. И хорошо, что требуют, но давайте посмотрим, какие это влечет за собой последствия, когда требования доводятся до абсурда… Речь пойдет о проблеме научных публикаций.

Вернемся к названию поста. Словом «корчеватель» в данном случае я назвал почти любую «научную» публикацию, не зависимо от её автора, страны, в которой он живет и журнала, который его труд опубликовал. Этим словом сейчас называется любое научное произведение, изданное с целью увеличения количества работ автора, но никак не с целью повышения уровня научного знания.

Изначально слово «корчеватель» в науке возникло в связи с забавным экспериментом, подробности которого я настоятельно рекомендую изучить, например, здесь или здесь (или наберите в поисковике «статья корчеватель»). Краткий смысл в том, что журнал из списка ВАК (Высшая Аттестационная Комиссия) опубликовал псевдонаучную статью, сгенерированную компьютером (на английском языке) и переведенную на русский язык электронным переводчиком. Рецензент статьи указал, что она представляет научный интерес и может быть опубликована. Был скандал, и журнал исключили из перечня ВАК. Далее, эксперимент повторялся несколько раз с другими журналами, но те из списка рецензируемых при этом почему-то не исключались. Подробности читайте, например, здесь. Читайте внимательно обе ссылки (особенно сами псевдо-статьи), так как я на истории попадания этого слова в научный Мир больше заострять внимание не буду.

В настоящее время слово «корчеватель» уже стало нарицательным. Этим словом называют обычные статьи, которые не несут никакой пользы, кроме очередной галочки тем, кто пишет диссертацию на соискание какой-либо научной степени. Среди моих коллег этим словом называют вообще любую статью, где не сделано серьезного шага в исследовании какой-то проблемы (или даже простой задачи), приравнивая, таким образом, более 90% всех научных произведений (в Мире) к статьям уровня «корчеватель».

Итак, мы начали с обучения в аспирантуре. Каждый год аспирант обязан отчитываться в том, какие результаты он получил, на каких конференциях они прошли апробацию и в каких журналах он опубликовал статьи. Но ведь это абсурд, требовать от аспиранта первого (даже второго) года научную статью. Известно (об этом говорят те, кто серьезно занимался наукой в Союзе, особенно в области военных разработок), что для получения первого научного результата от начала исследований проходит от 2 до 2,5 лет при условии 8 часов работы в день (над данной задачей). А любой аспирант первый год обычно просто лежит на диване и пьет пиво, поэтому написать научную статью в принципе не в состоянии (если, конечно, он не гений или у него не было заготовок на старших курсах университета). Итак, большая часть всех работ аспирантов — это корчеватели.

Описанная ситуация начала набирать обороты не так давно, когда ВАК потребовала, чтобы для защиты на кандидата наук аспирант опубликовал хотя бы одну статью в рецензируемом журнале из списка этой самой Комиссии. Видимо, они хотели этим поднять уровень науки, а получилось, что они только подняли стоимость публикации в журналах и увеличили очередь. Те из моих коллег, которые недавно защищались, ждали в очереди более 2 лет. Некоторые не защитились, так как перечень ВАК часто меняется; представьте: опубликовали статью, через неделю защита… и вдруг журнал, в котором была Ваша публикация, вычеркивают из списка! Сидишь и пишешь новый корчеватель, ведь запрещено одну и ту же работу публиковать в разных журналах.

Некоторые комиссии при университетах требуют не только одной «ваковской» публикации, но и не менее 3-х (4-х, 5-ти, и т. д.) выступлений на международных научных конференциях. Аспиранту ничего не остаётся, как плодить на свет Божий эти корчеватели с нужной скоростью. Вопрос: а когда же заниматься наукой? Мне дают такой ответ: наукой можно заниматься только после аспирантуры. То есть понимаете, в чем дело: знающие люди в курсе, что нынешние кандидаты наук – это почти всё чистой воды липа.

Вы можете возразить: не все такие, не всем нужны только галочки, кто-то ведь пишет действительно научные работы. Конечно, я с Вами соглашусь, но вот возьмите любой журнал, материалы любой конференции, тезисы любых докладов… и посмотрите, сколько научных произведений вы сможете прочитать без смеха. Это будет почти 0%. Ну, конечно, при условии, что Вы сами что-то понимаете в науке.

Принимая участие в различных конференциях, я прихожу к выводу, что проблема не только в самих аспирантах: не совсем они виноваты, что дискредитируют науку. Напротив, многие искренне верят в то, что именно их научная работа имеет большое значение. Часто проблема в самих руководителях. Тут я как бы должен привести примеры из личного опыта, да? Нет, самые сочные примеры требуют определенных знаний терминологии. Приведу пример проще. Однажды сижу на международной конференции, слушаю доклад одного аспиранта, который столкнулся с одной задачей и утверждал, что её никак нельзя решить без полного перебора всех комбинаций. По этой причине он предлагал эвристические схемы, дающие приближённый ответ. В целом, схемы может быть и неплохие, но только задача, которую он решал, была решена еще 30 лет назад и для её решения существуют более 20 различных эффективных алгоритмов. Я думаю: «ну сейчас комиссия ему объяснит, что стыдно классику не знать». Каково же было моё удивление, когда комиссия послушно проглотила эту лапшу! Значит люди в комиссии совершенно ничего не понимают в предметной области, и обладают правом выбирать тех, кто им понравился и посылать тех, кто не понравился. Точно такими же являются научные руководители нынешних аспирантов: сами не знают того, что не знать стыдно (называя себя специалистами или экспертами).

Да, ещё раз повторяю, чтобы не было обид: есть исключения, есть ещё школы, выпускающие талантливых и умеющих решать задачи людей. Но, как правило, руководителями таких школ являются те, кто серьёзно занимался наукой ещё в Союзе. Многие их них уже не в том возрасте, а остальные разъехались кто куда.

Вообще, чтобы понимать, чем научное произведение отличается от того, что сейчас печатается почти во всех Российских журналах, нужно хорошо понимать, что вообще такое наука. А сейчас от большинства знакомых аспирантов я слышу «а зачем мне на математическом факультете сдавать тупой предмет «история и философии науки»?». А затем, тов. Аспирант, чтобы знать, что очередное произведение искусства, написанное Тобой, является не более чем макулатурой, засоряющей научный Мир.

Корчевательство наблюдается не только в России. Например, в моей области приходится опираться на работы авторов из других стран. И часто приходится наблюдать одну и ту же картину: автор опубликовал одну нормальную работу, а все остальные его произведения – это предыдущая работа, в которой ТОЛЬКО изменено название, сделаны более красивые картинки (или просто добавлены, если их не было) и добавлено 2-3 предложения в некоторые абзацы. То есть это типичные корчеватели, выполненные для увеличения количества работ. Далее, среди китайских авторов (которые только недавно открыли для себя Мир вне Китая) часто можно увидеть работы, в которых автор заявляет о «новом супер алгоритме» для решения какой-то известной задачи. Читая такие работы (в своей области), я ещё ни разу не видел ни «нового», ни «супер». Более того, эти алгоритмы часто в сотни раз хуже (по совокупности характеристик), чем известные ещё 30 лет назад. Конечно, я не говорю, что все китайцы такие, например, они часто становятся чемпионами Мира по программированию (как и русские). Я говорю о проблемах «в целом».

Ещё одну проблему не могу обойти стороной, так как сам работаю техническим редактором. Это проблема качества издательства. В математике и информатике (и, возможно, в физике, я не знаю) общепризнанной системой издательства научной работы является система TeX. Если вы видите журнал, печатающий научную работу по этим наукам в MS-Word (или любом другом текстовом редакторе) то будьте уверены, уровень этого журнала едва ли выше уровня стенгазеты в школе. Примеров забавных публикаций в Word у меня много. Одну из своих статей я однажды совершенно не узнал: все таблицы и рисунки куда-то поехали, цифры были разбросаны по всей странице и понять, что они означают было совершенно невозможно. Когда я высказал редактору всё, что о нём думаю, то получил в ответ что-то вроде «не парься, все равно это никто читать не будет». Нормальная конференция обычно имеет взнос от 200 евро и печатает материалы (по естественным наукам) исключительно в TeX (без каких-либо альтернатив). Имейте это виду. Все остальное – это формальные кухни для помощи в получении очередной галочки. Грубо говоря, Word – лакмусовая бумажка для корчевателей. Если разрешают печатать в Word, это лапша. Если Вам нужна галочка, можно смело печатать туда любую чушь – опубликуют 100%.

Итак, корчевательство представляет собой серьезную проблему, которая свидетельствует о вырождении науки и превращении научного процесса в какую-то формальную процедуру печатания большого количества псевдонаучного бреда. Это чем-то напоминает выродившийся бюрократический аппарат, где нужно обвешаться огромным количеством формальных бумажек, чтобы добиться того, чего нужно. Причём без этих бумажек как бы нет самого человека.

Что делать? В рамках текущей системы – ничего. Единственное, что может получиться, это самому взять ситуацию в руки в своём научном кругу и, не жалея сил, заниматься своей научной работой не ради каких-то своих мелких интересов, а ради самой науки и её развития. Конечно, от корчевательства Вы не избавитесь, но Вы можете попытаться делать свои корчеватели все лучше и лучше, чтобы в них был разумных смысл, а не бюрократический. Нужно объединяться с нормальными научными коллективами. А чтобы узнать объективную оценку своей работы, можно (если это имеет смысл в Вашей области) устраивать разные соревнования на лучшее решение какой-либо задачи.

Кстати, Вы когда-нибудь задумывались над фразой «не подходи к воде, пока не научишься плавать»?

Обсуждение статьи на форуме в этой теме.